Начало начал

Туган Тел 2x3 м (1)В середине февраля 1989 года на оста­новках городского транспорта, у крупных магазинов и многолюдных тогда еще завод­ских проходных появились необычные, напи­санные от руки и размноженные фотографи­ческим способом объявления: «Туган тел» приглашает 25 февраля всех земляков-та­тар во Дворец спорта Куйбышевского авиа­ционного завода на «Зимний сабантуй».

Новость мгновенно разнеслась по городу, и в назначенный день сотни куйбышевцев заполни­ли, может быть, не совсем уютный, но ставший местом первого такого рода сбора татар, кино­зал Дворца спорта, где послушали выступление хазрата Вагиза Яруллина, посмотрели концерт ансамбля «Ялкынлы яшьлек» и заслуженного ар­тиста Татарской АССР Зиннура Нурмухаммето-ва, которого по этому случаю пригласил Равиль Ягудин, соревнования по национальной борьбе, сами участвовали в различных играх, пели, пля­сали, встретились с друзьями и знакомыми…

Таким стал первый большой выход в народ созданного немногим более месяца до этого татарского национально-культурного общества. И к такому празднику самарские татары шли долгие десятилетия.

 ТРИ ИСТОЧНИКА…

В предшествующие перестройке годы Совет­ской власти, когда государство проводило ак­тивную политику «слияния наций в новую исто­рическую общность — единый советский народ», татары и другие нации не имели достаточных возможностей для национально-культурного и духовного развития. Особенно те из них, кто на­селял территорию РСФСР. Свежи еще в памяти времена, когда люди, отстаивающие свою нацио­нальную самобытность и приверженность религи­озным традициям предков, лишались работы, партбилета… А с наиболее усердными «национа­листами» власти обходились покруче. И в этом безграничном море пролетарского интернаци­онализма и атеизма оставались лишь небольшие островки национальной культуры и духовности.

В 1967 году (удивительное совпадение — в год пятидесятилетия Великого Октября) в Куйбы­шеве открылась мечеть, в которой люди, прежде всего, среднего и старшего поколения, совер­шали обряды, встречались друг с другом, говори­ли на родном языке. И поэтому скромный домик в Малом тупике, 127 стал не только местом для совершения намаза, но и татарским духовным объединением, а впоследствии — одним из пер­вых очагов возрождения, которое началось в кон­це 80-х годов.

Весной 1970 года группа молодых энтузиастов организовала в Куйбышеве эстрадный ансамбль «Ялкынлы яшьлек», которым с тех пор бессменно руководит Ильгиз Колючев. Молодежный коллек­тив с самого начала стал центром притяжения, в первую очередь, юношей и девушек. На репети­циях и концертах они знакомились, многие нахо­дили здесь свое счастье, вокруг ансамбля обра­зовалась большая группа любителей татарского искусства. А в творческом плане за сравнитель­но короткое время «Ялкынлы яшьлек» из обыч­ного заводского самодеятельного превратился в высокопрофессиональный коллектив, который знают далеко за пределами Самарской области.

Государство между тем очень жестко продол­жало «слияние наций». Опираясь на знамени­тое хрущевское постановление «О дальнейшем укреплении связи школы с жизнью», опреде­лившее для родных языков третьесортное по­ложение в системе образования, повсеместно пересматривались учебные программы и из них безжалостно исключались часы на изучение род­ного языка и литературы, или же они сокраща­лись до смешного минимума. Во многих школах все обучение было полностью переведено на русский язык.

Процессы управляемой ассимиляции осо­бенно усилились в городах, куда в 60-80-е годы значительно усилился отток населения из сел -традиционных родников и жемчужин националь­ной культуры и языка. Многие татары, попадая в русскоязычное окружение, вынуждены были под­даваться общей моде «современного» образа жизни, который зачастую строился на отрицании всего национального.

Но, самое отрадное, тяга к культуре в та­тарской и других нациях жила и не умирала: на редкие концерты артистов из Казани и Уфы при­ходили сотни и тысячи зрителей, люди сквозь немыслимые помехи ловили радио Татарста­на и слушали родные мелодии. Жила (главным образом, в селах) художественная самодеятельность. Даже возникали новые творческие коллективы, например, в Старом Ермакове — «Ак каен», новокуйбышевский ансамбль «Дуслык», у которого, правда, жизнь оказалась недолгой…

Более того, находились люди, которые в мо­мент, когда объявлялось об окончательном реше­нии национального вопроса в СССР, обращались в Москву и стремились доказать, что это далеко не так. Одним из таких был инженер Куйбышев­ского авиационного завода А. К. Надиров. В конце 70-х годов, то есть в эпоху «развитого социализ­ма» он отправил письма в ЦК КПСС, Верховный Совет СССР, в «Литературную газету» и в «Извес­тия», где призывал власти наполнить интернаци­онализм истинным содержанием, и убеждал их, что от этого дружба народов только выиграет, писал и о многом другом, о чем сейчас говорят открыто, но в то время это казалось крамольным или, в лучшем случае, неправильным понимани­ем политики партии и правительства.

Реакция на обращение, в котором были под­няты серьезнейшие проблемы, последовала не­замедлительно: автора письма пригласили в облисполком, где провели встречу с представите­лями различных областных органов, объяс­нившими Азату Камиловичу невозможность выполнения всего того, о чем он писал в Москву. Но все же через некоторое время по Куйбышев­скому телевидению показали два коротеньких музыкальных фильма: первый — о том, как тата­ры поют по-русски, второй — как они же поют на родном языке. И все. Очевидно, в Москву тогда ушел отчет о проведенной работе «по сигналу с места».

…Таким образом, государство делало все, чтобы постепенно вытравить из народа все само­бытное и национальное. Но, несмотря на все, действовали мечети, работали ансамбли, а в людях продолжал жить татарский национальный дух. Именно эти три фактора стали основой воз­рождения, которое началось в конце 80-х годов.

 ВСПОМНИМ, КАК ВСЕ НАЧАЛОСЬ

Советское государство к середине 80-х годов, осознав, в какой тупиковой ситуации оно ока­залось, разрешило всем нам быть самим собой. Татарская общественность одной из первых в Куйбышевской области начала действовать. Про­исходило это так.

В Казани летом и осенью 1988 года полным хо­дом шла активная работа по созданию Всетатар-ской общественной организации. Весть об этом в Куйбышев привез Фаик Фарукшин, летчик-штур­ман аэропорта Курумоч. Он, будучи человеком, увлеченным национальной культурой, загорелся идеей организации общества и у нас. И пошел искать соратников — в мечеть, во Дворец культуры металлургов. Здесь, прямо за кулисами И. Колю­чее осенью 1988 года организовал встречи пер­вых активистов будущего «Туган тел»: инжненера авиационного завода А. Надирова, многолетне­го и верного помощника ансамбля «Ялкынлы яшьлек» А. Нафигина, а также представителей религиозной общины — В. Кадырова, М. Сафина, Ш. Ягудина.

В то же время совершенно самостоятельно собиралась другая инициативная группа в со­ставе юристов Ш. Ахмерова, А. Абдрафигова и Н. Шарапова. Они начали свою работу с самого главного — с подготовки юридических документов к регистрации новой организации. А 5 декабря на квартире Фаика Фарукшина состоялось пер­вое совместное заседание обеих групп, на ко­тором было принято обращение в обком КПСС и облисполком, где излагались цели татарского национально-культурного общества и просьба о содействии со стороны различных государствен­ных органов. Первым председателем оргкомите­та «Туган тел» стал Шамиль Ахмеров.

Следующим делом стал созыв собрания пред­ставителей татарской общественности, которое состоялось в актовом зале Дома молодежи 21 ян­варя 1989 года и вошло в историю как учредитель­ная конференция оргкомитета по созданию татар­ского культурного центра «Туган тел». Собралось тогда примерно 150 человек, было много высту­павших с конкретными предложениями по воз­рождению некогда полнокровной татарско-мусуль­манской жизни в городе Куйбышеве.

Юридические процедуры, таким образом, были выполнены и уже на второй день центр начал действовать: в комнате № 26 на втором этаже ГДМ собрались те, кто пожелал заняться непосредственной работой по возрождению та­тарского языка и культуры. Сюда пришли Мансур Ямалетдинов, Эльсор Кабиров, Равиль Ягудин, Асия Нугманова, Рашид Абдуллов и многие дру­гие. В их числе, разумеется, были и те, кто стоял у самых истоков национального движения.

А в середине февраля делегация самарских татар приняла участке в первом съезде ТОЦ в Казани.

 ПЕРВЫЕ ШАГИ

Протоколы первых заседаний оргкомитета, газетные публикации и воспоминания о том вре­мени позволяют воссоздать неповторимую ат­мосферу энтузиазма и великих планов, которыми мы жили тогда — в первые месяцы и годы работы «Туган тел». Уже 3 февраля в клубе «Аврора» состоялся первый вечер, 25-го — первое большое  мероприятие, которое было так быстро подготов­лено, что толком над названием не успели поду­мать, и оно прошло под несколько странноватым названием: «Зимний сабантуй».

Тогда все было впервые: вечера отдыха для молодежи, на которых плясали и под гармонь, пер­вый приход 10 марта на заседание совета директо­ра LUPM-12 Советского района Хариды Дашкиной и ее предложение открыть татарскую воскресную школу (которая заработала уже через несколь­ко месяцев), праздник «Уйнагыз, гармуннар!» 16 апреля во Дворце культуры на площади имени Кирова, который вместо двух часов по программе растянулся на шесть, вечер 20 мая во Дворце спор­та авиационного завода, на котором присутствова­ли казанские гости во главе с известным поэтом Харрасом Аютовым, огромное скопление народа на ипподроме на первом сабантуе 24 июня, пер­вый визит активистов «Туган тел» в обком КПСС 2 июля, с чего началась работа по открытию област­ной татарской газеты «Бердэмлек».

Состав организаторов праздников и различ­ных других мероприятий менялись. На то были разные причины. Главная из них — слишком мно­го сил и времени отнимает общественная работа на пользу своему народу, а приносит она лишь моральное удовлетворение. Впрочем, те, кто уже 10 лет трудится во благо нации, составляющие костяк «Туган тел», понимают, что здесь деньги не заработаешь, и принимают это как должное. Уходили одни, приходили другие. Уже через не­сколько месяцев, весной 1989 года актив «Туган тел» пополнили Минахмет Сагиров, Шамиль и Наиля Багаутдиновы, Альфия и Фархат Махмуто-вы, Гельсина Нуруллина, Марат Гибадуллин… В подготовке нескольких культмассовых мероприя­тий первых месяцев работы общества участвова­ли Ильгиз Колючев, Альфия Гиниятуллина, Иде­ал Галяутдинов, Раиля Галлямова-Сафина (тогда студентка Куйбышевского института культуры, ныне руководитель отдела культуры и молодеж­ной плитики Камышлиного района). Потом к нам присоединились Шаукат Хайбуллов, Рафик Абдеев, Марат Ахтямов, Наиль Халиуллин, Раиса Гибадуллина, Ринат Шарифуллин, Назыф Ибра­гимов, Салих Валиахметов, Асфандияр Валитов, Джаудат Бурганов, Рафик Шафигуллин и другие. Почти все они до сих пор в той или иной форме участвуют в национальном движении.

Пример татар областного центра воодушевил наших земляков в Тольятти, Похвистневе, Сызра­ни, которые вскоре тоже создали национальные центры и начали работать, с тех пор и во мно­гих татарских селах начали постоянно проходить праздники. Общий национальный подъем татар­ского народа привел также к строительству мно­жества мечетей в городах и селах, среди которых особое место занимает величественная Собор­ная мечеть в Самаре, а также активизации жизни религиозных общин.

…За десять прошедших с тех пор лет наша духовная и культурная жизнь изменилась корен­ным образом. Праздники, постоянные концерты, татарская школа, молодежная организация, на­циональные средства массовой информации и многое другое, обо всем этом самарские татары в прежние времена могли только мечтать. А начало этому возрождению положили ставшие уже исто­рией события конца 80-х годов и наше памятное учредительное собрание «Туган тел» 21 января 1989 года.

***

Список членов первого оргкомитета татар­ского культурного центра «Туган тел» (избран 21 января 1989 года):

Ш. Ахмеров, юрисконсульт комбината на­домного труда, Р. Абдулов, инженер ЗиМа, А. Абдрафигов, юрисконсульт объединения «Куйбы-шевразнобыт», Л. Галиева, учительница, Э. Каби-ров, инженер КуАЗа, А. Надиров, инженер КуАЗа, Н. Шарапов, адвокат юридической консультации Советского района, Д. Субеева, преподаватель, Р. Сайдуллаев, мастер производственного обу­чения, А. Валишев, рабочий ЗиМа, А. Нафигин, инженер завода «Прогресс», Ф. Давыдов, жур­налист, Ф. Фарукшин, штурман авиаотряда, Р. Ягудин, заместитель председателя кооператива «Сезон», Н. Галимова, художник 9 ГПЗ, Н. Шамаков, старший техник КОНИИР, Г. Камальдинова, библиотекарь, Ш. Галимов, корреспондент газе­ты завода «Прогресс», Г. Сайхутдинова, зубной врач, М. Сафин, рабочий автобусного парка, Ф. Валеева, пенсионерка.

(При подготовке материала использованы протоколы заседаний оргкомитета общества «Туган тел» 1989 года).

Шамиль ГАЛИМОВ.

Газета «Азан» (№ 2, 1999 год).

Просмотров: 1562

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>