«Поднятая целина» Нагима

53440_i_articleОднажды захворавшего председателя колхоза «Мир» Ахметнагима Абдрафикова посетил в больнице первый секретарь Клявлинского райкома КПСС. Справившись о его самочувствии и пожелав скорейшего выздоровления, он сказал руководителю одного из крупнейших и передовых хозяйств района: «Нагим Абдрауфович, время Давыдовых прошло, надо беречь себя». Трудоголик Абдрафиков, привыкший работать по 18 часов в сутки без выходных и перенесший три инфаркта, произнес в ответ нечто согласительно-нейтральное. Но вряд ли он собирался менять свой образ жизни, что и подтвердили последующие годы. Да и прошло ли время героя шолоховского романа «Поднятая целина» Семена Давыдова… Если иметь в виду смутные представления ленинградского рабочего о сельском хозяйстве, то, конечно, прошло. Но такие его качества как искренность, твердость, организаторские способности, умение учиться, готовность жертвовать собой ради блага народа, по большому счету, никогда не обесценятся. 

Именно эти качества были присущи Нагиму Абдрауфовичу (так сельчане привыкли сокращать его имя), 17 лет возглавлявшему названный колхоз и ставшему кавалером четырех орденов и многих медалей, а позже – почетным гражданином Камышлинского района.

Председателем его избрали в 1967 году. В отличие от Давыдова, сыну потомственного крестьянина не надо было знакомиться с сельской жизнью, с которой он расставался лишь на годы армейской службы. Став руководителем хозяйства, он провел большую организаторскую работу по концентрации и специализации производства не только на молочном животноводстве, но и на птицеводстве; по внедрению прогрессивных технологий, упорядочению зарплаты и укреплению трудовой дисциплины. Благодаря  настойчивости Нагима Абдрауфовича в «Мире» была построена крупная механизированная птицефабрика, которая ежегодно давала более одного миллиона яиц, что равнялось плану всего района (до этого с выполнением районного плана дело обстояло плохо, поскольку в хозяйствах действовали мелкие нерентабельные птицефермы).

Прием в почетные пионеры. 1972 г

Прием в почетные пионеры. 1972 г

А потом в колхозе была создана звероферма, где выращивали норок, и наладилось производство ценного меха. Но областные власти настояли на закрытии этих ферм, что не выбило председателя из новаторского «седла». Это его заслуга в том, что в колхозе «Мир» первым в районе (и среди первых в области) были созданы орошаемые долголетние культурные пастбища. Их построили в 1972-1973 гг. на площади около 400 га, что позволило обеспечить общественный и личный скот всеми видами кормов. Также Нагим Абдрауфович внедряет механизацию при загрузке сеялок с помощью зерноуборочных комбайнов, создает ползунковую волокушу на базе списанного комбайна для уборки соломы, агрегат по калибровке семян и множество других приспособлений. А в агитационной листовке о председателе, выдвинутом весной 1973 года кандидатом в депутаты Куйбышевского областного совета депутатов трудящихся, говорится о его роли в гидрофикации посевных агрегатов, герметизации комбайнов, повышении культуры полей. 

Выступление на партийной конференции

Выступление на партийной конференции

Хозяйство, руководимое  Абдрафиковым, позиционировалось в качестве семеноводческого со стабильными урожаями, надоями и привесами скота на откорме. По многим экономическим показателям колхоз начинает показывать лучшие результаты в районе. В начале 80-х годов здесь полностью были механизированы работы в полеводстве и на 80% – в животноводстве. По сравнению с 1965 годом производство зерна в хозяйстве в 1980 году выросло в 1,4 раза, молока – в 1,8 раза, мяса – в два раза, а картофеля – в девять раз. А к декабрю 1983 года на календаре животноводов значился уже год 1984-й. Значимость данных фактов становится больше, если учесть, что и в 60-е годы это хозяйство считалось показательным.

Взаимопроверка готовности техники к уборке урожая. 1976 г.

Взаимопроверка готовности техники к уборке урожая. 1976 г.

Не забывал Нагим Абдрауфович и о развитии социальной сферы. Вместе с председателем Клявлинского райисполкома он ездил в Москву и добился того, чтобы газ пришел в Клявлинский, а потом и в Камышлинский районы. На территории колхоза строились здания соцкультбыта и жилые дома. Многое делалось для закрепления на селе молодежи. Новобрачным справляли комсомольские свадьбы и дарили квартиры. Были колхозные  стипендиаты, которые после окончания института возвращались на работу в родную Камышлу. Серьезен был подход и к обеспечению деятельности производственной ученической бригады.

В отличие от С.Давыдова председатель «Мира» с колхозниками жил в мире. Он не устраивал разносы, но все знали его требовательность и справедливость, доступность и тактичность. Нагима Абдрауфовича часто видели задумчивым и молчаливым, обдумывающим новые планы. В кабинете он находился изредка, поскольку целыми днями был «на колесах», посещая бригады и фермы, гараж и мастерские, отслеживая в них ход налаженных работ. Отсюда его поименное знание колхозников, их сильных и слабых сторон.

Вернемся еще раз в 1967 год. Тогда колхозники доверили свое хозяйство Абдрафикову потому, что видели его в деле в течение восьми предшествующих лет в должности главного механика колхоза «Мир». Правда такое название колхоз получил лишь в 1962 году – после объединения коллективных хозяйств «Яна турмыш» и «Октябрь». Молодой механик колхоза «Яна турмыш» показал себя плодовитым рационализатором и умелым организатором, который всячески старался снизить долю ручного труда в растениеводстве и животноводстве. Низкую механизированность трудоемких процессов он воспринял как своеобразную целину и начал ее поднимать. Используя газетную информацию, придумал доильный агрегат, действующий от автомобильного двигателя, и сам учил доярок как им пользоваться. Позже Нагим изобрел доильный аппарат наподобие «Елочки» и навозоудаляющий транспортер.

Знавший его в те годы автор книги «Есть в Заволжье село» А.М. Хайров отмечает роль главного механика в электрификации животноводческих ферм. Кстати, в те годы о нем узнали многие, потому что на базе этого колхоза проводились семинары различного уровня, и Нагиму доводилось на них выступать, делиться опытом. Его новаторство и внедрения высоко оценивались специалистами и руководителями областного управления сельского хозяйства, а справедливо-критический голос механика порой был слышен на весь район. Так, в феврале 1965 года в Клявлинской газете говорилось о выступлении Абдрафикова на одном из собраний, где он критиковал райком за недостаточное внимание к делам «Мира» и призывал к проведению взаимопроверок между хозяйствами перед посевными и уборочными работами, а также к оказанию взаимопомощи в ремонте техники.

Не знаю как насчет ремонтной помощи, а взаимопроверки были внедрены в жизнь. Конечно, их результативность можно было свести к нулю, если проверяющая и проверяемая стороны договорились «сыграть вничью», но с Нагимом этот фокус не мог пройти в принципе. Он и технику знал в совершенстве, и никогда не покрывал халтурное отношение к ее состоянию.

Дело в том, что у этого принципиального человека за спиной были многие годы работы механиком, после которых он в 1959 году стал, как уже отмечалось, главным механиком колхоза. Демобилизовавшись из армии в октябре 1950 года, Нагим вернулся в родную Камышлу и поступил в Обшаровскую школу механизации сельского хозяйства Куйбышевской области на отделение механиков МТС. Через два года он с отличием окончил эту школу и начал трудиться участковым механиком  Камышлинской  лесозащитной станции (впоследствии она станет МТС), потом заведующим ремонтной мастерской. В 1957 году Нагим по направлению с работы поступил в Усольский   сельскохозяйственный техникум, и после двух лет очной учебы получил специальность техника-механика сельского хозяйства.

А вообще слово «механик» в его биографии и тяга к технике появились в годы армейской службы. Солдатскую форму парень надел в декабре 1944 года после досрочного окончания зоотехнического отделения Камышлинского   сельхозтехникумаи стал курсантом учебного танкового полка, базировавшегося в Свердловской области.Через шесть месяцев его в качестве механика-водителя танка направили в Венгрию, где Нагим провел несколько лет. Затем будет служба старшим механиком танка в Германии.Как одного из лучших танкистов его сфотографируют у развернутого знамени воинской части, и этот снимок появится в феврале 1949 года в газете «Советский танкист».

Шесть лет службы завершились для старшины успешно, а спустя несколько десятилетий уволенный в запас Абдрафиков Ахметнагим Абдрауфович будет приравнен к участникам Великой Отечественной войны, в соответствии со статьей 2 Федерального закона «О ветеранах».

Мастер вождения танков

Мастер вождения танков

Непосредственными участниками той войны были его старшие братья Абдрахман и Абдулахат, не вернувшиеся домой с полей сражений. Абдрахман за проявленные доблесть и мужество был награжден двумя орденами Красной Звезды и медалями. Защищая Ленинград, он трижды попадал по ранению в госпиталь, но снова вставал в строй. Вражеская пуля настигла старшего сержанта и парторга роты 5 сентября 1943 года в боях под Смоленском. Он писал стихи, которые печатали в районной газете, прислал с фронта патриотическое письмо, обращенное к камышлинцам. Оно было передано в школьный музей, но там, к сожалению, не сохранилось.

А Абдулахат ушел воевать через две недели после школьного выпускного вечера. Окончив краткосрочные курсы в Саратовском училище, стал командиром танка. Как и старший брат был орденоносцем, только на его гимнастерке сверкала другая награда – орден Отечественной войны II степени. В упоминавшейся уже книге «Есть в Заволжье село» цитируется документ, пришедший в Камышлу: «Ваш сын гвардии лейтенант командир танка Абдрафиков Ахат Абдрауфович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество в бою, пропал без вести 12 января 1944 года». Можно представить состояние матери трех сыновей, когда в конце того же года в армию призвали Нагима. Но он на фронт не попал, а Ахата мама ждала еще долго после войны.

Лишь в 1982 году сын Нагима абы Булат, служивший в Киевском военном округе, отыскал могилу без вести пропавшего дяди. Вернее, братскую могилу в д. Ясенки Винницкой области, в которой покоились останки Ахата. Абдрафиковы посетили эту деревню, положили на место упокоения воинов камышлинскую землю, а с собой привезли несколько горстей с братской могилы и передали их маме лейтенанта-танкиста Гульмисафе Хайбрахмановне.

87-летняя женщина была несказанно рада получить хотя бы такую «весточку» от среднего сына. Из четырех мужчин, бывших в ее семье до начала 40-х годов (муж и три сына) судьба и война оставили ей до конца жизни одного Нагима. Кстати, супруг Абдрауф Абдрафикович тоже был участником войны – только первой мировой. В колхозе он трудился конюхом правленческих лошадей, а жена – на разных работах.

Родившиеся в их дружной и трудолюбивой семье мальчики с детства привыкли помогать родителям по хозяйству, а во 2-3 классе начали участвовать в прополке различных культур в колхозе. Когда братьев призвали в армию, 15-летний Нагим взял их долю домашней работы на себя. В том же году он окончил 7-й класс Камышлинской средней школы и поступил в названный выше местный техникум.

Когда детишки с соседских улиц и домов собиралась на шумные зимние игры, Нагим катал их на больших санках. Среди этих ребят была и девочка Фидания, которая называла «катателя» Нагим абы, поскольку была на шесть лет моложе. Как известно, в детстве – это огромная дистанция.

Потом бравый танкист в один из своих приездов в отпуск из-за границы увидел, что девочка, которую он жалел, видя ее красные от мороза ручки, превратилась в интересную старшеклассницу. Нагим решил пригласить ее в кино, но сам сказать о своем предложении не решился и сделал это через подругу Фидании. Так начался недетский этап их дружбы.

На следующий год девушка поступила в Казанский пединститут на филологический факультет (отделение «русский язык и литература для татарских классов»). Став третьекурсницей, она услышала от Нагима еще одно предложение – выйти за него замуж (на сей раз подруги не привлекались). Фидания дала согласие, и 18 октября 1952 года они сыграли свадьбу.

Молодая жена перешла на заочное отделение института и стала преподавать в Давлеткуловской семилетней школе. В конце июля очередного года она стала мамой, а в сентябре уже начала трудиться в своей родной Камышлинской средней школе, так как в ней не хватало учителей. Проработав в этом учебном заведении 38 лет (с перерывами на рождение еще двух детей), Фидания Асхатовна вышла на пенсию в 1988 году.

А Нагим Абдрауфович сделал то же самое несколько раньше – в 1983 году, хотя мог бы работать и дальше, так как все его ценные качества с годами не нивелировались, а лишь прошли огранку опытом организации производства и общественной деятельности. Ведь председатель передового колхоза неоднократно избирался депутатом областного и районного советов, был членом Клявлинского райкома КПСС, областного совета колхозников. Но появились у него проблемы со здоровьем, да и острота зрения стала катастрофически падать.

Пришло время начинать новую жизнь – пенсионную. Но как человек неугомонный Нагим абы не собирался сидеть, сложа руки. Любитель животных, он завел с женой хозяйство (корова, овцы, кролики, куры), мог часами сидеть и вести разговоры с «братьями нашими младшими». Годы не ослабили интерес классного механика к технике, результатом чего стало появление во дворе мотороллера, на котором он ездил заготавливать сено, собирать ягоды и грибы. Часто к нему за помощью приходили владельцы таких же транспортных средств, нуждавшихся в ремонте.

Лишь на пенсии чета Абдрафиковых, привыкшая жить очень скромно, решила облицевать кирпичом свой гипсоблочный дом. Сельчане про Нагима абы говорили с уважением: «Это председатель, который построил для себя только дощатый гараж». Интересно, много ли найдется ныне таких руководителей, не забывающих о себе в дачных и иных хоромах… Или время Давыдовых-Абдафиковых в этом смысле, действительно, прошло?

Не упертые запредельно на удобствах своего существования, Нагим Абдрауфович и Фидания Асхатовна сосредоточились на другом – на мирной и дружной семейной жизни, в микроклимате согласия и любви. Они вырастили трех достойных детей, привыкших отлично учиться и успешно трудиться. Их первенец, дочь Резеда, работала терапевтом после окончания мединститута, объездила с мужем-офицером всю страну; пожила, как отец, в Венгрии, а ныне обосновалась в Сергиевске. Сын Булат окончил артиллерийское инженерное училище и дослужился в армии до звания подполковник. Сейчас он руководит Управлением строительства и ЖКХ администрации муниципального района Камышлинский. А младший сын Рамиль по совету отца окончил инженерно-строительный институт и стал строителем. «Нас, – говорит Фидания апа, – как примерную семью приглашали в областную филармонию, где я выступила перед молодоженами».

Ныне у нее пять внуков (все они строители) и две внучки, а также пять правнучек и один правнук. Все внуки прошли школу Нагима бабая по косьбе сена. Но на правнуковом уровне фамилия Абдрафиков пока не присутствует, вся надежда на неженатых внуков Альберта и Руслана.

В этой большой семье все разговаривают на родном языке, придерживаются татарских традиций и обрядов. Родители Нагима абы были верующими людьми, но без фанатизма. А сам он на религиозных обрядах не присутствовал, так как был коммунистом и придерживался партийной линии.

Зато Нагим Абдрауфович хранил переведенную с татарского языка летопись истории села Камышла. Он разрешил отксерокопировать ее и поместить копию летописи в школьный музей. Там изучили летопись и выяснили, что она дополнялась и передавалась по наследству из поколения в поколение.

Золотая свадьба. 2002 г.

Золотая свадьба. 2002 г.

2 июня 2012 года Нагим абы умер после тяжелой и продолжительной болезни, не дожив одной недели до своего 86-летия и 4,5 месяцев до бриллиантовой свадьбы. Хоронили его по мусульманским канонам, с приглашением муллы. Но были элементы и гражданских похорон при большом стечении народа. Так, при проводах в последний путь с добрыми искренними словами о покойном выступили глава  района, коллеги и друзья.

На его могильном камне выбиты слова: «В сердцах народа оставив след, память о тебе вечно жива». Слово «память» часто встречается на надгробных сооружениях, а фразу про след в сердцах народа видеть не доводилось, поскольку ее надо заслужить настоящей заботой о большом количестве людей. Нагим Абдрауфович заслужил.

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары».

Просмотров: 1409

4 комментариев

  1. Он рассказал мне, что работал в одно время с моим дедом. Мой дед-Панин Василий Иванович, работал лесничим, а Ахметнагим Абдрауфович работал председателем колхоза. Они вместе решили и воплотили в жизнь свою задумку, засадили территорию старого кладбища в Камышле (то, что между ул. Болотной и ул.Советской). Сделали это из добрых побуждений сохранить это место без застроек. Вот так доброе и уважительное отношение к вероисповеданию двух земляков, наших предков, помогло сохранить это кладбище.
    Светлая память ему и всем, кто так добросовестно трудился!

  2. Гульсиня Сулейманова(Шайхутдинова) в пишет:

    Нагим Абдрауфович — двоюродный брат моей мамы .Я тоже горжусь моим дядей

  3. Фидания-апа двоюродная сестра моей мамы.Горжусь моими родственниками!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>