«Ураза без байрама – конец эпохи магических ритуалов»

БезымянныйНа прошлой  неделе все ведущие муфтияты России объявили, что Ураза-байрам нынешнего года состоится без молитвенных собраний. Один из двух самых главных праздников ислама верующим рекомендовано отмечать дома в кругу семьи. Это надлом исламской исторической традиции, уверен известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. И эти события выступают предвестником глубинных тектонических изменений в религиозной жизни мусульман и не только.

«С НАЧАЛА ВСЕМИРНОЙ ПАНДЕМИИ ВЕРУЮЩИЕ РОССИЙСКИХ КОНФЕССИЙ ПОВЕЛИ СЕБЯ ПО-РАЗНОМУ»

Вопрос, который волновал мусульман с самого первого дня введения режима самоизоляции, наконец-то разрешился, хотя и не самым радостным, но вполне ожидаемым способом. На этой неделе все ведущие муфтияты России объявили, что Ураза-байрам нынешнего года состоится без молитвенных собраний. Один из двух самых главных праздников ислама рекомендовано верующим отмечать дома в кругу семьи, внимая проповеди муфтиев по телевизору и через экраны гаджетов. Рамадан без пятничных молитв, без коллективных таравих-намазов, без совместных ифтаров за общим столом, а теперь вот и Ураза-байрам в пустых мечетях: такого в истории нашей страны еще никогда прежде не было. Налицо надлом исламской исторической традиции, который, в свою очередь, выступает предвестником глубинных тектонических изменений в религиозной жизни мусульман и не только.

С начала всемирной пандемии верующие российских конфессий повели себя по-разному. Кто-то откровенно саботировал (особенно на начальном этапе) введенные эпидемиологические ограничения и даже требовал для себя привилегированного статуса «богоизбранных» и соответствующих карантинных поблажек. А кто-то проявил единство со всем российским обществом, даже не допуская мысли о «коронавирусном» диссидентстве. В числе последних и мусульмане России, которые на фоне разгоревшейся пандемии повели себя, если говорить в целом, в высшей степени ответственно и благоразумно. Так что отмененный Ураза-байрам стал логическим продолжением всех предыдущих решений исламского сообщества в связи с распространением COVID-19.

Это, к слову, в очередной раз ставит крест на умозрительных построениях тех предвзятых авторов-исламофобов, которые (порой, вещая из-за рубежа) пытаются выставить отечественных мусульман эдаким неблагонадежным и сепаратистским элементом в лоне российского государства. Однако объективная реальность каждый раз упорно говорит об обратном: именно «мусульманские» регионы страны традиционно дают самый высокий уровень поддержки федеральной власти на всевозможных выборах, и именно мусульманские организации России проявили образцовый уровень законопослушания и солидарности со всем российским обществом в условиях самоизоляционных ограничений. Так что Олег Кашин и Ко нынче нервно курят в сторонке, а здравомыслящие люди все отчетливее понимают, что с такими «товарищами» нормальной каши не сваришь и далеко не уедешь.

Впрочем, речь сейчас не о законопослушании, а о сдвигах в религиозном мировосприятии.

«РЕЛИГИЯ НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ КОНКУРЕНЦИИ С НАУКОЙ В ОБЪЯСНЕНИИ ФЕНОМЕНОВ МИРА, УСТРОЙСТВА ОБЪЕКТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ»

Подобно тому, как теракт 11 сентября заложил точку отсчета для новых координат глобального мирового порядка, так и COVID-19, судя по всему, станет платформой для переформатирования человечества по новым лекалам. Какой будет грядущая архитектоника общественной жизни, сейчас сказать в полной мере, наверное, сложно, но в части религиозной жизни — до определенной степени вполне возможно.

В данном контексте мы можем утверждать, что коронавирус вылез на свет Божий и перепрыгнул Великую китайскую стену, чтобы стать могильщиком религиозной метафизики. А если говорить точнее, он совершил контрольный выстрел в голову издыхающего тела религиозной коллективной магии.

Традиционная религия уже давно отступает под натиском науки и светского гуманизма. Если раньше люди всматривались в дождевые тучки в надежде увидеть на небе архангела Микаила с лейкой в руках (напомню, что согласно традиционному учению ислама, Микаил отвечает за ветер и облака) и на полном серьезе, как писал имам аль-Газали, раскапывали могилы в надежде увидеть под землей собак и свиней, которые, согласно хадисам Пророка, пожирают грешников после смерти, то по мере победоносного шествия светской науки по планете таких ожиданий становилось все меньше и меньше. В образованном обществе уже давно считается неприличным буквалистское понимание богословских догматов, а описательные потуги религии, тщащейся объяснить принципы функционирования мироздания, и вовсе поднимаются на смех. В самом деле, кто из современных верующих верит в то, что звезды суть горящие лампадки, прикрепленные цепочками к небесными сферам, о чем еще несколько веков назад писали авторитетные мужи ислама? Джины, превращающиеся в соблазнительных девушек, коварные народы яджудж и маджуд, запертые от мира за гигантской стеной, но каждую ночь роющие под нее подкоп, — все это и многое другое, если и остается в религиозном сознании, то в лучшем случае в качестве широко понимаемых метафор.

Словом, религия не выдерживает конкуренции с наукой в объяснении феноменов мира, устройства объективной реальности. В отличие от ученых, ни один богослов не расскажет вам, на каких принципах можно построить космический корабль, автомобиль или компьютер. В подобных условиях духовным мужам ничего не оставалось, как начать претендовать на особую роль в вопросах нравственности, мол, вот она наша законная вотчина, где мы можем смело оставаться монополистами. Но и здесь их ждала неудача: нынче в этом качестве вероучителей активно теснят психотерапевты, коучи, всевозможные спикеры и менторы. К тому же самопровозглашая себя столпами морали, наши религиозные деятели частенько забывают следовать тем красивым стандартам нравственности, которые сами же декларируют с высоких минбаров мечетей. Вы видели хоть одно мусульманское сообщество, где, скажем, смогли отказаться от греха сплетен и злословия? Ваххабиты, суфии, нурсисты, таблиговцы, «традиционники» — все такие разные, но все без исключения перемывают за милую душу косточки своих собратьев по вере. В других вопросах нравственности дела обстоят не лучше. Так что в глазах современного общества моральный авторитет религиозных деятелей также пребывает, мягко говоря, под большим вопросом.

Таким образом, у аффилированных лиц религиозной проповеди, сброшенных с пьедесталов науки и морали, остался последний неоспоримый маркетинговый инструмент — необъяснимая магия коллективного ритуала. Но тут, как на зло, все карты спутал злосчастный коронавирус, гореть ему в аду синим пламенем.

«ЛИЧНО МНЕ НЕ РАЗ ДОВОДИЛОСЬ УБЕЖДАТЬСЯ В ЧУДОДЕЙСТВЕННОЙ СИЛЕ НАМАЗА»

Мне не раз доводилось убеждаться в чудодейственной силе намаза. Всякий раз, оказываясь на перекрестке судьбоносных решений, два раката молитвы неизменно помогали выбирать ту траекторию жизненного пути, которая в итоге оказывалась самой правильной и благополучной. Причем это, похоже, работает не только в вопросах внутренней/психологической реальности, но и в вещах вполне объективных и от человека, казалось бы, независимых. Так, по просьбе единоверцев мне в течение жизни дважды приходилось читать намаз о ниспослании дождя (салят аль-истиска) и в обоих случаях дождь начинал лить. Так что фактор чуда я никогда не сбрасываю со счетов.

Но чудо чуду рознь. Одно дело, когда человек, опираясь на веру, принимает решения касательно себя самого и при том ни на что не рассчитывает, и совсем другое, когда надежда на чудо кладется в основу общественных практик, результат которых на самом деле ни при каких обстоятельствах нельзя оставлять на волю случая. Так, министр сельского хозяйства к засухе должен готовить отнюдь не молитвенные коврики, а работающие ирригационные системы. Это две диаметрально противоположные ситуации.

Не улавливая подобную грань, многие верующие (причем самых разных конфессий) в разгар всемирной пандемии принялись компенсировать коллективными молебнами следование элементарным эпидемиологическим правилам. Результат не заставил себя ждать: там, где верующие все вместе молились Богу, и вспыхивали очаги заражения. Храмы превращались в эпицентры распространения смертоносной заразы после коллективных богослужений об избавлении от этой самой заразы. Причем COVID-19 хватал всех без разбору: и рядовых прихожан, и служителей культа. Именно так коронавирус и нанес сокрушительный удар по остаткам веры в эффективность коллективной магии. Еще один бастион религии безнадежно пал. Ураза без байрама в этом смысле — ничто иное, как руины поверженных чаяний и надежд в войне религиозных мужей за место под солнцем.

Значит, ли это, что COVID-19 отправит религию на свалку истории? Конечно же, нет. Передав эстафету объяснения мироустройства науке, а функции магических ритуалов — компетентному менеджменту профессиональных управленцев, религия все равно останется неизменным спутником человечества. Ведь вера помогает многим людям наполнять жизнь смыслом, укреплять свою идентичность многовековой историей и национальными корнями, вдохновляться на бескорыстное служение людям и многое другое. Это именно то, что согревает наши души перед бездной тотальной пустоты равнодушного мира. И никакая светскость, никакая наука и уже тем более никакой COVID-19 никогда не смогут отнять потребность в подобном тепле у верующих. Пожалуй, в этом и состоит величайшее чудо веры.

business-gazeta.ru

 

Просмотров: 513

2 комментариев

  1. Да уж знаем, что мусульмане, в том числе и «духовные мужи», не идеальны. Ислам идеален!

  2. «Ураза без байрама – конец эпохи магических ритуалов»
    Да нет, о чем это Вы?! Люди будут умирать, обряд похорон и другие обряды (никах, исем кушу) сохранятся, так что муллы пока без работы не останутся. Общение с богом наедине немаловажный факт, сие есть одно из таинств. Пусть будет так!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>