От простого к сложному и редкому: как построен новый самоучитель татарского языка

64acecc2b3e754cc93c2c016c268844720 февраля прошла презентация книги «Татарский язык с нуля: самоучитель для начинающих». С ее помощью любой желающий сможет учить татарский язык самостоятельно.

Автор самоучителя – научный сотрудник КазНЦ РАН, этнолог, языковой активист и переводчик Максим Кузнецов рассказал «Миллиард.Татар», по какому принципу строится его пособие, в чем недостатки существующих учебников и сложно ли учить татарский язык.

Как появился самоучитель татарского языка?

У вас вышел новый самоучитель татарского языка. Что это за книга? По какому принципу она построена? Как строится обучение по вашей методике?

Книга называется «Татарский язык с нуля: самоучитель для начинающих», она вышла в самом конце 2022 года в Татарском книжном издательстве города Казани. Но писать ее я начал еще в 2016 году, когда мне было 19 лет. Стимулом к этому послужило посещение курсов татарского языка в Образовательно-культурном центре им. Каюма Насыри при Постоянном представительстве Республики Татарстан в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области. На тот момент я уже давно, еще со старших классов школы, хотел изучать татарский язык и, наконец, нашел такую, причем бесплатную, возможность. Пожелав помочь преподавателю курсов Альбине Фахразиевой разобраться в сложных нюансах татарского языка (а у меня, несмотря на возраст, уже был богатый опыт изучения языков и учебников по этим языкам), я погрузился в татарскую грамматику и тем самым, можно сказать, самостоятельно освоил основы ее теории.

И вот однажды в том же 2016 году, когда в Петербурге проходила большая книжная ярмарка, в Постпредство зашли представители Татарского книжного издательства (один из них, кажется, был его директор Ильдар Сагдатшин). Альбина спросила у них, будут ли готовы они рассмотреть ее рукопись, и те ответили, что будут. Чуть позже я сам спросил у нее, о какой рукописи идет речь, и Альбина рассказала, что хочет подготовить небольшое пособие по изучению татарского языка в помощь своим курсам. Мы договорились, что сначала я сам напишу первый урок будущей книги с тем, чтобы показать, как это лучше сделать, и в итоге написал первый урок о татарском алфавите, фонетике и ударении. Увидев этот первый урок, Альбина была восхищена, и так я продолжил писать эту книгу самостоятельно.

За 2016-2017 годы я написал двенадцать уроков, а в 2019-м дополнил их заданиями и учебными текстами. В 2020 году решил отправить их на рецензирование в Министерство образования и науки Республики Татарстан (забавно, что рецензии написали те самые люди, книги которых стояли у меня на полке) и получил ответ, что необходимо исправить все ошибки. Естественно, я понимал, что они у меня там есть, но кого и как к этому привлечь, мне тогда не было ясно. Но это уже были времена изнурительного онлайн-образования, после которых наступили изнурительные времена написания магистерской диссертации (превратившейся в книгу «Коренные народы Ленинградской области и их современные праздники»), из-за чего мне пришлось вновь надолго отложить эту тему. А в начале 2022 года я познакомился с Алексеем Арзамазовым (о котором ранее уже слышал и с которым даже пересекался на конференциях), и благодаря нему у меня наконец-то появилась долгожданная возможность довести дело с этой книгой до конца.

Принцип, по которому построена эта книга, очень прост для понимания, но очень сложен для реализации. Я называю его «от простого к сложному» или «от простого (и частого) к сложному (и редкому)». Это означает, что о грамматических категориях, наиболее простых для понимания человека, изучающего язык, и наиболее необходимых в повседневной речи, говорится ближе к началу пособия, а о более сложных и редких категориях говорится ближе к концу.

Например, настоящее время и пространственные падежи (отвечающие на вопросы где? – куда? – откуда?) рассматриваются во втором и третьем уроках, а послелоги и изафетные конструкции (типа шәһәр паркы – городской парк), которым нет никакого, даже приблизительного аналога в русском языке (и которым в других пособиях уделяется непростительно мало внимания), у меня идут ближе к концу книги. В соответствии с этим же принципом написаны и все диалоги перед уроками и учебные тексты после. В них специально делается упор на грамматические темы, соответствующие уроку, и по возможности почти не используются те категории грамматики, которых пользователь книги знать еще не будет. А написать текст, пусть маленький, используя сильно ограниченное количество грамматических категорий, довольно сложно. Представьте себе, что вы, например, должны написать текст на русском языке, не используя предлогов «с», «для», «о», родительного падежа, будущего времени и слова «себя». Но при этом в нем должно быть как можно больше форм дательного и предложного падежей.

Что не так с учебниками?

Когда вы готовили это пособие, вы наверняка анализировали какие-то другие учебники татарского. В чем их основной недостаток, на ваш взгляд?

Да, я изучал и анализировал довольно много учебников и пособий по татарскому языку для начинающих (не для школ), которые находил в Интернете, в петербургской Российской национальной библиотеке, в Постоянном представительстве Татарстана и которые заказывал из Татарского книжного издательства. Их основные недостатки сводятся к следующим трем пунктам.

Во-первых, существуют учебники, написанные не в порядке «от простого к сложному» (который в своих частностях, разумеется, может быть любым, не только таким, как у меня), а в академическом порядке, характерном для научных грамматик, справочников и учебников морфологии для студентов вузов.

Такой порядок подразумевает, что сначала обучающемуся сообщается все про существительные (про их числа, про все их падежи, про категорию принадлежности), потом все про прилагательные и только потом все про глаголы (про все их времена и наклонения). А уже после этого рассматриваются наречия, послелоги, союзы, частицы, может быть и междометия. В этом случае рассмотрение настоящего времени оказывается где-то в середине. Этот порядок правилен для книг тех типов, которые я перечислил выше, но для учебников для самообразования он неверен. Грамматическая информация, подаваемая в таком порядке человеку, незнакомому с языком, просто не будет им запоминаться.

Во-вторых, существуют красочные учебники с большим количеством упражнений, в которых грамматическая информация подана настолько сжато и кратко (а иногда и без комментариев на русском), что обучающийся без посторонней помощи даже не поймет, о чем речь. Такие книги годятся для преподавания на курсах, но обучиться языку по ним самостоятельно сложно.

В-третьих, некоторые учебники выстроены в грамотном порядке и снабжены хорошими текстами и упражнениями, но заканчиваются, как говорится, «на самом интересном месте», оставляя за пределами рассмотрения целые пласты татарской грамматики, например причастия и деепричастия, сложные глагольные времена.

Но последнюю претензию на самом деле можно предъявить и моей книге, так как она освещает только «основы основ», «азы азов» татарской грамматики. Раскрою секрет, что первоначально эти 12 уроков планировались мной только как первая часть из будущих трех. Но, когда я писал эти уроки, я решил ограничиться только ими. Меня останавливало то, что они оставались не проверены специалистами с родным татарским языком, а также то, что их совокупный объем выходил уже достаточно большим, и то, что у меня не было уверенности в том, что у меня получится довести это дело до конца.

Тем не менее сейчас у нас есть планы написать и выпустить вторую часть (то, о чем там писать и какие темы рассматривать, я распланировал уже давным-давно; третья часть будет объединена со второй), и заниматься этим я собираюсь в 2024 году. До конца же этого, 2023 года передо мной поставлена задача написать самоучитель чувашского.

Почему выбрали для изучения удмуртский и татарский языки?

Дело в том, что я родился в Удмуртии, в городе Ижевске и до недавнего времени с самого раннего возраста каждое лето приезжал туда к своей бабушке. А бабушка (и некоторые другие родственники, которые там живут) хорошо знает татарский язык, на котором она частично разговаривала со своей мамой, моей прабабушкой, которую мы в семье звали бабушка Аня, хотя ее настоящее имя было Асия. Прабабушка ушла из жизни в 92 года, когда я учился в девятом классе, так что поговорить по-татарски с ней мне не довелось. Зато сейчас я разговариваю частично по-татарски со своей бабушкой по телефону – несмотря на то, что многих современных общественно-политических татарских слов она не знает и разговаривает на местном диалекте, часто из-за этого возникают трудности.

Удмуртским языком я заинтересовался гораздо раньше, чем татарским, потому что в детстве в Ижевске я часто видел на улицах разные надписи на удмуртском языке, а по телевизору с интересом смотрел удмуртские новости, которых тогда не понимал. Ведь в Петербурге такого не увидишь; таинственный другой язык, который существует где-то рядом, но на котором не говорит никто из моих родственников, вызывал у меня неподдельный интерес (а вот татарский язык, на котором в семье как раз говорили, не казался мне тогда чем-то необычным). Изучать удмуртский серьезно и последовательно я начал в начале 2011 года, в 14 лет, познакомившись по интернету с его преподавателем Ольгой Урасиновой. Так что мне повезло появиться на свет в поликультурном регионе.

«Чтобы выучить язык на достойном уровне, достаточно двух лет»

Как вам дался татарский? Как долго учили?

После удмуртского языка татарский уже не кажется суперсложным, так как многие грамматические явления, отсутствующие в русском языке, в татарском и удмуртском строятся по одной и той же логике. Но выучить татарский с нуля без этой базы мне было бы, пожалуй, трудно, так как с методикой преподавания татарского русскоязычным есть проблемы. Допустим, в учебнике татарского языка для курсов представлено спряжение глаголов в настоящем времени:

барырга: мин барам, син барасың, ул бара, без барабыз, сез барасыз, алар баралар
укырга: мин укыйм, син укыйсың, ул укый, без укыйбыз, сез укыйсыз, алар укыйлар
ачарга: мин ачам, син ачасың, ул ача, без ачабыз, сез ачасыз, алар ачалар
ашарга: мин ашыйм, син ашыйсың, ул ашый, без ашыйбыз, сез ашыйсыз, алар ашыйлар
бүләргә: мин бүләм, син бүләсең, ул бүлә, без бүләбез, сез бүләсез, алар бүләләр
эшләргә: мин эшлим, син эшлисең, ул эшли, без эшлибез, сез эшлисез, алар эшлиләр

Зачем я все это расписал? А затем, чтобы показать, что лично-числовые окончания (-м, сың/сен, -быз/-без, -сыз/-сез, -лар/-ләр) прикрепляются к основе настоящего времени, которая у внешне похожих глаголов, оканчивающихся на одинаковые звуки, выглядит по-разному: у барырга основа настоящего времени – бара, а у укырга – укый, у ачарга – ача, а у ашарга – ашый, у бүләргә – бүлә, а у эшләргә – эшли. Как получить эту основу настоящего времени, как бы учебники ее ни называли, они скажут: нужно прибавить аффикс настоящего времени к основе глагола (равной форме повелительного наклонения); у этих глаголов основы выглядят так: бар-, укы-, ач-, аша-, бүл-, эшлә-. Видите, где-то, если говорить совсем упрощенно и не брать сложные случаи, от инфинитива (барырга, укырга и т. д.) откидывается три звука с конца, а где-то четыре. От этого зависит то, как должна выглядеть основа глагола. А как получить ее из инфинитива (если не смотреть в специальные словари)?

Когда я задался этим вопросом, у меня сложилось ощущение, что ответа на этот вопрос – очень важный для изучающих татарский язык с нуля русскоязычных! – не знал вообще никто. Ни в одном учебнике об этом не говорилось, мой преподаватель этого тоже не знал. И я понял, что это проблема, которая требует решения. Благодаря тому, что у меня был опыт участия в олимпиадах по лингвистике, на которых нужно было решать чем-то похожие на эту лингвистические задачи, я смог вывести алгоритм получения основы татарского глагола по его инфинитиву, описание которого вошло в мою книгу в качестве специального раздела.

Алгоритм очень сложный, многоступенчатый, с большим количеством исключений, но он работает и закрывает пробел, интуитивно ощущавшийся некоторыми другими авторами пособий по татарскому языку. Не знаю, смешно это или грустно, но некоторые татарские филологи, которым я его представлял, так и не смогли понять, зачем он нужен. В этом и выражается различие в восприятии одного и того же языка как родного и как неродного. Для русскоязычных, например, тоже неочевидно, что самый сложный момент в грамматике русского языка для иностранцев – это не склонение имен и не спряжение глаголов, а глагольный вид.

Разумеется, есть в татарском языке и другие сложности, которые плохо освещаются в существующих пособиях, – например, составные глагольные конструкции типа барып килде, яшәп торам, булып узды и т. п. Но описание этой проблемы еще потребует моего внимания при работе над второй частью. Поэтому ответить на вопрос, как долго я учил татарский язык, сложно; могу сказать, что я все еще продолжаю его изучение.

Но говоря обобщенно, с моей точки зрения, для того, чтобы выучить какой-либо язык на достойном уровне в нормальном ритме (если это не китайский), достаточно двух лет. Если же специально заниматься языком каждый день по много часов, его можно выучить за четыре месяца. У меня был такой опыт с финским языком, и теперь, по-видимому, мне предстоит такой же опыт с чувашским.

В рамках какой программы создавался самоучитель? Каковы источники финансирования?

Я из Санкт-Петербурга не вникал в эти вопросы. Из того, что знаю, – книга вышла в серии «Языки и культуры народов Республики Татарстан» (в которой чуть ранее вышел самоучитель удмуртского языка «Мон ачим» Алексея Арзамазова) по заказу Комиссии по языкам при Президенте РТ. Планируется, что экземпляры этой книги будут направлены в татарские диаспоры по всей России.

Продолжение следует.

tatar-inform.ru

 

Просмотров: 719

Комментирование запрещено