«Материалы по татаро-башкирской теме — одни из самых дискуссионных»

l8HFSFyovh0TIyotvInK-1060x600-watermarkСегодня об истории спорят не только ученые, но и простые пользователи соцсетей. У последних более искреннее отношение и реакция к публикуемому контенту, хотя и чрезмерно эмоциональная.

Вместе с развитием соцсетей всё больше и больше в интернете популяризируется история татар. Главный научный сотрудник института истории им. Марджани Лилия Габдрафикова на сегодня является одним из топовых авторов, который популяризирует историю татарского народа на площадке Яндекс.Дзен. В интервью KazanFirst она рассказывает, что из себя представляет аудитория, которой интересны материалы о татарах, и приходится ли ей желтушничать.

Лилия, у вас есть два Яндекс.Дзен-канала. В каждом по несколько десятков тысяч читателей. Что у вас за татарская аудитория и почему ей сегодня интересно читать ваши исторические материалы?

- Первый мой канал действительно о татарской истории и культуре. А второй канал больше о народах Поволжья, об истории России. Хотя во втором тоже появляются материалы о татарах. 

Если анализировать аудиторию, то это больше всего зрелые люди, около 40 лет или более. Их, наверное, свыше 70%. Соотношение мужчин и женщин примерно одинаковое, хотя мужчин сначала было больше. В общем, мы говорим о думающих людях, которые свою идентичность связывают с историческим наследием татар, со своими предками. Молодёжи это может быть не совсем интересно, хотя небольшой процент молодых людей среди моей аудитории тоже есть. 

 Если у вас взрослая аудитория, то наверняка она успела почерпнуть знания о татарах из книг. Тогда ещё все черпали знания чтением книг, то есть в доинтернетную эпоху. Неужели они не все книги о татарах прочитали, раз приходят к вам в блог?

- Иногда даже некоторые коллеги-историки почитывают эти материалы и говорят, что не знали чего-то. Мы, исследователи, конечно, встречаемся на каких-то конференциях, но не всегда пересекаемся. Например, те, кто занимается советской историей, и те, кто занимается дореволюционным периодом. Иногда даже не подозреваем, кто чем занимается в подробностях.

В Яндекс.Дзене аудитория непредсказуемая. Иногда на какую-то статью читатели набегают, на какую-то нет. Я стараюсь всё-таки не только исторические материалы публиковать, но и связывать всё с традициями, с культурой народа. Кому-то интересно читать про татарский язык, какие-то окололингвистические рассуждения.

- Как вы можете описать уровень дискуссии, которую вызывают ваши материалы? Давайте возьмём тот уровень дискуссии, как профессиональные историки между собой спорят, и то, как обычные люди по историческому материалу между собой спорят. Как они соотносятся между собой?

- Яндекс.Дзен, мне кажется, — самая токсичная, жёсткая площадка. Это не Инстаграм, где нет дизлайков. Здесь происходят настоящие интернет-баталии. Некоторые мои материалы собирают иногда более 400-500 комментариев. Конечно, это нельзя сравнивать с живым, интеллигентным обсуждением на конференциях между историками, между докладчиком и оппонентами.

У Яндекс.Дзена есть такой недостаток, что система модерации комментариев недостаточно развита. Там можно только либо отключать комментирования, либо его разрешить.

- А у вас нет ощущения, что отношение вашей аудитории к вашим материалам просто более искреннее? Да, эмоциональное, но более искреннее. У человека нет боязни, будь это дискуссия между историками, что если он раскритикует своего коллегу по цеху, то это ему потом может аукнуться.

- У меня есть определенная группа людей, которая меня поддерживает, которой нравится, что я пишу, от которых я, скорее всего, положительный отзыв получу. Я недавно была на научной конференции в Актаныше. Там некоторые любители истории, и не только местные, подходили ко мне и говорили: «А, вы та самая Лилия Габдрафикова? А мы вас читаем». Есть также негативно настроенные комментаторы, но они тоже нужны.

- То есть это те, кто, не читая вас, вам уже с ходу заявит, что с вами не согласен?

- Да. Такие читатели в основном читают только заголовки. В содержание они не вчитываются. Но у Яндекс.Дзена такая система, что нужны именно провокационные заголовки, иначе твой материал никто не будет открывать.

- Желтушничаете?

- Иногда да. Например, у меня статья была посвящена татарским пословицам про работу. А у меня был заголовок «Как это работает у татар?». Любопытные, конечно, мимо такого заголовка пройти не смогли и прочитали его. Но нужно избегать таких клик-бейтных заголовков. За это Яндекс.Дзен наказывает.

- Вы по своим публикациям видите предпереписную дискуссию между татарами и ногайцами, татарами и башкирами, татарами и сибирскими татарами?

- По татаро-ногайской дискуссии я особой вовлеченности аудитории не вижу. Может, это связано с самим контентом. По средневековой истории у меня материала не так много. Всё-таки ногайцы больше всего связаны именно со средневековой историей татар.

У меня была одна публикация, где я приводила биографию известного астраханского просветителя Абдурахмана Умерова. Он из ногайских карагашей. Умеров издавал в Астрахани газету «Идель», у него было и своё медресе «Низамия». Почему-то люди, которые этнически близкие к Гумерову, эту публикацию не заметили.

По татарам Сибири, или, как они себя называют, «сибирским татарам», у меня тоже были публикации. Например, материал о том, как поволжские татары построили мечеть в Иркутске, организовали там махаллю. Были какие-то единичные негативные комментарии, где привязались к моим словам о том, что татары в Сибири живут издавна … Когда появляются публикации о татарском языке, то тоже бывают некоторые комментарии о диалекте сибирских татар. По таким материалам я вижу какие-то попытки обозначить обособленность сибирских татар. Хотя большинство читающей аудитории такие попытки не поддерживает.

Но самая дискуссионная тема на моих каналах сегодня — это татаро-башкирская. Что бы я ни написала о татарах, там всегда будет негатив со стороны наших башкирских оппонентов.

Причем я иногда пишу об этнических башкирах. Например, задумывала серию «Друзья татар» о выдающихся башкирах. Была статья о музыканте Газизе Алмухаметове. О забытом художнике Сабите Якшибаеве, который приехал в Казань, жил тут, хотел учиться в Казанской художественной школе. Не поступил. Но начал работать с труппой «Сайяр», так как местные татары его поддержали. Это действительно очень красивый пример дружбы между татарами и башкиром. И вот когда БАССР был создан, Якшибаев уехал туда и работал театральным художником, очень рано, в 40 лет, умер. О нём как-то забыли в Башкортостане, и мне обидно за него.

P.S. В рамках проекта «Татары мира» готовится более подробное видеоинтервью. В ближайшее время мы его опубликуем.

 

Просмотров: 475

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>