Рустам Батыр: «Мусульмане в большинстве своем невежественны в плане фундаментальной науки»

C2F2F78B-809B-4EFB-A0CA-78C128739CB6_cx0_cy4_cw0_w1023_r1_sНынешние мусульмане утратили самостоятельность мышления и переняли от своих новых патронов с Запада антирелигиозное понимание эволюции

На прошлой неделе в Турции арестовали Аднана Октара. Эта новость, словно раскаты грома среди ясного неба, прокатилась волной по бескрайним просторам Рунета. Известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр в своей статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», объясняет, чем учение арестанта по-настоящему вредит мусульманскому миру.

«ХАРУНА ЯХЬЮ СТАЛ ЖЕРТВОЙ ДВУХ ВЕЩЕЙ – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ЭПИГОНСТВА И ЭЛЕМЕНТАРНОГО НЕВЕЖЕСТВА»

Аднан Октар среди мусульман больше известен под псевдонимом Харун Яхья, перу которого принадлежит бессметное число псевдонаучных книг, направленных против теории эволюции. В этом смысле новоиспеченный арестант – истинный кумир целой армии продвинутых мракобесов от ислама, в том числе и в России. Вот почему его заточение под стражу вызвало резонанс и среди части отечественных верующих мусульман.

Однако не борьба с наукой стала причиной его ареста. Как сообщают турецкие СМИ, проповедник обвиняется по 30 пунктам, в том числе в создании преступной организации, сексуальном насилии над детьми и их похищении; шантаже, военном и политическом шпионаже, мошенничестве, нарушении неприкосновенности частной жизни, фальсификации документов, нарушении закона о борьбе с терроризмом, клевете, взяточничестве, незаконном хранении персональных данных других лиц. Вслед за креационистом за решетку отправились 176 его последователей и сторонников. Также было арестовано имущество Октара и его приближенных, в том числе 16 люксовых автомобилей. В ходе арестов было изъято более 100 единиц оружия. По сути, популярный проповедник пошел по стопам Фетхуллы Гюлена, тайную сеть которого турецкие власти после несостоявшегося госпереворота выкорчевывали аналогичными методами.

В связи с произошедшим в Рунете мусульмане по-разному оценивают деятельность Яхьи. «Его труды, книги и видеоуроки заслужили честь и славу, спасибо ему! – пишет Ильдар Миниахмедов в „Фейсбуке“. – Благодаря его трудам много людей встали на путь истины, ислама». «Какой он проповедник?! – восклицает там же Халил Мухлисов. – Шарлатан он, урод и скверный подонок». Столь диаметральные позиции в оценке творчества Яхьи весьма типичны для российских мусульман.

К каким бы результатам ни пришло следствие, Яхью уже сейчас можно назвать прежде всего жертвой двух вещей: интеллектуального эпигонства и элементарного невежества. Впрочем, это можно сказать о любом мракобесе, который под знаменами ислама борется с теорией эволюции и наукой в целом.

«ПОСКОЛЬКУ МУСУЛЬМАНСКИЙ МИР ПРОИГРАЛ ЦИВИЛИЗАЦИОННУЮ СХВАТКУ С ЗАПАДОМ, ТО ЗАНОВО ПОЗНАКОМИЛСЯ С ЭВОЛЮЦИОННЫМИ ИДЕЯМИ»

В своих работах Яхья называет дарвинизм кровавым учением. Проблема, однако, заключается в том, что за его упражнениями в навешивании громких ярлыков стоит не глубокое знание эволюционной теории, а убогая ангажированность, прикрываемая претензиями на научность. 

В связи с этим интересное свидетельство оставил Ричард Докинз, известный английский этолог, эволюционный биолог и популяризатор науки. Рассматривая примеры фундаментального непонимания креационистами проблемы промежуточных звеньев эволюции, ученый мельком вспоминает и нашего героя. «Не менее поучительный пример можно отыскать в глянцевой, безнадежно невежественной книге апологета ислама Харуна Яхьи под названием „Атлас творения“, – пишет он. – Несмотря на то, что издание „Атласа…“ явно обошлось в целое состояние, он был бесплатно разослан десяткам тысяч ученых и преподавателей, включая меня. Но сколько бы ни было потрачено на эту книгу, количество ошибок в ней вошло в поговорку». Далее он приводит несколько примеров смешных ляпов от Харуна Яхьи и заключает: «Таким образом, я вынужден предположить, что господин Яхья слишком хорошо знает свою аудиторию и цинично пользуется ее невежеством».

К сожалению, британский ученый прав. Мусульмане в большинстве своем невежественны в плане фундаментальной науки в целом и теории эволюции в частности. И главное невежество мусульманской аудитории здесь состоит в том, что она воспринимает эволюционную теорию как антирелигиозную. Такое значение ей придали на Западе, где древние эволюционные идеи впервые обрели строго научную основу и где она была в силу целого ряда причин взята на вооружение в борьбе с церковниками. А поскольку мусульманский мир проиграл цивилизационную схватку с Западом и, как следствие, попал в орбиту его идейного влияния, то он заново познакомился с эволюционными идеями уже в западной, антирелигиозной, подаче. Вот почему такие деятели, как Харун Яхья, для мусульман теперь, увы, не исключение, а скорее правило.

Исторически же в исламском мире изначально не было никакого предубеждения против эволюционных идей. Считалось, что о них повествует сам Священный Коран, в котором Всевышний гласил: «Он создавал вас этапами». (71-14) Поэтому многие мусульманские мыслители часто писали об эволюции видов как о само собой разумеющемся, как об исходной аксиоме, с которой начинаются их остальные рассуждения. Кстати, Ибн Араби отмечал даже, что на последнем этапе Бог вывел человека от обезьяны (хотя, строго говоря, такой взгляд не согласуется с современным дарвинизмом). Другими словами, эволюция в исламе всегда понималась в креационистском ключе, то есть как инструмент творения в руках Бога, а не как конкурент Бога, нацеленный на Его упразднение. Однако нынешние мусульмане утратили в большинстве своем самостоятельность мышления и переняли от своих новых патронов с Запада антирелигиозное, характерное для дискурса их культуры, понимание эволюции. Поэтому мы и встречаем такое враждебное отношение к ней среди современных необразованных мусульман, а в конечном итоге наблюдаем превращение ислама из религии науки в культ мракобесия и невежества.

«РЕАБИЛИТАЦИЯ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ В ИСЛАМСКОМ МИРЕ КРАЙНЕ ВАЖНА»

Впрочем, религиозные обскуранты от ислама, выступая против науки, уже вынуждены считаться с ее неустанно возрастающим авторитетом в обществе. Поэтому не все потоки научных знаний, втекая им в одно ухо, целиком вытекают из другого. Кое-что остается. В частности, богословские мракобесы, напрочь отрицая идею макроэволюции, все же признают существование микроэволюции. То есть, по их мнению, одни виды не могут перетекать в другие, но внутривидовые изменения вполне имеют место быть. В частности, такого рода суждения мне довольно нередко приходилось встречать среди преподавателей Российского исламского института. Ну а как иначе? Без подобных уступок тугодумы в чалмах выглядели бы совсем уж идиотами, ибо не замечать достижений селекционеров – спорить с очевидностью.

Правда, они не учли одного существенного момента. Данное допущение на самом деле – не что иное, как троянский конь, который навзничь опрокидывает весь их антиэволюционный догматизм. Все дело в том, что и макро-, и микроэволюция суть один и тот же процесс. Разница между ними только количественная и состоит лишь в том, когда мы фиксируем объем накопленных изменений. Если их не очень много, то это микро-, то есть внутривидовая эволюция. А если они набрали достаточную критическую массу для того, чтобы можно было говорить о формировании нового вида, то это макроэволюция. Только и всего.

Где проходит линия водораздела между видами? В возможности скрещивания. Разные виды можно считать окончательно отпочковавшимися друг от друга, когда они становятся изолированными один от другого в репродуктивном смысле. Для того чтобы увидеть, как маленькие шажочки микроэволюции постепенно переходят в гигантские скачки макроэволюции, нам даже не нужна машина времени. Все это разворачивается на наших глазах прямо сейчас. Достаточно взглянуть на так называемые кольцевые виды.

Тот же Ричард Докинз в качестве одного из их примеров приводит серебристую чайку и клушу, которые обитают в Британии и являются вполне четко различимыми видами. У серебристых чаек серебристо-серые крылья, у клуш – темно-серые, почти черные. Более того, сами птицы тоже вполне различают друг друга, они не скрещиваются, хотя часто встречаются и иногда даже выводят потомство рядом друг с другом в смешанных колониях. Поэтому зоологи чувствуют себя полностью вправе дать им различные имена Larus argentatus и Larus fuscus.

Но вот интересное наблюдение. Если вы проследуете за популяцией серебристой чайки на запад к Северной Америке, затем вокруг полярного круга через Сибирь и снова назад в Европу, вы заметите любопытный факт. Серебристые чайки по мере движения вокруг полюса постепенно становятся все менее похожими на самих себя и все более похожими на клуш, пока, наконец, не оказывается, что западноевропейские клуши на самом деле – всего лишь другой конец кольцевого континуума, начинающегося с серебристых чаек. В каждой точке кольца птицы достаточно схожи со своими непосредственными соседями в кольце, чтобы скрещиваться с ними. Но только до тех пор, пока не достигнут конца континуума, и кольцо «кусает» собственный хвост. Серебристая чайка и клуша в Европе никогда не скрещиваются, хотя связаны непрерывной цепочкой скрещивающихся между собой коллег вдоль всего кольца вокруг света.

Таким образом, допуская микроэволюцию, антидарвинисты, сами того не понимая, выпускают джина из бутылки и встают на рельсы, ведущие к признанию макроэволюции, или просто эволюции как таковой.

Реабилитация теории эволюции в исламском мире крайне важна, ибо по сути речь идет о реабилитации науки в целом. К сожалению, все великие научные достижения исламского мира остались в далеком прошлом, а на пути его ренессанса стоят такие авторы, как Яхья. Именно они пропагандируют и даже насаждают мусульманам антинаучные взгляды, которые все еще остаются мейнстримом на землях ислама.

Рустам БАТРОВ.
«БИЗНЕС Online».

Просмотров: 1000

Комментирование запрещено