Рустам Батыр: «Теперь дагестанских девочек не пускают в школу без платка»

Безымянный1Скандал затеяли противники ношения платков в школе, их ксенофобия вернулась им же бумерангом

Неожиданная история приключилась на этой неделе в Дагестане, где администрация одной из общеобразовательных школ предписала ученицам приходить на занятия в платках. Причем, как оказалось, администрация школы в селе Маджалис Кайтагского района действовала абсолютно в рамках закона. Тем не менее после огласки на федеральном уровне местные власти отменили свое решение и даже уволили завуча по воспитательной работе учебного заведения. Произошедшее комментирует постоянный автор «БИЗНЕС Online», известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр.

Инцидент быстро подхватили федеральные СМИ

Совершенно беспрецедентный случай произошел на этой неделе в Дагестане. Там администрация одной из общеобразовательных школ предписала ученицам приходить на занятия в платках. В сети разошлось видео, на котором мужчина сортирует пришедших в школу: девочек в платках и мальчиков он пропускает, а девочек без платка останавливает у входа. В результате в школьном холле столпились несколько десятков девочек без головного убора. За кадром слышны голоса недовольных взрослых, судя по всему, родителей опальных учениц: «На каком основании вы их не пускаете?», «Они что, преступницы?», «Это школа или концлагерь?», «Мы позовем журналистов». Мужчина же объявляет, что так будет каждый день, и требует от провинившихся явиться завтра в платке, после чего дозволяет им пройти в классы. Как выяснилось позже, скандал случился в селе Маджалис Кайтагского района Республики Дагестан. Блюстителем же «шариатских» норм выступил заместитель директора школы по воспитательной работе Адамкади Курбанкадиев. Это первый случай в России, по крайней мере из получивших огласку, когда учебное заведение борется не за снятие платков, а, напротив, за обязательное их ношение. Обычно, как всем известно, бывает наоборот.

Инцидент быстро подхватили федеральные СМИ. Министерство образования Республики Дагестан было вынуждено отреагировать. В опубликованном им заявлении чиновники отметили, что получают многочисленные обращения из Кайтагского района с жалобами на введение обязательных головных уборов (платков) для девочек в качестве элемента школьной формы. Однако чиновники министерства не стали спешить метать в данной связи гром и молнии. Недовольным они напомнили, что, согласно Федеральному закону от № 273-ФЗ, общеобразовательные учебные заведения должны вводить школьную форму в рамках требований, которые принимаются субъектом федерации. Для дагестанских школ такие требования установлены постановлением Правительства Республики Дагестан от 11.06.2013 № 303. Однако окончательный фасон устанавливает сама школа. «В случае несогласия с решениями администрации общеобразовательных организаций, — резюмировали дагестанские чиновники от образования, — родители вправе обратиться с официальной жалобой в правоохранительные органы или Министерство образования и науки Республики Дагестан». Другими словами, минобр РД сформулировало принципиальный момент: администрация школы действовала по закону.

Однако скандал, получивший федеральный резонанс, да еще случившийся накануне выборов в Государственную Думу, требовалось срочно погасить. Дагестанские чиновники оказались в весьма щекотливой ситуации, когда нужно идти на попятную и выкрутиться, действуя уже против норм закона. Но голь, как говорится, на выдумки хитра. Решение нашлось. Им стал новый для российской практики оксюморон: необязательная обязательность. Так, в пресс-службе администрации Кайтагского района признали, что «в уставах школ муниципалитета прописана школьная форма — белый верх, темный низ, девочкам — косыночка». Однако отметили, что впредь «насильно заставлять носить косынку никого не будут». Ту же позицию озвучил и начальник отдела образования администрации Кайтагского района Шамиль Магомедов, который заявил, что косынка действительно является частью формы, прописанной в уставе этой школы, но ее ношение имеет исключительно рекомендательный характер.

Невольно возникает вопрос: «Что же это за обязательная школьная форма такая, которую можно даже не носить?» Но дагестанские чиновники стоят теперь твердо. «Принуждая детей к ношению косынки, Курбанкадиев явно превысил свои полномочия», — заявил Магомедов и назначил его козлом отпущения. Курбанкадиева, попавшего на видео, от должности отстранили. Получилось весьма любопытно. Федеральный закон об обязательной школьной форме, региональные требования к ней и окончательный фасон для конкретной школы принимали одни, а наказали совершенно другого — рядового исполнителя всех этих решений.

Курбанкадиев с такой постановкой вопроса категорически не согласен. «Директор мне сказала, что будем проверять наличие платков, я всего лишь исполнял свою работу. Теперь она отпирается, что такое говорила. Они хотят из меня дурачка сделать», — сказал он «Фонтанке», отметив, что имел от директрисы поручение провести с девочками без платков, то есть пришедшими на занятия без обязательной школьной формы, воспитательную беседу. «Под давлением заставили написать заявление, — вздыхает наказанный, — а то, говорят, по статье уволим. Я не понимаю, в чем моя вина. Беспредел». Вот уж воистину, закон что дышло — куда повернули, туда и вышло.

Как у нас в стране появилась обязательная школьная форма

Хорошо ли это, когда ребенка, да и вообще любого человека, заставляют носить одежду против его убеждений и ценностей, принятых в семье? Конечно же, нет! Однако парадокс случившегося скандала заключается в том, что его спровоцировали как раз таки противники ношения платков в школе, т. е. те, кто сейчас оказался в роли жертв. Их ксенофобия вернулась им же бумерангом.

Напомню, как у нас в стране появилась обязательная школьная форма. Ее возвращение обсуждалось много лет, но перелом наступил после ряда всероссийских скандалов, которые были связаны с попытками запретить мусульманским ученицам приходить на занятия в платках, что интерпретировалось как угроза светскости учебных заведений. Такие запреты принимались на уровне самих школ и были совершенно незаконны. Тогда ксенофобы, выступающие против хиджабов, обратились к руководству страны с просьбой вернуть в школы ученическую форму, которая бы носила обязательный характер. Президент РФ Владимир Путин на поводу у них не пошел, отметив, что хоть (арабский) хиджаб и не характерен для российских мусульман, но игнорировать специфику национальных республик нельзя. При этом саму идею введения обязательной школьной формы он поддержал, т. к. она могла помочь навести порядок в образовательной среде: прежде всего устранить вызывающее бескультурье в одежде отдельных школьников и нивелировать разницу в материальной обеспеченности учеников. В итоге было принято решение: обязательной школьной форме быть, но какой она станет — пусть решают в регионах и самих школах.

Именно так в Кайтагском районе Республики Дагестан и появилась школьная форма, составной частью которой стала косынка для девочек. Другими словами, те, кто боролся с платками в школах, спровоцировали появление закона, который привел к обратному результату — сделал платок обязательным для отдельных российских школьниц. Противники платков тотчас вспомнили про фундаментальные права человека и недопустимость дискриминации. Нельзя тут с ними не согласиться: заставлять ребенка идти вразрез с ценностями его семьи, действительно, вопиющее неуважение к культуре другого человека и попрание его прав на личную свободу. Однако полная картина заключается в том, что насилию со стороны администраций школ подвергаются прежде всего девочки из мусульманских семей. Ксенофобы всеми силами хотят их сломать под себя и заставить их в своем присутствии снять платки. Ситуация в Дагестане лишь отзеркалила того демона, которого исламофобы сами же выпустили из бутылки.

Свою неприязнь к мусульманам им удалось закрепить в ряде региональных нормативных актов, которые задают рамочные требования к школьной форме в тех или иных субъектах федерации. Так, власти Ставропольского края и Республики Мордовия — а это именно те регионы, где гремели хиджабные скандалы, — постановили, что «обучающимся запрещается ношение в образовательных организациях: головных уборов в помещениях образовательных организаций».

Несложно догадаться, против кого направлена данная формулировка. Вследствие нее родительские комитеты не могут принять такой фасон школьной формы, который бы включал косынку для девочек или оставлял вопрос с головным убором на усмотрение самих учеников. Это общерегиональное требование распространяется в том числе и на те школы, которые находятся в этнических моноселах, например татарских, как в Мордовии. При этом даже в советское время, где общество было сверхзарегулировано во всем, головной убор школьников никак не регламентировался. Но вот ставропольским и мордовским чиновникам непременно нужно заставить земляков и сограждан плясать под их дудку.

К счастью, мы имеем и обратные примеры. Государственные деятели регионов с большим числом мусульманского населения поступили гораздо мудрее. Так, например, в требованиях к школьной форме Чечни и Татарстана сказано, что «внешний вид обучающихся должен соответствовать общепринятым в обществе нормам делового (в Татарстане — классического) стиля и носить светский характер». При этом ношение головного убора оставлено на усмотрение самих учеников и их родителей. Это и есть подлинная светскость, которая не ангажирована против какой бы то ни было религиозной группы, а, напротив, проявляет ко всем равное уважение и дает всем одинаковые возможности.

Откуда вообще берется желание стерилизовать школьное пространство от любых форм инаковости?

В контексте споров о хиджабах часто говорят, что девочкам носить их необязательно, да и вообще насчет них Коран высказывается, дескать, весьма двояко. К сути проблемы это не имеет ровным счетом никакого отношения. В Коране хиджаб, может быть, и не предписан строго, но он уже давно стал частью традиции мусульманских народов. Чиновников не должна волновать внутриконфессиональная теологическая дискуссия. Им должно быть важно другое, а именно то, что часть российских граждан сделали платок своим выбором. Чем они при этом руководствовались: определенным толкованием Корана, обычаями своего народа или красивыми картинками из сериала «Клон» — не суть.

Откуда вообще берется желание стерилизовать школьное пространство от любых форм инаковости? Для многонациональной страны это странно и даже опасно. Школа — важнейший механизм социализации. В школе мы должны привить детям культуру добрососедства и взаимоуважения. Мы должны научить их принимать инаковость другого. Рассказать и показать, что мы — российские граждане — разные. Среди нас есть буддисты, атеисты, мусульмане, православные, агностики. И мы все любим свою страну. Но о каком взаимоуважении мы можем говорить, если сами же внушаем детям мысль, что девочки с платком или девочки без платка — неправильные, чужие, им среди нас не место? Если мы не можем принять в другом такую малость, как отсутствие/наличие платка, то это означает, что мы ступили на весьма опасную дорожку. Наказывать же в этой связи нужно не простого школьного функционера, который послушно исполняет предписания начальства, а чиновников Дагестана, Ставропольского края, Мордовии и других регионов, где потрафляют ксенофобским настроениям. Осознанно или нет, они натравливают российские народы друг на друга и работают на разрушение страны.

business-gazeta.ru

Просмотров: 386

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>