Лилия Кадырова: «Хотим, чтобы зритель, переключая каналы, зацепился за ТНВ и на нем остался»

ТНВНовый исполнительный директор ТНВ — о том, как изменится телеканал, что мешает сохранять татарский язык и как важно помнить свои корни

Сегодня сотрудникам телеканала ТНВ представили нового исполнительного директора. Это Лилия Кадырова, которая присоединилась к коллективу в роли генерального продюсера осенью 2023 года. В новую должность она вступит с 1 февраля. «Реальное время» поговорило с ней о том, какова миссия современного телевидения в принципе и регионального телеканала в частности; о ее мыслях и идеях; о том, что нового появится на ТНВ в ближайшем времени. А еще Лилия размышляет о любви к традициям, о татарском языке и о том, почему современные дети «выпадают» из родной языковой среды.

«Брала скалку, представляла, что это микрофон, и брала у всех подряд «интервью»

— Нашим читателям интересно узнать, что за человек отныне будет определять эфирную сетку национального татарского телевидения. Расскажите, пожалуйста, о себе. Откуда вы родом ?

— Я выросла в Камско-Устьинском районе, в деревне Клянчеево. Мама — учительница математики, папа — агроном.

Я безумно люблю свои корни, свой родной край. Папу много раз звали переехать работать в город, но он такой человек, который никогда не оставит родную землю. Мне кажется, благодаря таким людям и живет сейчас татарская деревня, которая находится вдалеке от города и которую еще не съела глобализация. Я как-то предлагала родителям продать дом и переехать в Казань, ко мне поближе. Папа тогда строго сказал: «Не то что я не продам — и ты не должна продавать этот дом! Я умру, а ты вместо меня будешь приезжать, чистить родники, ремонтировать кладбище»!

Вы начинали творческую карьеру еще в школе?

— Да, еще в те годы. Несмотря на то, что деревня у нас была небольшая, при клубе работал народный театр. Мы играли в нем в свободное от уроков время. Мне уже тогда, кстати, нравилось быть ведущей.

Наш земляк из соседней деревни — Туфан Абдуллович Миннуллин, и я очень горжусь и радуюсь, что нам доводилось с ним общаться. Он нередко приезжал в нашу школу на творческие встречи. Помню, как я, третьеклассница, написала свою первую статью — она была именно про такую встречу. Видимо, кто-то ее ему отправил, и приехав в следующий раз, он сказал мне: «Я прочитал твою статью, молодец». Для меня эта похвала была чем-то невероятным. Мы ведь в народном театре играли его пьесы: «Авыл эте Акбай», «Җен алыштырган».

Писать статьи я продолжала — пока училась в школе, практически каждый месяц публиковалась в нашей районной газете. Выигрывала районный этап конкурса «Алтын калям» и несколько раз принимала участие в финальном этапе этого конкурса юных журналистов.

Папа в моем детстве был три года прикован к постели после аварии. В тот период мы с ним очень много читали. Например, по ролям «Авыл эте Акбай»: папа был Акбаем, а я — хитрой кошечкой, которая хотела увести его из деревни. Это было очень тяжелое для нашей семьи время, но именно в те годы сформировалась большая часть моей личности, сформировался культурный багаж.

А бабушка со стороны папы была библиотекарем. Как сейчас помню ее дом,: на подоконнике — ровным строем горшки с пышной геранью, а на полках — толстенные подшивки журналов: «Казан Утлары», «Сююмбике»… Бабушка читала все свое свободное время — и я вслед за ней. До сих пор очень люблю читать!

— И других приучаете — выкладываете в своих соцсетях ролики, на которых читаете татарские стихотворения.

— Да. И меня очень радует, что эти ролики попадают в «Актуальное», набирают большие просмотры. Мои ровесники потом идут перечитывать эти стихи, спрашивают у меня, из какого они сборника. Мои творческие порывы уходят еще в те далекие времена.

— А работать на телевидении в детстве мечтали?

— Конечно. И это связано с конкретным детским впечатлением. Наша мама была очень сильной учительницей, ее ученики часто ездили на разные конкурсы. И как-то, когда они в очередной раз где-то победили, ее вместе со школьниками позвали в Казань на телевидение, на утреннюю передачу «Чулпан». Мама взяла меня с собой, а я была совсем маленькая — еще в школу не ходила. Мы пришли в студию, меня посадили в сторонке, а мама с учениками отправились в кадр. Вышла телеведущая Раиса Гараева — невероятно статная, стильная, красивая, интеллигентная. Таких женщин до тех пор я видела только на обложках журналов, которые приходили в нашу сельскую библиотеку. До сих пор помню ее жакет и какие на нем были пуговицы. Представляете, какое сильное впечатление она на меня произвела?

Я сидела в уголке, смотрела, как все происходит — в тот день и влюбилась в телевидение. Ушла с мечтой о том, что буду здесь работать. И потом у меня была любимая игра: я брала скалку, представляла, что это микрофон, и брала у всех подряд «интервью». Говорила, что буду журналистом. Видимо, Господь услышал эти слова и сказал «аминь».

Еще в детстве мне очень нравились ведущие Тина Канделаки и Айгуль Мирзаянова. Они, можно сказать, сформировали образ того, какой я хочу быть.

«Своим пером старайся творить добро»

— И в итоге вы уехали учиться на журфак?

— Да, и я очень благодарна родителям за то, что они позволили мне учиться там, где хотело мое сердце. Я ведь сдала ЕГЭ и поступила в финансово-экономический институт. В ту пору для девочки из деревни поступить на бюджет в КГФЭИ было очень круто! Но я не хотела там учиться, у меня душа не лежала. Хотела в университет, на журфак — туда и поступила в итоге. Мама с папой не стали меня «ломать», хотя все вокруг это решение критиковали. И я в результате ни разу не пожалела. Потому что это мое. Моя профессия, мое призвание.

Я очень благодарна своим преподавателям. Нас учил профессор Васил Загитович Гарифуллин, он тогда был деканом. Всегда буду вспоминать его слова, которые он как-то сказал на посвящении первокурсников: «Своим пером старайся творить добро. Это очень сильный инструмент — так используй его во благо, старайся созидать. Не реализовывай с его помощью свои обиды, амбиции, мелкие цели или корыстные интересы».

Я тогда еще не очень прониклась этими словами. А сейчас слова моего профессора всегда звучат в моем сердце. Я вообще с каждым годом все сильнее понимаю масштаб личности моих учителей, переосмысливаю то, что слышала от них. И сейчас первоочередной целью своей профессии вижу стараться быть нужной людям.

Хотела в университет, на журфак — туда и поступила в итоге. Мама с папой не стали меня «ломать», хотя все вокруг это решение критиковали. И я в результате ни разу не пожалела. Потому что это мое. Моя профессия, мое призвание

— Как случилось ваше первое знакомство с ТНВ?

— Это было еще в студенчестве — я пришла на практику. Пробовала себя в новостях, но мне сказали, что я не подхожу под этот формат по тембру голоса. И свой первый сюжет я сняла именно на ТНВ — это был рассказ о моем дяде. Он летчик, и на тот момент был рекордсменом России по количеству прыжков с парашютом. Меня за этот сюжет сильно хвалили: оказалось, что дядины сослуживцы и однокашники, даже те, кто живут не в Татарстане, увидели сюжет — и кинулись звонить на ТНВ…

— Как потом развивалась ваша карьера в журналистике?

— Еще старшекурсниками мы работали на фестивале мусульманского кино «Золотой Минбар». Это было так свежо, ново! Мы встречали Орнеллу Мутти в аэропорту. Проводили в день несколько пресс-конференций, быстро писали релизы… После этого опыта в 2010 году, по окончании университета, меня пригласили работать в пресс-службу «Татаркино».

Потом начала писать — сотрудничала с разными газетами, у меня была своя колонка. И в процессе поняла, что хочу творческой журналистики, а не работать в пресс-службах.

Через некоторое время пришла работать в «Барс Медиа» и задержалась там на 15 лет. Была руководителем пиар-службы фестиваля «Татар җыры». Занималась при компании продюсированием, работала в структурах пиара, в концертном агентстве — в общем, перепробовала практически все аспекты работы. А потом у нас открылся музыкальный телеканал TMTV. Сначала я писала сценарии для ведущих и концертов, занималась режиссированием, со временем стала руководить телеканалом.

— Не страшно было брать на себя такую ответственность?

— Телеканал — это всегда командная работа, хочешь ты этого или нет. Трудится целая группа людей, которые вместе с тобой заинтересованы в результате, чтобы в конце дать классный, смотрибельный контент. TMTV, который мы открыли, успешно работает и по сей день, у нас все получилось.

Очень хочется, чтобы когда люди переключали каналы, попадали на ТНВ и не пролистывали его как маленький региональный канал. Хочется, чтобы они останавливались и думали: «О, как оригинально, круто снято!»

«Наши ценности и традиции — это наше все»

— Вы тогда ориентировались на молодежь?

— Не только. У меня была мечта работать на аудиторию 35+. Объясню, с чем это связано: в этом возрасте мы даем основы культуры и языка своим детям. В поколении моих родителей татарский язык — основа коммуникации. Говорю со своими сверстниками по-татарски и я — все-таки я выросла в языковой среде. А вот мои дети растут в совершенно другом культурном пространстве. Да, они учатся в полилингвальной гимназии «Адымнар», и я как мама очень благодарна руководству этой школы за то, как сбалансирована в ней языковая составляющая. Но у детей все равно язык пропадает.

Я свою младшую дочку первое время даже заставляла смотреть «Шаян ТВ»: убирала пульт и ставила ее в ситуацию «Хочешь смотреть мультики — смотри только на «Шаян ТВ». Чтобы она слышала татарский язык, ведь я, к сожалению, не могу весь день заниматься с ней. Я, кстати, очень люблю телеканал «Шаян», желаю ему развиваться и дальше!

— Современные дети растут в принципе в ином пространстве — не только культурном, но и технологическом.

— Конечно. И если не показать им что-то интереснее, чем вот тут (стучит пальцем по экрану телефона, — прим. ред.) — наши дети, к сожалению, уже не будут это смотреть только ради татарского языка. У меня очень болит за это душа.

И кстати, когда мы делали детскую музыкальную премию на TMTV, я старалась сделать так, чтобы она была в тренде: яркая, лайтовая, современная и стильная. Если это будет сделано так же модно, как у них в гаджетах — они будут это смотреть. Будут покупать билеты на концерты. А если нет — пройдут мимо. Так что, создавая контент, надо учитывать и эти моменты.

В поколении моих родителей татарский язык — основа коммуникации. Говорю со своими сверстниками по-татарски и я — все-таки я выросла в языковой среде. А вот мои дети растут в совершенно другом культурном пространстве

— А как же традиции и национальные культурные ценности?

— Все должно быть в балансе. Конечно, наши ценности и традиции — это наше все, и я как человек, который вырос в национальной среде, это понимаю. Любовь к татарскому колориту, татарским песням — все это вросло в меня с детства.

Мою дэу-энийку со стороны мамы звали Гайша. А вся округа звала ее Сандугач-Гайша. У нее был очень красивый голос — невероятно жаль, что тогда я была маленькая и не могла осознать всего этого масштаба. Вместе с ней ушло большое наследие — я нигде не могу сейчас найти те песни, которые она мне пела. Она пела баиты, мунаджаты — у нас сохранилась кассета, на которую мы ее записывали. Я оцифровала эти записи, и у меня по коже бегут мурашки, когда я их переслушиваю…

«Мы подготовили идеи 12 новых проектов»

— Когда вы пришли работать на ТНВ?

— Я пришла в конце октября минувшего года на должность генерального продюсера. С собой принесла идею нового проекта. Забегая вперед, скажу, что он пока не вышел — надеюсь, в сентябре мы сможем выпустить его в эфир.

А всего мы подготовили идеи 12 новых проектов, проработали их, уже обсудили на комиссии. Но нужно понимать, что эфир — очень дорогое удовольствие. Конкурировать с федеральными каналами и Интернетом очень тяжело. Это сегодня мировая тенденция — телевидение уходит на второй план, а первый занимают соцсети. Но надеюсь, все сложится хорошо.

Телевизионная картинка — это ведь только с виду легко и красиво. В нее столько труда вложено! Это целое искусство — как и театр, и кино.

— Причем нужно совмещать искусство, творчество с коммерческой деятельностью.

— Да. Это моя мечта. Я надеюсь, что у нас тоже появятся проекты, где будут и спонсоры, и мероприятия. Мы уже работаем в этом направлении — запустили два небольших проекта. Первый — музыкальный кулинарный баттл. Вышло уже четыре серии, и просмотры нас радуют. И нашим спонсорам, которые в нем участвуют, нравится и проект, и отдача.

Мой авторский проект «Сейлешерге вакыт» («Время поговорить») тоже имеет спонсора федерального уровня. Надеюсь, что таких проектов будет больше, и у них будут уже совсем другие масштабы. Очень хочется, чтобы когда люди переключали каналы, попадали на ТНВ и не пролистывали его как маленький региональный канал. Хочется, чтобы они останавливались и думали: «О, как оригинально, круто снято!» Понятно, что на это уйдет много сил и времени. Но мечты и цели у нас такие. А я очень верю, что если ставить цель и идти к ней всей командой — всего можно достичь.

— Этот ваш авторский проект — интервью с известными личностями — как он возник?

— Идея возникла очень давно, еще с тех времен, как я у профессора Гарифуллина писала дипломную работу по авторским проектам. Я еще в студенчестве мечтала о том, что когда вырасту — у нас будет своя студия, где мы будем делать классную передачу. В моей голове это был мегамасштабный проект. Конечно, в реальности все получилось более лаконично, но ведь получилось же!

Я очень благодарна своей аудитории за ее внимание к этому проекту. Был момент: как-то раз выход передачи задержался из-за трансляции хоккейного матча. Соцсети у меня разрывались! Люди включали телевизор, даже фотографировали экран и присылали мне фотографии с вопросом «А где?» И вот в тот день я поняла: зритель ждет, а значит, передачу нужно продолжать делать.

— Есть кто-то из коллег с федеральных каналов или, может быть, интервьюеры с youtube-каналов, на которых вы ориентируетесь, чей стиль вам импонирует?

— Мне очень нравится Юлия Меньшова. Как она ведет гостя, как держится в кадре.

Соцсети у меня разрывались! Люди включали телевизор, даже фотографировали экран и присылали мне фотографии с вопросом «А где?»

«Благодарна своим героям за откровенность»

— Вы подбираете гостей сами? По какому принципу?

— Да. Я стараюсь приглашать тех, кому есть что сказать. Чья история актуальна именно сегодня. Тех, у кого есть определенный культурный и жизненный багаж, даже если человек молод. Если мои герои прошли сложные моменты — очень важно, чтобы они рассказали, как выбрались, что им помогло. Ведь жизнь наша непредсказуема, мы не знаем, что будет дальше.

Например, на этой неделе выйдет интервью с Ришатом Тухватуллиным. Он рассказал мне о том, как восстанавливался после серьезной аварии: кто-то ему подсказал, что нужно начать бегать. И он каждое утро выходит и бегает. А во время поездок на гастроли, оказывается, просит, чтобы автобус его высаживал за 10 километров до пункта назначения. Автобус с артистами уезжает, а Ришат за автобусом бежит по трассе…

У всех разные истории и рецепты борьбы с трудностями. И я очень благодарна своим героям за доверие ко мне и за откровенность. В этих беседах очень медийные люди порой выходят даже на диалог не только со мной, но и с самими собой.

— А сами вы для себе что-то черпаете в таких беседах?

— О да. Я несколько лет назад брала интервью у Зайнаб Фархетдиновой. Она сидела передо мной и строго говорила: «Женщина должна сама воспитывать своих детей. Сама отводить в садик, сама гладить одежду, сама заплетать косички». И говоря это, она так пристально смотрела на меня, что мне казалось, ее взгляд проникает в самое сердце. Дело в том, что как раз в тот момент я задумывалась о том, чтобы пригласить няню для своих детей. А она задела мои душевные струны — мне казалось, что Зайнаб апа просто взяла меня за плечи и долго трясла. Я ушла с этого интервью другим человеком, у меня в голове все перевернулось.

И после этого разговора до сих пор думаю: если бы можно было вернуть время вспять, в воспитании старшей дочки все сделала бы по-другому. У моих детей всего лишь десять летних каникул, больше не будет. Всего лишь три-четыре новогодних утренника в детском саду. Все это пролетает очень быстро. А что скажут нам наши дети потом? «Мама, а ты же всегда была на работе»?

— Ваш проект напоминает популярные сегодня youtube-каналы, где двое людей разговаривают в кадре. Вы намеренно исходили из трендовости этого формата?

— Я не за то, чтобы изобретать велосипед. Я много смотрю федеральное телевидение, турецкое, очень люблю казахское — там могу подсмотреть какие-то идеи, фишки, форматы. Кстати, казахское телевидение — такие молодцы! Какие они делают фестивали, какие снимают фильмы! А какие у них просмотры в интернете — многомиллионные! Как, кстати, и у узбекского. Они смотрят свое, у них это первоочередное, и только потом уже идут другие, не национальные каналы. А у нас? Я старалась еще на TMTV в проекте «Балалы солянка» выращивать звездочек, чтобы наши дети с детства приучались слушать татарское, но до этого пока еще очень далеко.

Я стараюсь приглашать тех, кому есть что сказать. Чья история актуальна именно сегодня. Тех, у кого есть определенный культурный и жизненный багаж, даже если человек молод

«Мы не успели создать достаточного количества цифрового контента на татарском языке»

— Может быть, такой успех национальных каналов в Казахстане и Узбекистане в первую очередь связан с языковой средой? Люди, выросшие внутри своей культуры и языка, даже живя за границей, естественным образом будут смотреть телеканалы на родном языке и выбирать культурные явления, близкие им.

— Я с этим и согласна, и не согласна. Когда я старшую дочь привела в детский сад, нянечка просила меня хотя бы немного говорить дома по-русски, чтобы ребенок учил язык. Но даже тот факт, что мои дочери растут погруженными в татарский языковой контекст, все-таки не срабатывает на то, чтобы они тянулись именно к национальной масс-культуре.

Объясню, почему: дети сегодня растут в гаджетах. А мы не успели создать достаточного количества контента, интерфейсов, цифровых проектов на татарском языке, чтобы обеспечить им полную экосистему. Причем контент этот должен быть современным, модным. Мало говорить в семье — надо выстраивать среду вокруг детей. Конечно, мы живем не в джунглях и не на острове. Конечно же, мы не приходим в детский сад или в школу и не требуем там давать нашим детям стихи и песни только на татарском языке.

Но русский они и так почерпнут и выучат. А вот татарскому нужно помогать. Я порой даю дочкам посмотреть познавательные мультфильмы на татарском языке, покупаю книги, чтобы они читали. Но я же не смогу за ними бегать всю жизнь. У них сформируются свои интересы. И в конце концов они улетят из гнезда, у них все будет по-другому. Мир будет диктовать свои условия и свои правила…

— Еще один ваш авторский проект — кулинарно-музыкальный. Как происходит работа над ним?

— Съемки там всегда очень интересные. В кадре работают двое ведущих и артисты, но и за кадром большая команда: операторы, CD-камщики, звукооператор, сценарист, визажисты, стилист, кухонные работники, режиссер… Ведь телевидение — это нелегкая работа, над одной передачей могут работать десятки человек.

Да, мне скажут, что на федеральных каналах тоже есть что-то подобное, но повторюсь: я не изобретаю велосипед. В этом проекте есть своя уникальность, своя изюминка. Передача идет 28 минут, и мы за это время максимально хотим подарить людям хорошее настроение. Через игру, через музыку под гитару и гармошку, через какие-то трендовые «вкусные» штучки пытаемся объединить современность с традициями.

А еще на этой кухне стоит татарская печка, ведущие постоянно подбрасывают в нее дрова. А эти дрова так вкусно пахнут! Я на этих съемках просто кайфую, мне так нравится этот запах, запах детства…

А мы не успели создать достаточного количества контента, интерфейсов, цифровых проектов на татарском языке, чтобы обеспечить им полную экосистему. Причем контент этот должен быть современным, модным. Мало говорить в семье — надо выстраивать среду вокруг детей

«ТНВ — национальное достояние. Его смотрят татары по всему миру»

— Какова, на ваш взгляд, главная функция телевидения сегодня — информационная, развлекательная или, может быть, воспитательная?

— Надо всегда держать в уме: у тебя всего несколько секунд на то, чтобы зритель принял решение, остаться на твоем канале или нет. Мы должны бороться за зрителя: современное поколение не будет смотреть наш канал, только потому что он на родном языке. И поэтому нужно, чтобы в нашей сетке вещания все было сбалансированно: нужно и информировать, и воспитывать, и развлекать.

Кстати, Ришат Тухватуллин мне сказал в интервью: «Да, я должен петь народные песни, которые любит еще поколение наших мам. Но если я весь концерт буду их петь, на следующий никто не купит билетов. Я должен найти баланс. Нужно включать современные тренды, современную стилистику, писать и новые песни». Вот так и мы: нужно давать новую картинку, выстраивать новый кадр, но при этом и о своих корнях не забывать. Все это должно быть очень красиво и гармонично, одновременно и современно, и с уважением к традициям.

До меня уже создано на ТНВ много интересного, красивого и классного. Многое из этого нужно сохранять, какие-то моменты — обновить. Это все будет проходить постепенно.

— То есть с вашим приходом не выйдет так, что люди посмотрели вечерние новости, легли спать, утром проснулись — а там совсем другое ТНВ?

— Конечно же, нет. Это и технически не получится, да и не нужно этого. ТНВ — не побоюсь этого слова, национальное достояние. Его смотрят диаспоры по всему миру. Татары по всей планете ждут определенных передач, определенные лица в кадре. Все поломать и поменять в одночасье — нельзя и неправильно.

Мы же видим рейтинги и по ним понимаем, где и какому проекту нужно помочь. Может быть, что-то надо по-современному переупаковать. Возможно, надо привести новых людей — на экран или за кадр. А где-то добавить промоушена.

ТНВ — не побоюсь этого слова, национальное достояние. Его смотрят диаспоры по всему миру. Татары по всей планете ждут определенных передач, определенные лица в кадре

— А команда проекта не обидится на такую помощь?

— Это ведь наша работа. С командой можно аккуратно поговорить, объяснить, что и где нужно подправить. Я, кстати, сама нередко прошу совета и критики: отправляю свои передачи моим учителям, прошу посмотреть и честно отрецензировать. И они мне всегда говорят, где видят недостатки. Взгляд со стороны просто необходим, и это нормально.

«Телевидение должно и нести традиции, и информировать, и отслеживать тренды»

— Какова конечная цель, миссия татароязычного национального канала, в вашем видении?

— Я повторю слово «баланс». Мы должны и сохранять традиции, и одновременно думать о том, что нас должны смотреть молодые люди. Повторюсь: хочу привлечь аудиторию 35+. Потому что именно эти люди прямо сейчас передают язык детям. Как мне кажется, у нас правильные ценности. Нам их донесли наши родители. Мы должны донести их детям, а они должны быть готовы их принять.

Поэтому да, телевидение должно и нести традиции, и информировать людей, и отслеживать современные тренды. И в этом балансе, в создании гармоничной татароязычной среды для наших сверстников мы и видим, наверное, свою миссию. Мы хотим сделать так, чтобы зритель, переключая каналы, «зацепился» за ТНВ и на нем остался. Я не хочу, чтобы переключали ТНВ! Очень верю в этот канал. Очень благодарна, что мне доверили эту работу.

— Как вас встретила команда? Все-таки вы здесь, можно сказать, новичок.

— Меня встретили тепло и замечательно. Я не думала, что будет все так по-семейному. Все-таки здесь люди уже давно сложились в команду, многие работают здесь больше двадцати лет. Я благодарна каждому — начиная от операторов, заканчивая девочками на выпуске, которые всегда готовы что-то подсказать и чем-то помочь. Ильшат Юнусович [Аминов] — один из лучших наставников, о которых молодой журналист может только мечтать. Я очень благодарна семье ТНВ, которые приняли меня за свою, поверили в меня, пошли за мной. Увидев идеи моих проектов, они не стали в них сомневаться и с готовностью сказали: «Да! Давай делать!»

Повторюсь: хочу привлечь аудиторию 35+. Потому что именно эти люди прямо сейчас передают язык детям

— Какими будут ваши первые шаги на новом посту?

— Они уже начались. Я уже рассказывала о новых проектах, которые мы представили.

Как вам уже известно, в новом сезоне будет работать цифровая студия — и мы стали первым региональным СМИ, у кого такая студия появится. Для сравнения приведу: на таких работают сейчас Первый канал и «Россия 1″.

Мы хотим усиливать диджитал-направление. У нас там сильная команда. Сайт ТНВ часто поднимается в топ-5 в Татарстане по разным метрикам — надеюсь, в будущем мы будем продолжать эту работу. Думаю, что будут еще у нас отдельные интернет-проекты, которые привлекут аудиторию.

Будем продолжать работу над кадровым вопросом. Первое, что мне сказали, когда я пришла: «Нет молодых журналистов и операторов». И мы с руководителем утреннего вещания поехали в Институт культуры. Познакомились с преподавателями, они под нас будут формировать «окна» в расписании с нового семестра — сделают тот самый творческий день. И в этот день любой желающий студент сможет прийти на ТНВ и посмотреть редакцию утреннего вещания, редакцию новостников и аналитических программ. В каждой программе я хочу, чтобы был куратор, который будет работать непосредственно с этими ребятами. Чтобы они могли выбрать, что им ближе.

— Дефицит кадров в журналистике сегодня отмечают все. А уж в национальной журналистике приток молодежи и подавно совсем крошечный…

— Нам преподаватели еще в университете говорили: «Не все из вас пойдут работать журналистами». Мы не верили, но в результате работаем в отрасли только втроем из всей группы. Дефицит действительно огромный. И поэтому нельзя бояться конкуренции в виде молодых кадров. Их надо искать, набирать, воспитывать. Они должны хотеть работать на ТНВ!

И мне очень хочется, чтобы в журналистике работать стало престижно. Чтобы журналисту не нужно было думать: «В этот журнал надо написать аналитику, сюда — снять что-то развлекательное, на интернет-портал написать статью — и тогда в конце месяца будет нормальная зарплата». Очень важно, чтобы журналист не думал, что он будет завтра есть, не разрывался на нескольких работах. Чтобы он достаточно времени мог уделить какому-то материалу, чтобы его качество было высоким. Поэтому мне очень хочется, чтобы мы работали по правилам федералов: есть успешный проект — есть спонсоры — есть повышенные гонорары для журналистов. Чтобы им хотелось идти в проект, интересно было не только в творческом отношении, но и в финансовом. Чтобы им хотелось творить, чтобы кадры не уходили.

Мне очень хочется, чтобы в журналистике работать стало престижно. Чтобы журналисту не нужно было думать: «В этот журнал надо написать аналитику, сюда — снять что-то развлекательное, на интернет-портал написать статью — и тогда в конце месяца будет нормальная зарплата»

«Нужно показывать людям то, что они хотят смотреть»

— С кадрами понятно. А с точки зрения контента как планируете строить работу?

— Меня учили всегда смотреть рейтинги. Нужно показывать людям то, что они хотят смотреть. У нашего канала есть своя миссия, свой зритель. Его любят — особенно в районах. У людей есть любимые ведущие и телепередачи. И это все нужно сохранять и усиливать. Телеканал должен быть полезным — значит, надо давать и информацию, и глубокую аналитику.

И еще раз акцентирую внимание на том, что сейчас я очень хотела бы привлечь к экранам людей в возрасте 35+ — из этого я тоже планирую исходить в выстраивании своей работы.

— А молодежь от 18 до 35 лет как планируете привлекать к экранам и планируете ли?

— Не будем кривить душой, мы знаем, что сегодня они смотрят другое. Это еще очень большая пока работа. Мне греет душу «Шаян ТВ». И я вижу, что некоторых ребят, которые там работают, пора переводить на ТНВ работать. Когда их будет не пять-шесть человек, а 15—20, то с ними можно будет начать делать молодежные национальные проекты. Кадры решают все, понимаете?

— Что еще ждет зрителя в скором будущем на ТНВ?

— Сейчас ТНВ на этапе очень большого развития. Например, скоро в наших татарских программах пойдут русские субтитры: надеюсь, это привлечет еще больше охватов.

Мой папа любит хорошее выражение «не говори гоп, пока не перепрыгнешь». И это выражение пока останавливает меня от каких-то громких заявлений. Но еще раз повторяю: мир поменялся — и региональное, татарское телевидение тоже должно поменяться. ТНВ любят. Очень много хорошего, интересного уже было создано. Мне остается поддерживать это все и дополнять чем-то новым, современным.

Мир поменялся — и региональное, татарское телевидение тоже должно поменяться

«Телевидение — это «мы», а не «я»

— Есть распространенная точка зрения, что классическое телевидение уступает дорогу интернету. Мы теперь и информацию, и развлечения, и культуру черпаем в основном из Сети. Как вы видите свою работу на этом фоне?

— Я вспоминаю свое детство: Первый канал (он тогда назывался ОРТ) включали в основном, чтобы послушать новости (и еще подсмотреть фасон пиджака Екатерины Андреевой). Но посмотрите, что сейчас приносит рейтинги. Развлекательные шоу. «Голос», «Ледниковый период» и многие другие — вот что смотрят люди. Спонсоров на канал приводят в основном такие шоу. Думаю, все это должно быть на телевидении. Но одновременно должна быть и аналитика, и культура, и информационные мероприятия. Все это должно быть вкусно и современно подано. В общем, я тут снова повторю слово «баланс».

— И тогда все получится?

— Я вам сейчас пример приведу. 15 лет назад мы думали, что продавать билеты на татарский концерт за большие деньги не получится никогда. А сейчас слушатели покупают их и за 7, и за 10 тысяч. И аншлаги регулярные. Получилось же! Надо ставить перед собой большие, амбициозные цели. И если хотя бы половины добьешься — уже хорошо будет.

— Вы продолжите снимать свои авторские проекты, хватит у вас на них времени за административной работой?

— У нас есть очень классный пример — Ильшат Юнусович, который успевает все: и руководить медиа, и в Союзе журналистов работать, и в Госсовете. И при всем этом народ каждую неделю «прилипает» к телевизорам, чтобы посмотреть «7 Дней» именно с его участием.

Понятно, что мне до этого примера еще расти и расти, работать и работать. Но конечно, хотелось бы успевать и заниматься творчеством, и администрировать. Мне очень нравится вести свои проекты, придумывать их — это придает сил, заряжает энергией.

— Итак, если совсем вкратце — каким теперь станет ТНВ?

— Телеканал — это люди, кадры, командная работа. Телевидение — это «мы», а не «я». Мне бы хотелось, чтобы мы были современным каналом. Хочется, чтобы в республике всегда звучало: «ТНВ — это круто. Работать на ТНВ — это круто. И смотреть ТНВ — это тоже круто!» И я верю, что у нас получится!

realnoevremya.ru

Просмотров: 450

Комментирование запрещено