«Нет священнее, чем жизнь человека…»: Ильшат Гафуров в суде не сдержал слез

gafurov1Пока экс-ректора КФУ обследует психиатр, сам он жалуется на зубы и просит защитить от бандитов своих родителей

«Его этапировали в вагоне, в «стакане»… Ректора!» — возмущалась адвокат Ильшата Гафурова в Мосгорсуде, требуя отпустить фигуранта дела о заказном убийстве на свободу. Экс-ректор КФУ по видеосвязи из Тольятти заявил, что невиновен, и попросил суд «изолировать» вышедшего по УДО члена ОПГ «29-й комплекс» Хису, который якобы давит на его престарелых родителей в Елабуге. На заседании стало известно, что Гафуров не может встретиться с адвокатами, а те пытаются доказать, что дело было возбуждено незаконно. О том, почему за бывшего ректора заступился митрополит Кирилл и как, по мнению Гафурова, следствие тянет время с экспертизой «ВАЗ-2109», — в эксклюзивном материале «БИЗНЕС Online».

Как уволенный ректор пошел по этапу

Ни обращения от жителей Татарстана, ни письмо от депутата Госдумы Ильдара Гильмутдинова, ни собственный душераздирающий спич не помогли Ильшату Гафурову оказаться на свободе. В среду днем Московский городской суд рассмотрел жалобу на продление ареста от экс-ректора КФУ, которого уволили с должности в середине марта. Во время заседания стало известно, что Гафуров находится на экспертизе в Самарской области. В судебных баталиях он участвовал по видеосвязи, а его интересы вживую в Москве представляли теперь уже не два, а три адвоката — Александр и Ольга Нарышкины, а также Алексей Доночкин. Подробности судебного заседания стали известны «БИЗНЕС Online» (аудиозапись есть в распоряжении редакции).

В начале заседания Гафуров пожаловался судье на этапирование из московского СИЗО. «У меня есть ходатайство на мое этапирование в Тольятти. Поскольку к Самарской области не имею никакого отношения… Здесь не дается возможность…» — начал было Гафуров, но был прерван судьей. «Ильшат Рафкатович, суд никакого отношения к вашему этапированию не имеет», — остановил его председательствующий.

Зачем Гафурова вообще этапировали? На этот заочный вопрос ответила адвокат Нарышкина. «Назначили комплексную амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу в городе Самаре. Для чего? Тут есть институт Сербского, всех везут в Москву! А его этапировали в вагоне, в „стакане“ (железный фургон для перевозки заключенных — прим. ред.), ректора, возят везде! Общество не примет таких доказательств по делу, которые вынесены в условиях подобного содержания под стражей!» — возмутилась она.

Кроме того, адвокат сообщила, что защита сейчас обжалует сам факт возбуждения дела. Защита уверена, что постановление выносилось с грубым нарушением. Дело в том, что Гафуров — действующий депутат Госсовета Татарстана. А значит, возбуждать дело в отношении него мог исключительно руководитель следственного органа региона, в котором фигурант избран депутатом, поясняла позицию адвокат Нарышкина. То есть подпись под документом должен был ставить Валерий Липский. Но, продолжила она, дело в отношении Гафурова возбудил руководитель главного следственного управления СК РФ Денис Колесников. Жалобу адвокатов рассматривает Басманный суд — и не без трудностей. «Рассмотрение постоянно откладывается из-за того, что органы предварительного следствия фактически препятствуют доставке Гафурова в Басманный суд для рассмотрения жалобы», — сказала Нарышкина.

Сколько тысяч человек «встало за Гафурова грудью»

Львиная доля времени ушла на приобщение документов и дополнений от адвокатов. Защитник Доночкин рассказал, что юристы Гафурова обратились к уполномоченному по правам человека РФ Татьяне Москальковой «в связи с бесчеловечным обращением» с Гафуровым. По его словам, экс-ректора КФУ держат под стражей «с целью того, чтобы сломить волю человека к защите и как можно быстрее ухудшить его состояние, в том числе здоровья». Подробностей, впрочем, не последовало.

Защитник Нарышкина, в свою очередь, попросила приобщить характеристики, письма и обращения от общественности. От кого конкретно? «Государственные, общественные деятели, студенты, ученые, жители елабужского муниципального района, а также избиратели в поддержку депутата Гафурова обращаются к суду с просьбой об изменении ему меры пресечения», — объяснила адвокат. Среди заступников ректора, например, митрополит Казанский и Татарстанский Кирилл. «Если зайти на сайт татарстанской митрополии, мы увидим, что именно во времена Гафурова в университет возвращено преподавание теологии, и прежде всего, основ и истории христианства, поэтому священники тоже отдают свой голос в поддержку ректора», — эмоционально рассказывала адвокат.

Кроме того, в поддержку Гафурова выступили некоторые жители сразу нескольких районов РТ — помимо Елабужского, еще и Камско-Устьинского, Кайбицкого и Апастовского: собрано около 9 тыс. подписей. «Сколько всего он сделал для той же Елабуги? — задавалась риторическим вопросом адвокат. — Елабуга [в девяностые] была наркотрафиком, была в упадке, он поднял эту Елабугу! Все жители полностью за него отдают свои голоса: и пенсионеры, и самая незащищенная часть общества — инвалиды… Мне кажется, что, если есть справедливость, может все-таки услышат этих людей!».

Адвокат Нарышкин добавил, что положительную характеристику на Гафурова также представили академик РАН Вадим Говорун, а еще некий «член совета при президенте РФ» и Русфонд. Из материало суда также известно, что обращение направил депутат Госдумы от Татарстана Ильдар Гильмутдинов.

«С одной стороны мы имеем такую общественную поддержку. А что мы имеем с другой стороны? С другой стороны мы имеем только четырех лиц, осужденных к длительным срокам лишения свободы, [которые дают показания против Гафурова]. Приговоры в отношении них вынесены 20 лет назад, уже вступили в законную силу, и никогда они о причастности к этим преступлениям кого-либо, в том числе Гафурова, ничего не говорили, в том числе в судебных заседаниях!» — продолжала защитник. По ее словам, приговором ВС РТ установлено, что Айдар Исрафилов был убит «из-за криминальных разборок», а заказчиками убийства выступали «те же криминальные авторитеты, но никак не государственный человек, каким являлся Гафуров».

«Поэтому я полагаю, что к показаниям указанных лиц нужно относиться так, как они сами того заслуживают. Нельзя позволять, чтобы из колонии, договорившись, криминальные авторитеты управляли судьбами людей!» — указала Нарышкина.

Вообще, добавила адвокат, чья речь пестрила эмоциями, данные о личности Гафурова должны работать в его пользу, однако суд, наоборот, посчитал это чуть ли не отягчающим обстоятельством. «Все поставлено с ног на голову!» — возмутилась защитник.

Суд не учел и состояние здоровья Гафурова, отметила она. По ее словам, до ареста Гафуров проходил лечение у стоматолога — вставлял импланты. Но не успел. «У него стоят временные коронки. А сейчас не допускают врача, у него обострилось состояние здоровья, нервы, в связи с изменениями его жизни. Предлагают обратиться к врачам, которые есть в УФСИН. А они не умеют с имплантами [работать], ничего не могут сделать!» — рассказала суду адвокат.

Почему следствие боится побега обвиняемого в Египет

После того, как перечисление регалий и болезней экс-ректора КФУ завершилось, адвокат Нарышкин высказался по сути дела, дублируя один из ключевых тезисов. «Следствие исходит лишь из противоречивых показаний осужденных к длительным срокам лишения свободы лиц, которые осуждены от 15 лет до пожизненного и претендующих, возможно, на условно-досрочное освобождение. Это [Рузаля] Асадуллина, [Юрия] Еременко, [Адыгана] Саляхова, уже условно-досрочно освободившегося [Фарида] Хисамутдинова», — перечислил адвокат членов ОПГ «29-1 комплекс».

По словам защитника, показания верхушки «29-го комплекса» противоречат их же приговорам, а заявления о том, что они боятся за свою жизнь, вообще «неубедительны». «На счету этих лиц многочисленные убийства, вымогательства, в связи с чем невозможно поверить, что они по истечение длительного периода времени после произошедшего испугались Ильшата Рафкатовича Гафурова, ректора казанского университета, ученого-физика, академика!» — заявил адвокат. Адвокат Доночкин поддержал своего коллегу. По его словам, показания членов ОПГ со временем начали меняться.

Более того, продолжил Доночкин, Хисамутдинов заявил, что Гафуров якобы угрожал его дочери — и следствие принимает это во внимание. Однако ни дочь не допросили, ни телефон ее не посмотрели, подчеркнул защитник.

Доводы следствия о том, что Гафуров может скрыться от следствия, так как у него есть загранпаспорт, адвокат Нарышкин посчитал неубедительными. «Все зарубежные поездки Гафурова были связаны прежде всего с созданием филиалов КФУ за рубежом — в Киргизии, Узбекистане, Египет, которые планировалось открыть за рубежом в рамках нацпроекта с целью развития и продвижения услуг экспорта РТ. Масштаб его личности просто не позволяет это сделать (скрыться — ред.)», указал адвокат. «В нулевых годах [Гафуров] являлся на допросы, в 2017-м году, в 2020-м году — ни разу не пытался скрыться!» — подтвердил адвокат Доночкин.

Он попросил выпустить Гафурова из СИЗО под домашний арест, еще раз напомнив, что у экс-ректора КФУ в Москве есть квартира. К слову, в престижном доме на Миусской площади стоимостью от 28 млн рублей. «Данная мера пресечения также обеспечит полную изоляцию, но позволит ему сохранить то оставшееся у него здоровье после всех мытарств, которым он был подвергнут. И, как минимум, в том числе, сохранить ему жизнь!» — заявил адвокат.

Гафуров: «Басманный суд взял за основу показания тех, кто всю жизнь занимался грабежами и убийствами»

Но еще более эмоционален был сам Гафуров. «Спасибо, ваша честь, за предоставленную возможность, — обратился он к судье, когда ему дали слово. — Знаете, на самом деле нет, наверное, ничего священнее, чем жизнь человека… И речь сейчас не про меня…» На этом моменте экс-ректор запнулся: его голос сильно дрожал, и он, что отчетливо слышно по записи, начал говорить сквозь слезы. Его речь слегка изменилась — стала менее внятной. Впрочем у самого Гафурова на это было и другое объяснение: не успел закончить имплантацию зубов.

«Басманный суд взял за основу показания тех людей, которые, как было сказано защитниками моими, всю свою жизнь занимались только грабежами и убийствами», — вторил Гафуров своим защитникам, но более проникновенным голосом. Экс-ректор заявил, что мотивов для подстрекательств к убийству у него не было, и Исрафилов не был для него конкурентом, поскольку главу администрации назначал президент республики, а не выбирали жители. «Я 12 лет работал главой администрации, и 12 лет ректором казанского университета. С 1992 по 1995 год я занимался бизнесом», — продолжал Гафуров, отмечая, что около двух лет был в Челнах, руководил представительством страховой компании. «Да, может быть, эти группировки находились вокруг здания. Но там находилось много чего, — отвергал обвинения следствия Гафуров. — Мое знакомство с этими преступниками носило такой же характер, как люди знакомились в подъезде, где вместе проживают».

Показания членов ОПГ Гафуров поставил под сомнения, более того, добавил, что никто не может подтвердить, что он входил в ОПГ, «поскольку этого не было». «Понятие ОПГ, насколько я помню, появилось чуть позже», — добавил Гафуров. По его словам, «все показания 2020 года подтасовываются». Именно тогда и было возобновлено расследование убийства Исрафилова.

Кроме того, он попросил суд чуть ли не об одолжении — хотя скорее это была просьба к следствию. «Я хотел бы, чтобы вы приняли [меры], чтобы запретить и изолировать Хисамутдинова Фарида (член ОПГ „29-й комплекс“, также известен как Хиса, недавно вышел по УДО — прим. ред), который находится в Набережных Челнах. И который сегодня „довлеет“ и там, и там на показания людей, и также на [моих] родителей, которым 85 лет — они находятся в Елабуге!» — заявил Гафуров. После этих слов его голос совсем не переставал дрожать, а паузы становились все более длительными.

По его мнению, следствие специально затягивается. Мало того, что его самого отправили на психиатрическую экспертизу в Тольятти, так следователи еще и проводят экспертизу стоимости автомобиля „ВАЗ-2109“ 1999 года. Какое отношение к делу имеет эта машина — пока тайна. «Зачем делать экспертизу, нанимать экспертов, которые в принципе скажут ту же цифру?» — возмутился Гафуров.

«Поэтому я вас убедительно прошу изменить меру пресечения на домашний арест, — заканчивал Гафуров. — Как было сказано, я тот человек, который заинтересован в том, чтобы решение было принято правильное, и справедливость все-таки восторжествовала».

Но судья лишь подтвердил решение нижестоящей инстанции, отказавшись его менять. Гафуров останется в СИЗО до 25 апреля.

business-gazeta.ru

Просмотров: 575

Комментирование запрещено