Римзиль Валеев: Мы не можем оставаться стаей без вожака и компаса…

1185984_10201047927337726_1932219074_n.jpgПРЕЖДЕ ЧЕМ ВАЛИТЬ НА ДРУГИХ, НАДО РАЗОБРАТЬСЯ В СВОИХ ГОЛОВАХ И ДУШАХ

Татары – народ российский, коренной, адаптированный, скрепляющий страну. Но у татар тоже есть уязвимое место – историческое, культурное, языковое самосознание. Все чаще татары добровольно отрекаются от самих себя. Самоорганизация татар и правильная идеология может помочь сохранению идентичности народа в современных условиях.

АРБУЗНАЯ КОРКА В ШКОЛЬНОМ ДВОРЕ

2 сентября сего года я наступил «на корку арбуза» в одном школьном дворе Казани. Чуть не потерял равновесие, хоть не в буквальном смысле слова, но успокоился не сразу. О том, что несколько сотен учеников, учителей, родителей (половина из них татары) в столице Татарстана на торжественной линейке в честь Дня знаний не произнесли ни одного слова по-татарски или даже о Казани и никто этому не удивился, я написал несколько статьей в «БИЗНЕС Online». Получились рассказы о положении татар как о чем-то скользком и шатком – типа банановой шкурки или арбузной коры. Не в порядке жалобы, а с целью анализа, осознания сути нынешнего этапа глобализации и культурной деградации. Это событие выворачивало изнанку, доказывало никчемность публичных доносов по поводу якобы «засилья татарского языка» в школах Татарстана. Потому что по жизни выходит все наоборот!

Должен признаться, школьный двор показался мне тогда обнесенным колючей проволокой, чтобы через нее не проникли татарские слова, песни, громкие речи, законы и языковые госпрограммы последних 20 лет.

Чтобы стала понятна моя боль, начну издалека. Татарин по происхождению, я с малых лет, проживая на границе Башкирии и Оренбургской области, слушал Казань по радиоприемнику «Родина» с зеленым светящимся глазком. Голоса казанских дикторов Васфикамал Саттаровой и Айрата Арсланова, ласковое шуршанье родной речи, песни Вагапова, Басыровой, Шакирова, радиоспектакли и стихи создавали образ далекой Казани – самого теплого, красивого гнезда татарского народа, нашего родового дома.

Такой Казань оказалась и на самом деле, когда 33 года назад меня центральная газета направила работать в этот город. Имея диплом (не единственный) по татарской филологии, я не мог даже мечтать об этом. Раньше не было даже возможности приезжать в Казань – цейтнот времени, денег, невозможность приткнуться в «чужом» городе мешали свиданию со столицей нашего народа.

И вот, в январе 1980 года в 6 часов утра я проснулся в комнате 501 гостиницы Молодежного центра, где сейчас располагается банк «Ак Барс». В будущем «хранилище денег» я жил 8 месяцев. В 6 утра ежедневно меня будил сетевой радиоприемник, говорящий на моем родном языке. А за окном сиял Казанский кремль! Я чувствовал себя как дома, хоть и жил в гостинице. Мне не верилось, что я в том самом городе, где рождаются радио- и телепередачи на моем языке. Что просто передо мной – реальный Казанский кремль и башня Сююмбике, существовавшие для меня лишь как легенда.

Я был счастлив. Я и сейчас счастлив даже только от того, что каждое утро прохожу по улицам, где ходили и жили великие для меня татары и великие казанцы. Здесь я чувствую историю своего народа. Всего 7 — 15 веков истории – но для меня это вечность мира!

ИДЕАЛЬНОЕ МЕСТО ДЛЯ МОЕЙ МАМЫ

Моя мама Фазыла Галимулловна, когда я приезжал к ней домой в деревню, что всего в 600 км от Казани, спрашивала мечтательным голосом: «Казан матурмы?» Вопрос о красоте Казани был риторичен. Я отвечал: «Матур…» Как жалею, что не вытащил маму в город ее мечты, где жили Тукай, Зифа Басырова, живут любимые ею Ильхам Шакиров и Равиль Шарафиев. Все не хватало времени: то гусят растила, то корова вот-вот отелится… Так и пролетели годы. Теперь нет уже мамы, а я запоздало жалею, что не показал ей Казань.

А может, оно и хорошо? Покажи я ей сегодня наш город, как больно стало бы ей от того, что почти не видно и не слышно татар…

1353955081_k2.jpg

ГАМЗАТОВ НЕ ГОДИТСЯ В ЭКСТРЕМИСТЫ

Она бы не вынесла того, что казанско-татарское великолепие (в ее представлении) стало угасать. Неужели, подумает она, в Казани нет татар? Мне самому тоже стало страшно. Инкыйраз (вырождение), о котором писал Гаяз Исхакый более 100 лет назад, уже наступил? Но он писал, что такое наступит через 200 лет! И то в жанре фантастики. В запасе остается еще 95 лет. (Неизвестно, что увидят потомки спустя век, поймут ли они нас…) А реальное вырождение я вдруг увидел уже сегодня. Предупредил бы кто, что приходит конец, я бы уехал куда-нибудь…

Всенародно любимый поэт Расул Гамзатов, член Президиума Верховного Совета СССР, меня бы понял. Ему, как и моей маме, повезло не увидеть того, что происходит сегодня. И в дурном сне он не мог предугадать, как сложится в Москве ситуация с кавказцами. Представляю, что было бы, если бы он сейчас вышел погулять по любимой Москве. Он бы сразу понял, что он «чурка». А тогда, при жизни, он написал: «Я готов умереть сегодня, если узнаю, что завтра умрет мой язык!» Все-таки поэт… Сегодня в таких словах узрели бы «разжигание», а то и терроризм. «Готов умереть» – похоже на миссию камикадзе или фанатика-шахида.

Он был готов умереть за свой язык… Гамзатов не фанатик, не шахид, а символ России XX века. А что должен чувствовать татарин в Казани XXI века?

Из-за чего развернулся спор?

Так вот, о своих горестных думах во дворе школы, точнее, оттолкнувшись от них, я написал аж три статьи! На первую откликнулись 117 читателей. На вторую – более тысячи. На третью около тысячи. Потом напечатали интервью, на которое тоже было около двухсот комментариев.

Стало быть, не только я, но и многие другие удивляются и не понимают, что происходит! Мои суждения для кого-то оказались созвучными, а для других – наоборот. Спор разгорелся не о том, на каких языках идет школьная линейка, а о том, как изучают (или не изучают) татарский язык школьники.

Хотя некоторые оппоненты полагают, что я заслан министерством образования и проталкиваю его идеи, я сам жду — не дождусь, когда же в системе образования, включая ГУНО, РОНО и сами школы, перестанут делать вид, что не слышат меня.

Мне до сих пор не ответили, почему так получается в некоторых школах? Не привели примеров реального трехъязычия в школах. А ведь они есть наверняка! Заинтересованная сторона должна приводить свои аргументы.

Именно безымянные чиновники от образования «перемололи» 4 — 5 министров за последние годы и не поперхнулись. Именно их, совместно с некоторыми родителями и частью учителей, я считаю попустителями и даже организаторами саботажа в изучении татарского языка. Иначе они бы уже приняли меры, чтобы найти и внедрить новые методики, без которых пока не видно и вряд ли стоит ждать существенных результатов.

КАЮСЬ: Я НЕ СОБИРАЛСЯ УЧИТЬ И ВОСПИТЫВАТЬ РУССКИХ

Неэффективное обучение татарскому и иностранным языкам не радует. Мне искренне жаль бессильных и усталых учителей. Но кто-то же должен помочь им! Они сами не могут выбросить в корзину старые, неработающие методики, а новых им не дают. Чиновники переживают об этом? Нет, пока это удел некоторых родителей и чудаков вроде меня… Хочу признаться и покаяться: не собирался уговаривать русских детей принудительно учить татарскому. Один из безбашенных оппонентов сравнил внедрение в школьную программу изучения татарского языка русскими с… насильственным крещением татар!

Но послушайте! Разве трехъязычие – это не благо? Не благотворительность? Не «фишка» нашей республики?

Для смешанных семей, для карьеры, политической деятельности – да мало ли еще где нужны знания языков!

Многоязычие – нормальная мировая практика, этого требуют и законы. Уверен, что нежелание учиться, изучать предмет, призывать детей саботировать школьный урок неумно и безнравственно. Но я высказал это всего лишь в форме реплики.

Доволен, что в пылу дискуссии не назвал никого «маргиналом». Хотя такое явление обретает размах. Собственно, мышление большинства (обывателей и уважаемых аппаратчиков) по своей категоричности и примитивности, как правило, мало чем отличается от мировоззрения политизированных маргинальных элементов. Всех противопоставляют всему: националист – интернационалист, свой – чужой, патриот – экстремист, державник – сепаратист, строитель – террорист.

Но ведь предмет разговора, начатого по поводу школьной линейки, совсем другой. Почему мы такие? Почему молчат специалисты и ответственные работники? Почему те, кому положено по служебному долгу убеждать родителей и детей, бойкотируют дискуссию о языке, который считается государственным? Не с кем дискутировать.

А жаль. Ведь именно в этой сфере трудятся десятки и сотни тысяч официальных работников бюджетной системы. Здесь профессионально занимаются формированием общественного сознания. Двигают гуманитарные науки. Федеральные издания, телевидение, интернет показывают, как популярные эксперты всевозможных фондов, аналитических центров, институтов, проталкивают свои идеи. В Москве кипят споры и с трибун депутатов, партбоссов. А у нас – тишина. Разве что в узком кругу заезжих московских аналитиков-футурологов что-то обсуждается или в комментариях в «БИЗНЕС Online».

Но и с аналитиками я бы не обсуждал поведение русских. Зачем? Не моя это специальность. Межнациональные отношения и связанные с этим проблемы не входят в круг моих интересов. Мне ближе татарские, внутринациональные отношения. Они не менее острые и запущенные.

Прошу с этой минуты не искать в моих текстах чего-либо о русских. Разбирайтесь сами, пожалуйста. Или с другими экспертами. С органами власти, общественностью, наконец. Весь диапазон мнений можно обсудить в творческих организациях, клубах, русских обществах…

А мне не пишите больше мне по поводу обучения русских детей татарскому. Хочу говорить о своих кровных татарах. Особенно о тех или для тех, кто не читает и не пишет по-татарски. Поэтому и обращаюсь к ним на доступном им русском языке.

3CB6F819-2753-4744-9CA7-A935D9D8B909_mw1024_n_s.jpg

«ТАТАРСКАЯ ДУША НЕ СКРИПКА, НЕ ИГРАЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА…»

Так говорит один из героев пьесы Зульфата Хакима. Вроде недавно зарекся писать о национальных проблемах. Мол, нечего зацикливаться. Но! Бирюлево, Кондопога и прочие события не позволяют расслабиться: национальная струна страны натягивается, как тетива, готовая лопнуть. Из-за мощной волны мигрантов многоэтничность страны усиливается. «Понаехали!» – не может быть случайным фактом. Это результат того, что сами не можем делать детей в необходимом количестве, да и мировая экономическая интеграция такова.

Татары – народ российский, свой, коренной, адаптированный, скрепляющий страну. С нами проще, мы всегда поддержим русских… Но у татар тоже есть уязвимое местно! Это историческое, культурное, языковое самосознание. Части этноса, увы, присущ языковой нигилизм, а размывание идентичности развращает молодые мозги и души. Надо ли от этого отворачиваться? Наоборот! Надо всех выслушать, обсудить вместе, не горячась и не оскорбляя чувств.

Система заботы о татарах российских регионов, сложившаяся за последние 20 лет, отчасти заслуживает одобрения. Но двигатель здесь не столько казенные учреждения, сколько сама общественность, которая становится активнее.

Парадоксально, но факт: татары Казани, имеющие доступ к культуре и образованию, стали «дичать» в своем иждивенчестве. С ними работать некому. Раньше были партия, советы, профсоюзы, комсомол… Мне скажут: а разве эти организации считали своей главной задачей привить любовь к родному, татарскому языку? Соглашусь, эта задача не была главной, но в общем русле более нравственного воспитания в духе патриотизма, бережного отношения к своему наследию как-то сама собой вливалась и культура национальных ценностей.

А сейчас каждый сам за себя. Непривычно? До гражданского общества далеко. Никто идеями не начиняет. Но они, идеи, существуют, и каналов их распространения навалом: СМИ, интернет, улицы, площади…

О ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ТАТАР…

Вы, наверное, читали в «БИЗНЕС Online» репортаж о Дне памяти. Народ помнит день взятия Казани – 2 октября или 12 октября 1552 года по современному календарю, вспоминает историю, извлекает уроки. Так же как день Бородина, стояние на Калке, Юрьев день или поход Минина и Пожарского на Москву – такие даты не стираются с памяти. На разрешенном  митинге у театра Камала 12 октября сего года прозвучали молитвы и различные сокровенные слова. Не так много народу собирается на День памяти, но национальная элита, представленная на нем, последующий резонанс в СМИ позволяют серьезно принимать все, что там говорится.

Меня встревожили слова известных ораторов о том, что татары за два десятилетия оказались ни с чем в своем национальном развитии. О том, что богатства, ресурсы достались не всем (да, не всем, мне тоже не досталось, но это не только казанский и татарский выбор, а путь России на капитализм и любой ее президент сначала поклянется, что не тронет итогов приватизации и не будет устраивать революцию). Что открытые за это время мечети, театры, школы не поднимают нацию, так как муллы, учителя и деятели культуры не восстанавливают государство. Это не буквальная цитата, но суть такова. В интернете и СМИ можете найти точные видеозаписи.

Самое острое неприятие я испытываю, когда ораторы говорят, что мы, татары, исчезаем потому, что у нас нет государственности. Ее потеряли XVI веке. Если так, зачем собираться, шуметь? Надо бежать на кладбище. Всем, десяткам и сотням народов без своих государств-членов ООН, бежать, прихватив с собой белый саван? Это глупо и безумно! Декларировать поражение и отсутствие государства, тогда очень просто. Не надо делать ничего. Только страдать и проклинать победителей. Жаловаться на бедность и убогость. А кто будет вместо нас вести хозяйство, воспитывать наших детей, внуков, писать историю, создавать шедевры?

1185034_10201047926217698_166282418_n.jpg

ПОЧЕМУ Я НЕ СОГЛАСЕН, ЧТО У НАС НЕТ ГОСУДАРСТВА?

Да, уже нет своей татарской империи. Нет независимого государства. Но есть мы сами! Раз мы сохранились за 460 лет, имеем школы, театры, СМИ, даже свои депутаты и дипломаты, внешняя торговля и выход на мировую культуру и спорт, значит, мы тоже победили. Мир, Россия изменились. В новых условиях мы можем выжить, самосохраниться, если сами того пожелаем. Ни реваншизма, ни капитуляции татар не признаю. Раз мы пережили ТАКОЕ и сохранились, адаптировались к реалиям, заставили  признавать и привыкать к нам других – мы победили. Чему свидетельство – Казань и Татарстан.

Я тоже не во всем согласен с вектором «развития» этносов, тогда языки и культуры оттесняются… при молчаливом согласии большинства народа. Все мы видели в передаче «7 дней», как учительница татарского языка Балтасинского района выступает против своего предмета, потому что ее дети должны готовиться к ЕГЭ. Как будто родной язык нужен не самому человеку, как будто в одну башку можно вкачать только один язык. Доехали!

Это проблема не между национальностями, а внутри самого этноса. Ведь никто не запрещает язык, культуру, значит, все остальное должны делать мы сами! Не стоять, как безмозглые пни, когда оттесняется твоя самобытность, предъявлять его, если ты еще живой! Ведь чаще все мы сами, наша молодежь добровольно отрекается от самого себя. Прежде чем валить на других, надо разобраться в своих головах и душах.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДЕЛА – ЭТО НЕ ТОЛЬКО ЛИРИКА И ЭМОЦИИ

Когда Рустам Минниханов в качестве премьер-министра реформировал правительство, уточняя функции центров ответственности, и всюду вводил индикаторы, я тоже занялся таким творчеством. Решил проработать индикаторы этнического развития. И до сих пор уверен, что количество PR-акций, направленных на раскрутку организаций или личностей, так же форумы и съезды, семинары вряд ли могут служить индикаторами и объективными показателями развития нации. С удовольствием цитирую эту давнюю наработку, может кому пригодится?

Итак, индикаторами и показателями прогресса и благополучия в национальных делах могут служить:

- количество лиц, владеющих родным языком и знающих культуру, историю своего народа;

- демографическая ситуация в населенном пункте, динамика численности татар по итогам последних переписей;

-использование бытовых обрядов, традиций этических норм в татарских семьях;

- количество национальных классов и школ, число учащихся и образовательный уровень, обеспеченность жильем, зарплатой их учителей;

- количество семей и процентное соотношение семей с этнокультурным укладом жизни, использующих родной язык в общении; уровень их социального благополучия – жилье, зарплата, наличие транспорта, домашней аппаратуры и электроники, применяемых в целях сохранения национальных традиций;

-количество жителей населенных пунктов, знающих или изучающих татарскую культуру, историю, традиции, язык;

- число продаваемых татарских книг, CD, DVD дисков, книжные фонды библиотек с литературой о татарах или для татар, их ассортимент и номенклатура, количество постоянных читателей библиотек, их активность;

- число подписчиков и постоянных покупателей татарских газет, журналов, книг, номенклатура и качество этих изданий;

- количество постоянных слушателей и зрителей татарских радио- и телепередач, предпочтения аудитории среди каналов; рейтинг канала ТНВ в регионах компактного проживания татар;

- количество пользователей компьютеров и посетителей татарских интернет-сайтов, пишущих на родном языке электронные письма и комментарии на форумах;

- количество посетителей татарских спектаклей, концертов, национальных вечеров, коэффициент заполнения залов в по месту жительства татарского населения;

- репертуар спектаклей и этнокультурное содержание концертных программ;

- количество участников художественной самодеятельности в кружках и студиях этнокультурного характера;

- наличие магазинов с этнокультурными товарами, кафе и столовых с национальными блюдами;

-участие татар в бизнесе, спорте и самодеятельном творчестве.

- ориентиры и приоритеты муниципальной власти и сельского поселения в сохранении и развитии национальной культуры, языка.

КТО ВИНОВАТ – НЕ СКАЖУ, А ВОТ ЧТО ДЕЛАТЬ…

Перечисление «индикаторов» неспроста. Потому что в массовом порядке они не внедрены в практику национальных хлопот. Время от времени приходится ставить вопрос: кто виноват и что делать? Ведь так много вариантов и способов решения. И ничего тут не надо придумывать. Взять и исполнять существующие законы, как и положено в гражданском обществе. Конституции РФ, РТ, законы о культуре, о  власти, об образовании, об общественных объединениях, национально-культурных объединениях. Уставы общетатарских организаций, их решения…

Самоорганизацией народа занимаемся уже с 90-годов прошлого века. Имеем сотни и тысячи организаций, клубов, обществ. А направлять, координировать общественную энергию, обеспечивать самовопроизводство татар (как и русских, чуваш или марийцев) некому… Так что ли? Без участия самого народа это немыслимо. Прежде всего без участия 2 миллионов татар Татарстана и миллиона татар Башкортостана. В отличие от многих других регионов, именно здесь мои собратья полагаются только на государство, а не на самого себя. Полагаю, мы тут расслабились маленько… Тут помимо Ивана Грозного, Сталина и некоторых реакционных  московских политиков есть еще довольно опасные враги. Это мы сами. Мы плохо работаем со своими детьми, внуками, слабо действуем в своем селе, районе, городе. Наше иждивенчество передается детям.

Вариантов выхода из положения может быть много. Я предлагаю свой. Видя разнобой государственных, муниципальных и многочисленных общественных организаций в развитии татарского народа, я составил проект разграничения обязанностей и прав разных структур. Все пункты взял из федеральных и региональных законодательных актов, указов и уставов соответсвующих структур, потратив на это не один месяц.

Первые варианты напечатал аж в 2005 году в своей книге «Татары у себя дома».

Этот проект хорошо был принят и изучен в миннаце РФ (бывшем) и комитете по национальностям Госдумы России. Он напечатан в сборнике института истории АН Татарстана. Выкладывался в интернете. Неоднократно представлен аппаратам высших органов власти Татарстана. Озвучен на отчетно-выборной конференции федеральной НКА татар России в марте 2007 года, когда уходил с руководства ФНКАТ. Не было ни одного возражения ни от кого. Никогда.

Но до этого дня никогда не удавалось сделать ни одного шага для реализации очевидных мер координации всех заинтересованных сторон. Я никого не обвиняю в замораживании проекта.

Просто не понимаю, почему не можем договориться о координации совместных действии, разделе сфер влияния. Можно написать другой, лучший вариант разграничения, исключая, конечно, единоначалие, которое в общественных делах немыслимо. Выйти из этого затора пока не получается. Поэтому и решил поделиться идеями проекта. Допускаю, аналогична ситуация и у других российских народов. Тем более любопытно…

Мне могут сказать: у татар есть «вожаки» – президент Татарстана, Всемирный конгресс татар, Федеральная национально-культурная автономия российских татар. Все они мощно представлены в различных инстанциях и положительно воспринимаются татарским сообществом и властями регионов и стран проживания татар. Все это верно и давно известно. Но непросто сегодня понять миссию каждой структуры, распределять ресурсы, которых и так не хватает. Трудно добраться до отдельной личности, относящей себя к татарской нации или являющейся таковой по происхождению.

Татары, как и другие этносы, разделены государственными границами, социальными, классовыми различиями, религиозным и идеологическим мировоззрением. Трудно повлиять на них, побуждать созидательное действие, если не увязать человека с реальной инфраструктурой и механизмами действия.

Наверное, даже Владимир Путин убедился, как трудно управлять стаей журавлей, вести ее на желанный юг или родные берега, если сами птицы не будут летать и ориентироваться в местности, в сторонах света. Каждая птица летит сама своими крыльями. Для этого ее нужно подкормить, напоить, и главное – не подстреливать и не сажать в клетку. Такой наивно-смешной аналогией завершаю эти заметки. Читайте приложениекоторое служит в том же качестве, что и правила дорожного движения в оживленных трассах. Без правил и законов не мыслю выживание гигантских сообществ, к каковым отношу и свой народ.

Римзиль Валеев.

business-gazeta.ru

Просмотров: 651

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>