Руслан Айсин: «Сталин с опаской относился к мусульманам, он перенес детскую травму в политическую плоскость»

3cc4370cf237feeeУченик Джемаля — о праве тюркских народов на латинский шрифт

Решение руководства Казахстана перейти на латинскую графику вызвало бурную дискуссию как среди обывателей, так и специалистов. Своим мнением в «Реальном времени» поделились бывший пресс-секретарь казахского правительства Амиржан Косанов, дипломат-востоковед Юлдуз Халиуллин, историк Зубарзят Гарипова и другие. На днях по этому поводу высказалась и министр образования России Ольга Васильева, призвав вернуть кириллицу на пространство стран СНГ. В сегодняшней авторской колонке, написанной для интернет-газеты, своим видением делится политолог Руслан Айсин. Колумнист считает, что татары тоже имеют право на переход на тот алфавит, который больше подходит языку народа.

В нашей стране практически любой вопрос, который мало-мальски имеет привкус идеологического, обязательно отзывается политическим набатом. Особенно все, что касается религиозной и национальной сфер.

Федеральный центр всегда болезненно следит за инициативами национальных регионов: вдруг кто-то пару сантиметров заступит за красную черту! Считай, нарушил сакральные нормы. А кто их устанавливает? Да тот, кто, как говорится, «палку взял — и стал капрал». Сильно, сильно еще в коллективном бессознательном, плотнейших пластах народной архаики убеждение, что сила, она в кулаках, а не в разуме! Но ведь трудно организовать нормальную жизнь в большой многонациональной семье, когда один из ее членов всегда грозит вам кулаком на правах самого сильного.

Закон против языка: кто сильнее?

Как еще объяснить резкое неприятие со стороны Москвы желания Татарстана и татарского народа перейти на латинскую графику? Или же запрет на фундаментальное право на получение образования на родном языке, или уж совсем необъяснимое упорство федерального центра касательно законодательного запрета статуса «президент» для национальных республик? Все же понимают, что за этими по сути антидемократическими и антиконституционными решениями Москвы стоит идеология имперского реваншизма. А где же тогда в этой политико-правовой плоскости «федерация»?

Никакой угрозы для целостности государства, как об этом кричал Владимир Жириновский, латиница не представляет. На эту его тираду в Госдуме тогдашний его коллега по парламентскому цеху, видный татарстанский общественный деятель Фандас Сафиуллин ответил: что же это за государство такое, которое может развалиться из-за татарской письменной графики?!

И правда, как мы можем говорить о величии страны, если она в прямом смысле боится тех, кто является становым ее хребтом, второго по численности народа — татар — и их письменной графики. Абсурд? Да, но сегодня пространство нашей действительности покрывается ядовитой дымкой абсурда, которым мы дышим и пропитываемся. Когда правовая система политизирует вопрос о праве народа на письменность и графику, тут даже Кафка бы удивленно покачал головой.

Решение о переводе татарского языка на латиницу было решением первого Всемирного конгресса татар, состоявшегося в 1992 году. С тех пор прошло 25 лет. На носу шестой по счету съезд татар мира, а решение так и ждет своего часа. За эту четверть века Татарстан пытался поставленную задачу выполнить и облечь ее в реальную плоть: был принят закон «О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики», официальные вывески и уличные указатели переводили на латиницу. Шла какая-то методическая и научно-практическая работа в этом направлении. А с 1 сентября 2000 года в республике начался широкомасштабный эксперимент по переходу на латиницу, в котором были задействованы 62 школы, более 100 классов и 1600 учащихся.

Спартанские условия татарского языка

Никто не ждал, что процесс перехода на другую письменность свершится в короткие сроки. Все понимали, что это путь длиною в десятилетия.

Но в России исторические дистанции не устланы ровным покрытием, а изрезаны рытвинами и искусственными преградами. В 2002 году Госдума приняла поправку к закону о языках народов РФ, согласно которой государственные языки республик «должны использовать алфавит на основе кириллицы», а «некириллические буквы и символы для обозначения букв государственных языков национальных республик должны устанавливаться отдельными федеральными законами». Из 450 депутатов только 15 проголосовали против закона. И только двое из них наши, татарстанцы, — все тот же Фандас Сафиуллин и Наиль Хуснутдинов. Из истории имен героев не вычеркнешь, как ни грозился в свое время Ксеркс уничтожить любое упоминание о подвиге спартанцев при Фермопилах, даже ему, тирану величайшей империи, этого не удалось сделать.

Татарстан, конечно, не Спарта, но тоже сдаваться не собирался. Тогда, пятнадцать лет назад, правовая система еще не казалось столь уныло-ретроградной, как, увы, это видится сейчас, когда Госдума еще была «местом для дискуссий», а понятие «федерализм» не входило в лексикон политического экстремиста.

И Госсовет Татарстана обратился в Конституционный суд России с просьбой признать этот закон неконституционным, нарушающим право субъекта Федерации самостоятельно определять, какой будет графическая основа у национального языка. Но суд встал на сторону федеральных парламентариев и отметил, что установление единой графической основы государственных языков народов России «легитимирует исторически сложившиеся реалии», «обеспечивает — в целях сохранения государственного единства — гармонизацию и сбалансированное функционирование общефедерального языка и государственных языков республик» и в то же время не препятствует «реализации гражданами России прав и свобод в языковой сфере».

Вот таким вот казенным слогом и была поставлена юридическая точка в этом споре двух неравных в весовых категориях оппонентов.

Казахстан уходит от кириллицы в отрыв

Внутри республики эти разговоры практически сошли на нет и остались лишь уделом небольшой группы лингвистов. Тема, можно сказать, выпала из идеологической повестки политизированной части татарской нации, пока президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не заявил о переходе казахского алфавита на латинскую графику. И вновь дискуссия о праве на латиницу для татар возвратилась в центр татарской общественно-политической мысли.

Но суверенное право Казахстана на собственную графику встретило резкое негодование Москвы. Она восприняла это как предательство. По сути, единственного союзника в рамках СНГ — Казахстан — российские «говорящие головы» стали открыто обвинять в конформизме, ренегатстве, пантюркистском заговоре и т.д. И никто не задался вопросом: почему Москва считает нормальным и даже необходимым для себя конструировать пространство «русского мира», а Казахстану в праве «интегрироваться в глобальный тюркский мир» отказывает. Хотя последний больше по численности.

Какими бы причинами не руководствовались казахи — политическими, социокультурными, идеологическими или узколингвистическими — это все же их исконное право. Сфера языка не должна быть предметом политических спекуляций и политических игрищ, они таят в себе большую опасность, тут и доиграться до неприятностей можно! А зачем России ссориться с соседями-союзниками? Есть в этом какой-то резон? Никакого!

«Вождь народов» и вопросы языкознания

Зачем повторять ошибки прошлого? Стоит тут напомнить, что товарищ Сталин, культ которого сегодня активно возрождают и приветствуют на государственном уровне, даже РПЦ (!) принимает в этом непосредственное участие, из всех народов бывшего СССР только мусульманские народы перевел сначала на латиницу, отрезав от духовной пуповины арабский язык и письменность, а затем и на кириллицу. При этом сохранил христианским народам — грузинам и армянам — родную письменность, а народам Прибалтики оставил латиницу.

Известно, что Иосиф Виссарионович с опаской относился к мусульманским народам, у него с детства была какая-то травма и он ее перенес в политическую плоскость. Сталин относился к мусульманам с большим недоверием, кроил границы их национальных республик, чтобы умело управлять ими, сталкивал лбами родственные народы.

К тому же он боялся идеологического саботажа мусульманских народов. Он знал, что эти народы держатся за свои духовные корни. Сталин хотел разорвать духовные и исторические узы тюркских народов, переформатировать их ментально и идеологически.

Но даже невзирая на старания громадной репрессивной административной машины, наши народы сумели сохранить родной язык, донести любовь к родной речи до потомков. Недаром неофициальным гимном татар является стихотворение великого поэта Габдуллы Тукая «И туган тел…», воспевающее родной язык. Потому что «в начале было Слово».

А «начало» — это аутентичность, подлинность и исконность, утеряв сущность которых, уже никогда их не возвратишь. Всевышний не простит.

Руслан АЙСИН.
Справка

 

Руслан Айсин — политолог, общественный деятель. Руководитель журнала «Поистине».

  • Родился 22 апреля 1980 года в Ульяновске.
  • Учился в татарской гимназии №2 им. Ш. Марджани в Казани
  • Закончил истфак Казанского государственного университета (КФУ) в 2003 году.
  • Работал руководителем пресс-центра КФУ, начальником отдела во Всемирном конгрессе татар.
  • Возглавлял Всемирный форум татарской молодежи.
  • Последние годы жил и работал в Москве, был ближайшим соратником и учеником известного мыслителя и общественного деятеля Гейдара Джемаля.
  • В настоящее время возглавляет концептуальный журнал «Поистине».
  • Область интересов: религия, политика, международная сфера, история.
  • Активно занимается общественной деятельностью.


«Реальное время».

 

Просмотров: 973

Один комментарий

  1. есть целая куча примеров, когда народы пишут на своей родной письменности: иврит, армянский, грузинский, тайский, в Монголии в школах изучают старомонгольское письмо. И почему-то не страдают по этому поводу.