Влюбленный в технику профессионал

1

Новоусмановец Камиль Халимов

Поскольку по-русски 17-летний Камиль Халимов изъяснялся не очень уверенно, преподаватель отделения комбайнеров Шенталинской школы механизации сельского хозяйства разрешил юноше отвечать на вопросы экзаменационного билета на родном языке. В качестве переводчика выступил отслуживший в армии сокурсник. Материал Камиль знал основательно, и поэтому его татарская речь звучала плавно и убедительно. Но желая подстраховаться, а вернее перестраховаться, он в ходе ответа попросил переводчика исправлять его ошибки, если они появятся. Все равно, дескать, экзаменатор ни слова не понимает. К счастью ошибок не было, что и отметил потом преподаватель, который, как выяснилось – к изумлению парней, владел татарским языком.

Но это было не первое экзаменационное испытание Камиля на знание техники. Двумя годами раньше, после окончания неполной средней школы в селе Новое Усманово Камышлинского района, будущий почетный гражданин этого района обучался тракторному делу на курсах при Новоусмановской машинотракторной станции (МТС), что позволило ему в качестве тракториста выезжать на поля местного колхоза «Победа». Причем, доверяли молодому механизатору не разбитую технику, а машины, только что начинавшие входить в земледельческий процесс. Это касалось не только тракторов, но и комбайнов, за штурвал которых Камиль пересел после учебы в Шентале. А в 20 лет юноша там же окончил отделение механиков-комбайнеров и получил допуск к работе на самоходных комбайнах С-4. План уборки урожая в 1950 году он выполнил на 198%. Доводилось ему неделями работать на своем комбайне и у соседей: на полях бакаевского колхоза имени Габдуллы Тукая и камышлинского колхоза «Новая жизнь». До призыва в армию пришлось еще и пошоферить на «полуторке».

В школе механизаторов. Камиль – с гармошкой, 1950 г.

В школе механизаторов. Камиль – с гармошкой, 1950 г.

Армейские будни, пришедшиеся на начало 50-х годов, прошли в войсках министерства внутренних дел СССР на территории Украины. После окончания школы младшего начальствующего состава рядовой Халимов стал младшим сержантом и получил специальность радиотелеграфиста. В дальнейшем он служил в должности начальника радиостанции, а затем в спецкомендатуре на секретном заводе, из-за чего демобилизацию сержанта задержали на полгода.

Казалось бы, что ничего особенного в службе Камиля не произошло, но в конце минувшего века его приравняли к участникам Великой Отечественной войны, поскольку он был задействован в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на территории Украины в период с 1 января 1944 года по 31 декабря 1951 года. До последнего времени Камиль Газизнурович предпочитал не распространяться на эту тему и заговорил лишь после того, как в печати появилась масса публикаций об упомянутых боевых операциях. Еще курсантом его вместе с сокурсниками направляли ловить бандеровцев. Как вспоминает один из участников тех событий С.М.Басов, «мы не столько учились в школе, сколько ходили по всяким разведкам, да с бандеровцами возились… Бывало, что целую неделю жили в лесу: прочесывали местность, сидели в оцеплении, искали схроны, ликвидировали их…».

Хотя прошло уже шесть лет, как закончилась Великая Отечественная, но в лесах на Львовщине и Волыни в подземных сооружениях по-прежнему сидели вооруженные боевики, развернувшие против советской власти так называемую «бункерную войну». Они тайно вылезали из схронов и наносили чувствительные удары из-за угла: жгли дома, резали скот, портили сельхозтехнику, убивали коммунистов и активистов, сея страх среди мирных жителей, и снова уходили в леса. Не секрет, что их поддерживала и часть местного населения. Только по официальным данным МВД УССР, к апрелю 1952 года на Западной Украине насчитывалось около трехсот человек в организованном бандеровском подполье и более шестисот боевиков-одиночек.

Другой участник ликвидации остатков организованного бандеровского подполья Г.З.Санников, написавший впоследствии об этом книгу «Большая охота», отмечал, что «На предполагаемых маршрутах движения бандгрупп все еще устраивались засады, проводились чекистско-войсковые операции с блокадой целых районов. К разведывательно-поисковым действиям по-прежнему привлекали большое количество солдат, которые с помощью двухметровых щупов и служебных собак искали вентиляционные отверстия и люки – входы в подземные схроны-бункеры». О том же говорит и Камиль абы, вспоминая акции под названием «свободный поиск», когда ему в составе группы военнослужащих, по нескольку дней проводившей в лесу, доводилось участвовать в блокировании хуторов к ночи и оцеплении домов, в которых предполагалась сходка бандеровцев. Пришлось ходить по лесу и со щупом – в шеренге с интервалом в пять метров, искать люки под поленницей дров во дворах хуторян и скрытые комнаты в их домах.

Ликвидация подполья ОУН (Организации украинских националистов) в СССР в целом была завершена к 1952 году, хотя отдельные проявления регистрировались на протяжении следующих четырех лет. А герой нашей статьи, демобилизовавшись в 1954 году, вернулся домой и снова устроился на работу в Новоусмановскую МТС – сначала слесарем, затем комплектовщиком поршневых групп двигателей, наладчиком топливных аппаратур дизельных двигателей. Одним словом, снова при машинах, но не за рулем, а в режиме их обслуживания.

Так прошло шесть лет, и, когда МТС расформировали, Камиль снова взялся за рычаги управления техникой. На сей раз это был бульдозер, доверенный ему в узбекском городе Беговат (с 1964 г. – Бекабад). Приглашенный сюда братом супруги волжанин трудился в УНР-704 (Управление начальника работ) треста Узбекгидроэнергострой. Работал он как всегда на совесть, через год став ударником коммунистического труда, а позже получив благодарность в приказе. Со временем к нему переехала мама и жена со старшей дочерью, у которой в Узбекистане на свет появилась сестренка. Халимовым дали квартиру, жизнь наладилась, живи – не хочу. Городок небольшой, расположен на обоих берегах реки Сырдарьи, у самого выхода ее из Ферганской долины. Но малая родина все сильнее тянула домой, особенно маму Камиля, которой даже поговорить было не с кем на родном языке, когда она выходила погулять. Да и оставшийся в родном селе брат нуждался в помощи. И Халимовы решили – возвращаемся. На календаре был 1965 год.

Молодожены Халимовы, 1958 г.

Молодожены Халимовы, 1958 г.

Именно в этом году началась биография нефтяника Камиля Халимова. В родном селе Новое Усманово он устроился трактористом в Байтуганскую колонну НГДУ «Бугурусланнефть». Потом здесь же работал механиком, а окончив курсы в учебно-курсовом комбинате предприятия, на десять лет стал машинистом тракторного подъемника для ремонта подземных нефтяных скважин.

Имеющаяся у него по жизни тяга к знаниям, которая столь же сильна, как и любовь к технике, позволила получить среднее образование в вечерней школе ст. Клявлино (вечернику было уже 45 лет), а позже пройти обучение для руководящих работников по курсу «Техническое обслуживание и ремонт автомобилей» в Грозненском политехническом техникуме.

К тому времени состоялось назначение Камиля абы на новую должность – начальника участка БУТТ (Бугурусланского управления технологического транспорта), который обслуживал разными транспортными средствами нефтепромысел, находившийся на территории с. Новое Усманово. И по-прежнему любое дело спорилось в руках Камиля Газизнуровича. На его счету немало рационализаторских предложений, которые облегчали коллегам-нефтяникам их труд.

А труд самого рационализатора и передовика производства почти ежегодно отмечался благодарностями, почетными грамотами и занесением на Доску почета НГДУ. Вручены ему были и общесоюзные знаки «Победитель соцсоревнования 1980 года», «Ударник XI пятилетки». Особо он гордится тремя своими наградами, в названиях которых присутствует слово «труд»: медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», медалью «Ветеран труда» и орденом Трудового Красного Знамени, кавалером которого Г.Халимов стал в 41 год. Через четверть века после этого он вышел на пенсию.

Несомненно, такой производственной биографией Камиля Газизнуровича гордился бы его отец Газизнур Мингазизович, родившийся в 1901 году в семье бедняков Мингазиза и Хабибзады. В конце 20-х годов он окончил в Бугуруслане курсы секретарей сельских советов и потом работал в этой должности, участвовал в организации колхозов. С началом войны Газизнура призвали в действующую армию, и вскоре он пропал без вести. Переписка с отцом оборвалась на четвертом письме. А сын до сих пор вспоминает его, посвящая отцу свои изредка появляющиеся стихотворения, написанные на татарском языке. В одном из них есть такие строчки (в переводе): «Мечтал ты – дети подрастут/ И помогать тебе начнут,/ Душа сей радостью полна./ Но это счастье не случилось –/ В котле судьбы все растворилось,/ Лишила встречи нас война».

Так что гордиться успехами старшего сына довелось лишь его маме Минхаят Хафизовой, уроженке села Бакаево, рано ставшей сиротой из-за смерти родителей в голодные годы. Оставшись в начале войны без мужа, когда ее детям было 11 лет (Камилю) и 5 лет (Агтасу), она не запаниковала и делала все, чтобы сыновья не знали, что такое голод. Во дворе всегда были корова и овцы.

Находила Минхаят апа время и для воспитания своих мальчиков, причем не в навязчивом, а спокойном режиме, основанном на личном примере и внимании к интересам детей. Так, Камиль с дошкольных лет заслушивался игрой гармонистов, мечтая овладеть этим умением. Но отсутствие инструмента делало мечту несбыточной. Однажды подросток узнал, что можно приобрести гармошку у односельчанина, который просил заплатить за нее не деньгами, а мясом. Мать Камиля взяла тушку только что зарезанной овцы и сказала: «Если этого хватит на гармошку, отнеси». Баранины хватило, и у мальчика появилась первая в жизни гармонь, на которой он выучился играть.

Второй (и последний) его инструмент сделан руками известного мастера по изготовлению гармошек-тальянок и гармониста Г.А.Гаряева – уроженца села Старое Ермаково. На его гармошках играют музыканты Самарской, Ульяновской, Оренбургской областей, Республики Татарстан и других регионов России, а также в странах дальнего и ближнего зарубежья. В честь 100-летия со дня рождения этого мастера Камышлинский район принимал в апреле 2012 года 1-й межрегиональный фестиваль гармонистов «Уйнагыз, Гали гармуннары!»  (Играйте, гармошки Гали!). Камиль абы в нем не участвовал, но в его руках инструмент мастера постоянно звучит – на концертах художественной самодеятельности села и в домашней обстановке, радуя собравшихся.

Среди них долгие годы была и Минхаят апа, которую старший сын порадовал еще и тремя внучками, женившись в 1958 году на представительнице Камышлы Изиле Сазитовне. Она собиралась стать учительницей и после школы поехала работать в староермаковский детский сад, но ладный, серьезный и порядочный Шагит произвел впечатление не только на нее, но и на будущего тестя. Кандидат в женихи прибыл просить руки Изили с «тяжелой артиллерией» – двумя ее дядями, и добился своего. Лишь много лет спустя он узнал, что дядей можно было не привлекать, так как Камиль и Сазит абы познакомились еще в доармейский период жизни будущего зятя.

Это выяснилось на новоусмановском базаре, когда им встретился здесь Мирга абы – бывший напарник Камиля, с которым он убирал пшеницу на полях упомянутого уже соседского колхоза «Новая жизнь» в очень непростых условиях. Дело в том, что местный агроном перепутал поля и отправил командированных комбайнеров на работу не в то место. Здесь их не ждали, и поэтому сутки они трудились без обещанных помощников для работы на копнителях и на голодный желудок. Потом примчались и агроном, и председатель колхоза, и бригадир убиравшегося новоусмановцами поля, прихватив с собой кашевара и продукты. Следующие шесть дней прошли уже в нормальном режиме, и бригадир был очень рад тому, как сработали нежданно доставшиеся ему комбайнеры. Этим бригадиром был будущий тесть Камиля, но до похода на базар мужчины об этом не подозревали. Глаза им открыл Мирга абы, разыграв небольшую сценку с задаванием наводящих вопросов. «Эй, ходаем, – сказал тогда Сазит бабай, – чего только не бывает на свете. Иногда казалось ведь – где-то видел я зятя раньше, но никак не думал, что это тот самый паренек-комбайнер!»

Да, паренек заметно окреп за прошедшее с той поры время, став внимательным и верным супругом. Что касается планов его жены стать учительницей, то семейная жизнь внесла в них коррективы. Прошагав уже более 55 лет по жизни в мире и согласии с мужем, Изиля апа стала ветераном нефтяной промышленности, «шестикратной» бабушкой и даже прабабушкой – для дочурки одной из внучек. Свои же дочки давно выросли, стали дважды мамами и разъехались по России. Старшая из них Фания проживает в Нефтеюганске, средняя – Венера – в Самаре, а младшая – Гульшат – в Брянске.

9 мая 2011 г. в Новом Усманово

9 мая 2011 г. в Новом Усманово

image (7)

9 мая 2013 г. в Новом Усманово

image

На субботнике в мечети, 2013 г.

C женой, дочками и правнучкой на картофельном поле, 2013 г.

C женой, дочками и правнучкой на картофельном поле, 2013 г.

Более десяти лет Камиль абы обитал в женском царстве (мама, жена, три дочки), поскольку отца, как уже отмечалось, забрала война, а младший брат погиб в автокатастрофе в середине 60-х годов. Мужчины появились лишь в лице зятьев, а потом и трех внучат. Активные поиски сводного брата Исламнура не увенчались успехом, так как Камиль Газизнурович не имел достоверных данных о его фамилии.

Не смог помочь в этом деле и Интернет, в «паутине» которого ветеран чувствует себя весьма уверенно, хотя освоил компьютер только в 80-летнем возрасте, по-прежнему ощущая тягу к новому знанию. У него есть своя страничка в «Одноклассниках», на которой Камиль абы вывесил более 500 фотографий о жизни Халимовых.

Судя по этим снимкам, можно сказать, что супруги часто принимают гостей – родню, знакомых и друзей юности, с удовольствием посещают родственников, живущих в Самарской области и Татарстане, регулярно присутствуют на камышлинских сабантуях и праздниках, посвященных Дню Победы. Постоянно в родном доме появляются дочки со своими детьми, причем приезжают они не только погостить или встретить Новый год, а и поработать на семейном огороде при посевной и сборе урожая.

Эти сельхозработы Камиль абы, как влюбленный в технику профессионал, в значительной степени механизировал, создав собственными руками несколько минимашин разного функционального назначения. У него есть небольшой грузовичок, на котором удобно перевозить сено, собранный урожай и пчелиные улья; маленький трактор, способный с соответствующими прицепами вспахивать и бороновать землю, окучивать и выкапывать картофель, убирать свеклу; а также другие механизмы, среди которых выделяются аэросани. Можно сказать, что на подворье Халимовых действует собственная МТС.

image (2)image (4) image (5)image (8)

Конструирует Камиль Газизнурович и другие необходимые в быту приспособления. Кроме того, он увлекается резьбой по дереву и изготовлением мебели. Часть мебельного гарнитура в доме (шкаф, кресла, диван, буфет) вышла из под его рук.

Сотрудникам местного музея ветеран помогает находить нужную информацию в Интернете для обновления экспозиции. А однажды он подарил музею свой фотографический аппарат «Зоркий-4К» – последний дальномерный фотоаппарат, выпускавшийся с 1972 по 1978 год; давно изготовленные фотоувеличитель, настольный телефон, часы с кукушкой, молотило (цеп) и мамин серп, которым косили в поле еще до появления героя этой статьи на свет. Причем к каждой раритетной вещи Камиль абы приложил небольшое собственное стихотворение на татарском языке, чтобы посетители смогли больше узнать о ней.

Родным языком Камиль Газизнурович владеет уверенно, поскольку и в родительской и в своей семье он был главным средством общения. Свои стихи, с которыми ветеран изредка выступает на вечерах поэзии, он пишет на компьютере, используя татарский шрифт. Камиль абы любит смотреть телепередачи из Казани и с уважением относится к мусульманской вере. С удовольствием он участвует в субботниках по приведению в порядок территории местной мечети.

Почетные граждане Камышлинского района на Cабантуе, 2011 г.

Почетные граждане Камышлинского района на Cабантуе, 2011 г.

В феврале 2015 года ему исполнится 85 лет, и в это трудно поверить, поскольку движущийся к такому солидному юбилею человек по-прежнему полон планов, стремится к контактам и новым знаниям, получает удовольствие от разработки и создания очередных механизмов. Его имя в переводе имеет несколько близких друг к другу значений: совершенный, цельный, полный, со всех сторон преуспевший. Думается, что последний вариант максимально точно описывает юбиляра и его деятельность.

Древнеримскому политику и философу Цицерону принадлежит такое изречение: «Нет ничего красивее хорошо возделанного поля». Много лет делавший такими поля Камиль Газизнурович согласен с ним. Но философ имел в виду еще и всю жизнь человека. У Камиля абы она хорошо возделана и продолжает воздавать ему сторицей. Да не иссякнет его поле!

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары».

Просмотров: 1942

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>