Татары Ставрополя — Тольятти: краткий исторический очерк

img176

 

Средняя Волга, Самарская Лука — исконные места проживания татар. Территория нынешней Са­марской области, благодаря своему географи­ческому положению, всегда занимала в истории особое место. Являясь своеобразным мостом между Европой и Азией, наш край еще несколько тыся­челетий назад стал перекрестком исторических дорог различных народов. Это масштабное истори­ческое явление получило название «великое пере­селение народов».


Принято считать, что предки современных татар —   булгары стали жить на берегах Волги в I тысяче­летии нашей эры. Однако есть свидетельства о том, что булгары обосновались здесь еще раньше. Об этом, в частности, в V веке сообщал армянский исто­рик Мовсес Хоренаци. По его сведениям, тюрко-язычные племена булгар освоили берега Волги за двести лет до Рождества Христова. Интересные сведения о булгарах в «ранневолжский период» их жизни оставили также многие византийские источ­ники. А по более позднему периоду — арабские путе­шественники Ибн-Руста, аль-Джазайни, аль-Гарнати, доминиканский монах Юлиан (X век) и многие другие.

С переселением одной части булгар в район Волго-Камья в конце I тысячелетия (на рубеже IX -X веков) здесь возникло государство Волжско-Камская Булгария (Болгария). Еще одна часть болгар ушла на Дунай, и постепенно растворилась среди южнославянского народа, передав ему свое назва­ние.

Наиболее полные и ценные сведения о первом в Восточной Европе феодальном государстве и жизни его народа нам передал секретарь багдадского халифа Ахмед ибн-Фадлан, побывавший здесь в 922 году. Его заметки и наблюдения изложены в книге «Путешествие ибн-Фадлана на реку Итиль и приня­тие ислама на Волге».

А связующим звеном между европейской и восточной цивилизациями служила Волжско-Кам-ская Булгария. Именно после ее образования через эти земли были проложены оживленные торговые пути из Скандинавских стран, Европы и северо­восточных княжеств Руси в Среднюю Азию, Персию, Индию и Китай.

Как мы отметили выше, на большой территории Среднего Поволжья — от Камы до Самарской Луки —   располагалось феодальное государство Восточ­ной Европы — Волжская Булгария (Болгария). Оно окончательно сформировалось на рубеже VII — VIII веков и играло в регионе ведущую роль. В начале X века волжские булгары в качестве официальной государственной религии приняли ислам.

img164 img165

Волжская Булгария — истинный подарок судьбы, яркая страница прошлого нашего края, еще недос­таточно понятая и осмысленная. Система ее госу­дарственного устройства была использована при строительстве Золотой Орды и Московского госу­дарства.

В городах этого государства уже в IX веке полу­чили широкое развитие гончарное, ювелирное, ке­рамическое, кожевенное ремесла, резьба по дереву, камню и кости. Местные мастера первыми в Европе начали выплавлять чугун. Высококачественная кожа булгарских мастеров до сих пор у народов Азии и Европы называется «аль-булгари».

Ведущее место в ремеслах занимали метал­лургия и металлообработка. Система прогрессивного налогообложения способствовала быстрому разви­тию экономики. Основу сельского хозяйства сос­тавляли пашенное земледелие и скотоводство. В неурожайные годы жители русских земель (Суздаль­ского и других княжеств) получали в виде помощи зерно от волжских булгар.

Для архитектуры Волжской Булгарии характерны традиции среднеазиатского, византийского и армян­ского зодчества — еще одно свидетельство взаимовлияния цивилизаций и культур. Большую извест­ность приобрели в те времена крупные торговые центры булгарских городов. Этому благоприятство­вало удачное географическое положение страны — на важных торговых и транспортных путях Волги и Камы. Особенно заметную роль играл Ага-базар в Великом Булгаре — место проведения ежегодных ярмарок с участием купцов всей Восточной Европы, Средней Азии, Персии, Кавказа, Арабского Востока.

Серебряные монеты, отчеканенные в булгарских городах, встречаются при раскопках на территории Древней Руси, Китая, Византии, балтийских го­сударств — наглядное свидетельство оживленной торговли с этими землями. Булгарские купцы прода­вали на здешних рынках изделия ремесленников, пшеницу, меха, а также оружие. Волжский торговый путь стал мостом, связывающим Европу с Азией.

Высоким был и уровень развития искусств и наук —астрономии, математики, медицины… Булгарские ученые задолго до Коперника высказали гипотезу о вращении Земли вокруг Солнца. Поэма Кул Гали «Юсуф и Зулейха» включена в сокровищницу ми­ровой литературы. Современники называли Волж­скую Булгарию страной тысячи городов и царством разума.

Волжские булгары — единственный в Европе народ, сумевший дать отпор войскам Чингисхана, в 1223 году. Орды степных завоевателей под води­тельством Субедея потерпели поражение в знаме­нитой «бараньей» битве, которая произошла в районе нынешнего села Новинки. Однако через 13 лет, в 1236 году, монгольские войска оказались сильнее: они разорили Волжскую Булгарию и прошли дальше на Русь. Но и после монгольского нашествия многие города возродились, а эти земли были включены в состав Золотой Орды.

Таковы основные сведения об истории высо­коразвитого и передового для средневековья госу­дарства предков современных татар — Волжско-Камской Булгарии.

Поскольку это мусульманское государство зани­мало обширную территорию — от реки Казанки на севере до Самарской Луки на юге, от реки Суры на западе до реки Белой на востоке — до нас дошло немало археологических памятников той эпохи. Глядя вглубь веков и далекое прошлое нашего края, можно еще раз вспомнить слова Габдуллы Тукая: «Без тарихта эзлебез» — они принимают самый что ни на есть зримый и осязаемый оттенок.

На указанной территории обнаружены многочис­ленные булгарские населенные пункты — городские и сельские. Поселения волжских булгар существо­вали и на территории современной Самарской области. Наиболее известным из них является городское поселение на Самарской Луке, получив­шее в научной литературе название «Муромский го­родок». Это примерно в 15 километрах западнее нынешнего Жигулевска, неподалеку от села Жигули.

Сведения о Муромском городке содержатся еще в трудах академиков XVIII века И.И. Лепехина и П.С. Палласа, но изучение этого поселения нача­лось в первой половине прошлого столетия, точнее в 20-е г.г.

Впервые булгарский город на Самарской Луке назван Муромским городком в работах замеча­тельной исследовательницы В.В. Гольмстен, проводившей раскопки этого поселения в 1928 — 1929 г.г. Под таким названием это место было известно жителям окрестных сел. Попытки связать Муромский городок с каким-либо городом, извест­ным по письменным источникам, пока не дали поло­жительно результата. Несмотря на то, что указанное поселение называется в литературе «городком», оно представляло собой крупный по тем временам город, о чем будет сказано ниже.

Муромский городок являлся важным военно-стратегическим пунктом, а также административным, торгово-ремесленным и культурным центром южных окраинных земель Волжской Булгарии. Это посе­ление занимало большую территорию. В XII — начале XIII века его площадь составляла 150 гектаров. Муромский городок превышал по своим размерам многие другие булгарские города, в том числе, и знаменитый город Сувар, в одно время соперничав­ший с Булгаром за право быть столицей государства. Территорию Муромского городка можно сравнить с размерами Киева эпохи расцвета, а такие древне­русские города, как Смоленск, Суздаль, Рязань, Полоцк и другие, значительно уступали ему в раз­мерах.

Муромский городок делился отрогами Яблоне­вого Оврага на три части. Сначала появился внут­ренний город, защищенный с двух сторон отрогами оврагов. Именно эта часть являлась наиболее густо заселенной. Ее возникновение археологи относят к середине X века. Первоначально эта часть была защищена с запада и северо-запада глубоким рвом, который впоследствии засыпали. Позднее был воз­веден вал со рвом. Почти одновременно с внутрен­ним городом была заселена северная часть внеш­него города. Она защищалась с севера оврагом, а с северо-запада — вторым валом и рвом. Впоследствии возникла южная часть внешнего города, которая к XII веку была надежно защищена двумя оборо­нительными линиями, состоящими из валов и рвов.

Среди городских строений были деревянные и глинобитные дома, а также кирпичные обществен­ные сооружения — мечети, бани, вероятно, дворцы представителей знати.

О том, что Муромский городок являлся крупным ремесленным центром, свидетельствуют обна­руженные здесь следы металлургического, кузнеч­ного, медеплавильного, ювелирного, гончарного, косторезного, деревообрабатывающего и других про­изводств. Археологами были исследованы угле-выжигательные ямы, выявлены печи и жаровни для просушивания руды, исследованы кузницы. Мно­гочисленные орудия труда и изделия ремесленников Муромского городка являются сегодня музейными экспонатами. Торговля играла большую роль в экономике Волжской Булгарии. Жители этой страны торговали с Русью, с мусульманскими государ­ствами и со странами Европы. В булгарские по­селения прибывали торговцы из отдаленных земель, а сами булгары снаряжали караваны в Среднюю Азию, Иран, торговали в русских городах. Муромский городок являлся одним из торговых центров Волж­ской Булгарии. О пребывании на территории города торговцев свидетельствуют находки привозной глазурованной посуды кавказского, среднеазиат­ского и иранского производства, фрагменты русских и византийских стеклянных браслетов, прибал­тийский янтарь. Был найден даже германский дина­рий XI века.

Кроме ремесел и торговли жители Муромского городка, как и других городов эпохи средневековья, занимались сельским хозяйством. Здесь найдены многочисленные земледельческие орудия: плужные лемехи и резаки, мотыги, серпы, косы и т.д. Обна­ружены на Муромском городке и кости домашних животных: крупного и мелкого рогатого скота, лошадей и даже верблюдов.

Существенную роль в жизни населения Муром­ского городка играло рыболовство, что не удивительно -   ведь город находился недалеко от Волги, богатой разнообразной рыбой. Были обнаружены многочисленные кости рыб и орудия лова рыбы: железные крючки, грузила. Находки костей диких жи­вотных (лося, волка, кабана, медведя, зайца) свиде­тельствуют о том, что местные жители занимались и охотой.

Как известно, булгары, пришедшие в Среднее Поволжье с юга, были первоначально язычниками, но впоследствии они приняли ислам. В городах и селах появились мечети и мусульманские школы-медресе. На Муромском городке явные остатки мечетей пока не выявлены, но они здесь, безусловно, были. О том, что жители города исповедовали ислам, сви­детельствует обряд захоронений на могильниках, открытых в окрестностях Муромского городка. Умерших хоронили в узких прямоугольных могилах с зак­ругленными углами в вытянутом на спине положении, головой на запад. Лица большинства погребенных были обращены к югу, к священному городу мусульман -   Мекке.

В 1236 году монгольские войска вторглись в Волжскую Булгарию. Многие булгарские поселения были разрушены. Не избежал этой участи и Муром­ский городок — южный форпост Булгарского ханства. О его трагической гибели свидетельствуют мощный слой пожарища и найденные скелеты людей с застрявшими в костях наконечниками стрел. С тех пор город больше не восстанавливался.

Исследования Муромского городка и других поселений волжских булгар в Самарской области про­должаются. Многочисленные, но, правда, не такие крупные памятники булгарской эпохи, начиная с VIII века, были исследованы на Самарской Луке также у сел Брусяны, Малая Рязань, Севрюкаево, Сосновый Солонец и Березовый Солонец, Узюково, Хрящевка, Новинки и других.

…После монгольских завоеваний и разрушения булгарских городов наши земли вошли в состав Золотой Орды. Позже значительный период истории Средней Волги был связан с Казанским ханством и Ногайской Ордой. После падения Казани в 1552 году, Самарский край вошел в состав Русского государства, начался новый этап его освоения. К местному тюрк­скому и финно-угорскому населению все больше при­соединялись русские поселенцы.

В течение XVI-XVII веков земли Самарской Луки, и, особенно, Правобережья, были включены во все процессы политической и экономической жизни огромной страны. Возникали новые города и сельские поселения, названия которых свидетельствовали о явно тюркском происхождении (самые наглядные примеры: «Аскулы», от «ас кул — нижнее озеро» и «Ташла» — «каменный»). Быстро развивались сельское хозяйство, ремесла и торговля.

И, как следствие сложных социально-эконо­мических процессов, происходивших тогда в Русском государстве, его сотрясали народные бунты. Наиболее значительным из них было восстание Степана Разина (1670 —1671 г.г.), пожар которого огненным смерчем прошел и по нашему краю — восставшие захватили Самару и на целую зиму установили во всей округе свою власть. К отрядам мятежных русских казаков присоединились представители поволжских народов — мордвы, чувашей, татар, которые, кроме всего прочего, страдали еще и от национального и религиозного гнета со стороны царизма.

…Одним из значительных событий первой поло­вины XVIII века на территории, прилегающей к Самарской Луке, стало основание в 1737 году города Ставрополя. Возник он как главная крепость калмыц­кого казачьего войска, призванного, по плану царского правительства, обеспечить защиту юго-восточных рубежей Российской империи от набегов степных кочевников.

Так как одной из целей основания города было распространение христианства среди калмыков, то ему было дано многозначительное имя Ставрополь, то есть «Город Святого Креста», Татищев предлагал даже назвать его «Просвещение», но этот вариант не был одобрен правительством.

Казенные земли и леса (верст на 100 кругом Став­рополя) поделили между знатнейшими калмыками и местными чиновниками, сообщает нам «Иллюстри­рованный спутник по Волге», изданный в 1884 году и подробно рассказывающий о волжских городах и весях. Здесь же мы узнаем, что в 1750 году орен­бургский землемер Красильников составил первую карту Ставропольского ведомства — кроме самой кал-мыцкой казачьей крепости, на нем отмечены мордовские селения Нижнее Санчелеево, Мусорка, Бинарадка, Пискалы, Еремкино, Ташла, Узюково. Дру­гих сел и деревень вблизи Ставрополя, по-видимому, и не было.

В 70-е годы всю юго-восточную часть Российской империи потряс Пугачевский бунт. Повстанцы подо­шли к Ставрополю в декабре 1773 года и стали гото­виться к штурму. Но благодаря помощи калмыков, открывших ворота пугачевцам, город в ночь с 19 на 20 января 1774 года был сдан фактически без боя. И целых три дня подвергался разграблению. Через несколько дней крестьянская армия был отогнана от Ставрополя. А потом наступило и время усмирения бунта.

Колонизация территории, прилегающей к Ставро­полю, растянулась, в основном, на два века и проходила в несколько этапов. Решающий, факти­чески сформировавший современную карту района, прилегающего к Самарской Луке, относится ко второй половине XVIII века.

В 1780 году, после очередной перекройки адми­нистративного деления России, Ставрополь стал уездным центром Симбирской губернии, оставаясь при этом штаб-квартирой калмыцкого казачьего войска.

Калмыцкий период в истории города Самарского края закончился через полвека. Окончательно убе­дившись в тщетности усилий приучить, по сути, ко­чевой народ к земледелию и превратить его в на­дежного защитника рубежей государства, царское правительство в 1830 — 40-е годы переселило кал­мыков в Оренбургскую губернию. А город, как созданный искусственно, потерял свое прежнее зна­чение. Поэтому он долгое время оставался преиму­щественно одноэтажным и деревянным.

Время создания Самарской губернии (с 1851 года) и последующие реформы Александра II привели к оживлению экономической жизни всего региона, в том числе, и в районе Ставрополя. Город укреплял свой статус как купеческого. Со всей округи на торговлю хлебом, рыбой и мануфактурой съезжалась вся округа. Татарские крестьяне из ближайших деревень — Вы­селок, Филипповки, Аллагулово, Мордово-Озеро, Но­вого Урайкина старались припасти зерно к ставро­польским ярмаркам. Они проходили два раза в год: Петровская (с 27 июня по 3 июля) и Рождественская (15 — 20 декабря) и вызывали большой интерес торгового люда и многочисленных покупателей. Ставропольские торговцы, в свою очередь, осваивали близлежащие села. Лавки купца В.Н. Климушина, например, были открыты в Выселках (со смешанным русско-татарским населением) и Филипповке (в котором проживали татары и чуваши).

Из наибольшей близости к уездному центру чаще всего в городе бывали татары из Выселок. К концу XIX века они уже сами приторговывали на рынке, расположенном, конечно, на Базарной улице. И вско­ре стали превращаться в первое поколение татарского населения Ставрополя, представители которого начали играть заметную роль в экономической жизни города. В первую очередь, в торговле.

Исторические документы запечатлели их имена. Это — Файзрахман Файзуллов, торговавший зерном, Хаммат Муллинов (мука), Хасан Алеев (разная мануфактура). В целом удельный вес татар, занятых в этой сфере, составлял 14 процентов (средний показатель по горо­дам Самарской губернии — 11 процентов). Самыми рас­пространенными видами товара были сельскохозяй­ственная продукция, а также ткани, одежда, кожа и ме­ха. Широко практиковались развозная и разносная фор­ма торговых услуг.

Однако город Ставрополь в большой экономичес­кий центр Самарской губернии превратиться не мог. Вот, что мы узнаем о нем из «Списка населенных мест Самарской губернии» за 1900 год:

«Жителей, поданным переписи 28 января 1897 года, -5974 человек обоего пола (меньше во всех остальных городах губернии), которые распределяются сле­дующим образом — по национальностям: русских -5887, малороссов (украинцев — прим. авт.) — 7, поляков — 8, немцев — 6, татар — 19, мордвов — 25, евреев-22…

Несмотря на свое положение при Волге, Ставро­поль не представляет из себя сколько-нибудь замет­ного торгового пункта, что, отчасти, объясняется тем, что город доступен судоходству во время лишь раз­лива р. Волги, а в остальное время отделен от пос­ледней на 5 с лишком верст низменным берегом; затем немалое значение имеет, конечно, и отсутствие же­лезной дороги, благодаря чему хлебную торговлю, например, возможно вести только в навигационное вре­мя, да и то, как мы заметили, с большими неудоб­ствами, вследствие удаленности реки от русла. Хлебные грузы, отправляемые со Ставропольской пристани, не превышают в самые лучшие годы 400 т пудов (около 6,5 тысяч тонн — прим. авт.)

Ярмарок в течение года бывает две — Петровская и Рождественская, обе шестидневные, на которых сбывается товаров разного рода на 60 — 65 тыс. руб.

Базары — один раз в неделю, по понедельникам, на которые привозят из окрестных селений преиму­щественно съестные продукты.

В окрестностях Ставрополя, в городском сосновом бору, имеется около 400 дач и кумысолечебные заведения; в летнее время на эти дачи съезжаются с разных сторон до 1000 или даже более человек, которые вносят, конечно, в городскую жизнь неко­торое оживление и поддерживают местную торгов­лю».

С годами патриархальный уклад жизни уездного города постепенно менялся, и он превращался в многонациональный. В канун Первой мировой войны, в 1911 году, группа ставропольских мусульман и указной мулла Садретдин Аксянов (от имени 75 домохозяев) обратились к властям с просьбой разрешить строительство в городе мечети. Для этого за короткий срок было собрано 1,5 тысячи рублей. Следует помнить, что по существующим тогда зако­нам религиозный приход мог выйти с таким ходатайством только в случае, если количество прихожан превышало 200 человек. Имеется в виду, мужского пола. К ним еще надо добавить женщин и несовер­шеннолетних детей. Это значит, что за сравнительно короткое время — полтора десятка лет, прошедших с переписи 1897 года, татарское население Ставро­поля выросло в несколько раз и составляло уже не одну сотню человек.

В Центральном Государственном архиве Самар­ской области имеется дело «Об утверждении проек­та на постройку мечети в городе Ставрополе»: пере­писка Самарского Губернского правления со Ставро­польским уездным исправником (начальником по­лиции), гражданским инженером, планы, чертежи и так далее.

В начале XX века строилось много мечетей, как и церквей, костелов, синагог, кирх и других культовых сооружений. Однако инициативе ставропольских му­сульман была уготована незавидная судьба. По­лучение разрешения на строительство затянулось. Сначала губернских властей остановили возражения духовной консистории и миссионерского комитета, которые по определению не могли «содействовать просителям-татарам в их заблуждениях». Губернатор не захотел брать на себя ответственность и обра­тился в Петербург — в Департамент духовных дел иностранных исповеданий (ведавший вопросами взаимоотношений с неправославными конфессиями Российской империи). Оттуда сообщили, что вопрос находится в компетенции местной администрации…

Но магометане не сдавались, ходили по инстан­циям и продолжали просить. Наконец, 13 февраля 1914 года был утвержден план улиц и место размером 15 на 15 саженей (это чуть более 550 кв. метров) для будущего строительства на углу Калмыкской и Ба­зарной. (Сейчас не надо искать эти улицы — тот, ста­рый Ставрополь в 50-е г.г. оказался в зоне затопле­ния ГЭС и сейчас находится на дне Жигулевского водохранилища).

Затем последовало согласие надзорных органов. Например, Самарское Губернское правление 24 мая 1914 года сделало заключение, что «место, отве­денное под постройку мечети, требованиям строи­тельного устава отвечает». Таким образом, процесс пошел.

img166

Но 1 августа 1914 года началась война, в корне изменившаяся жизнь страны. Дальше, скорее по инерции, появился и самый главный документ, утвер­дивший сам проект — с подписью Губернатора, губернского архитектора и губернского инженера. «Рассмотрев настоящий проект и находя его состав­ленным в техническом отношении удовлетвори­тельным, — говорится в нем, — полагаем его и план Базарной улицы с показанием предполагаемой одно­этажной деревянной мечети возможным утвердить».

…Но мечеть в Ставрополе так и не была пос­троена. Главной причиной стала, конечно, война. Уже в сентябре 1914 года в больницы города и дополнительно оборудованные лазареты в пригороде с фронта поступили первые раненые. Вместе с ними в центральные районы империи хлынули потоки беженцев с западных губерний. А миллионы мужчин призывного возраста были мобилизованы в армию. Словом, страна стала жить по законам военного вре­мени, и на первый план вышла необходимость орга­низации различных сборов на нужды войны, а воп­росы строительства культовых сооружений были отодвинуты.

Видя такое положение и реальную угрозу пере­носа строительства мечети, группа ставропольских мусульман (Гиниятулла Диниуллов, Идиятулла Алтынбаев и другие) в конце 1916 года обратились с ходатайством «о разрешении совершать богомо-ление впредь до постройки Соборной мечети в доме крестьянина Юсупа Минибаева». Губернским прав­лением уездному исправнику было дано задание: «доставить сведения о том, в каком расстоянии находится дом Минибаева от ближайшей православ­ной церкви, жилых и нежилых строений и отвечает ли он требованиям общественной безопасности». Временный молельный дом планировалось раз­местить во флигеле (площадью 12 кв. саженей — более 24 кв. м.) дома, расположенного на берегу Мокрой Воложки… Так, временным местом совершения намаза стал частный дом одного из горожан. И, как известно, ничего не бывает «постоянным» как «временное».

В 1917 году, после Февральской революции, доверенные от мусульманской общины обратились к Временному правительству с просьбой продол­жить начатое дело. Но поступил отказ с той же мо­тивировкой — «время военное» и вопрос отложить до окончания победоносной войны.

…После революции новая власть стала обра­щать особое внимание на национальный вопрос. В 1918  — 1919 учебном году из 12 существовавших в Ставрополе школ одна получила статус мусульман­ской — преподавание велось на татарском языке, обу­чалось в ней 18 учащихся.

Напомним и такой факт истории Ставрополя, в котором прослеживается «татарский след». Весной 1919  года в Ставропольском уезде крестьяне, недо­вольные политикой Советской власти, подняли вос­стание, получившее название «чапанного». После его подавления, комендант Ставрополя Алексей До­линин, бывший поручик царской армии, ставший фак­тически руководителем выступления народных масс, спасся только благодаря своим друзьям-та­тарам.

Сначала с их помощью из Ставрополя он ушел в Выселки, прятался там до конца апреля, а потом, надев халат и тюбетейку, и превратившись в «тата­рина», благополучно добрался до берега Волги. От­сюда на двухвесельной лодке перебрался на другой берег и стал недосягаемым для чекистов. Вскоре А. Долинин оказался на Южном фронте, воевал под другой фамилией за красных, дослужился до на­чальника штаба кавалерийской бригады. В 1920 году признался в участии в антисоветском восстании и был амнистирован постановлением ВЦИК. Вернулся в родные края, работал агрономом и умер в 1951 году.

img167 img168

После гражданской войны и голода 1921 -1922 г.г. Ставрополь жил тихой провинциальной жизнью. В1926 году в нем жило шесть с половиной тысяч человек. Основным занятием оставались сельское хозяйство, ремесло и мелкая торговля. В 1923 году город стал селом, из уездного города превратился в волостной центр. Прежний статус смог вернуть только в 1946 году.

В годы Великой Отечественной войны в районе Ставрополя, в так называемых девонских пластах, были открыты новые месторождения нефти. Как и предсказывал академик И.М. Губкин. Восемь месяцев напряженной работы под руководством главного геолога треста «Куйбышевнефть» А. Н. Мустафино-ва и главного геолога «Ставропольнефть» И. С. Кик-видзе дали результат — 9 июня 1944 года из скважи­ны № 41 в Жигулях пошла долгожданная, отличного качества нефть, из которой вырабатывался столь нужный армии авиационный бензин. А мастером важнейшей буровой установки был Абдулла Сабир-зянов, впоследствии Герой Социалистического Тру­да, все послевоенные годы проработавший в горо­де Отрадном.

Есть еще один примечательный эпизод истории Ставрополя — Тольятти, связанный с Великой Оте­чественной войной. С 1964 года здесь жил и работал отважный танкист, единственный среди татар Куйбышевской области полный кавалер орденов Славы, а также ордена Красной Звезды Х.Н. На-сыбуллин. Уроженец Алькеевского района Татарской 

АССР Хамидулла Натфуллович призывался на фронт из Ярославля, механик танка, старшина геройски проявил себя в боях с немецко-фашист­скими захватчиками, был неоднократно ранен. В Тольятти проживал в Центральном районе, ушел из жизни в 1980 году, в возрасте чуть более шестиде­сяти лет.

Превращение Ставрополя в современный город началось в 1950 году, благодаря строительству Куйбышевского гидроузла. Необходимо напомнить, что перекрытие Волги для строительства электро­станции в районе Куйбышева было предусмотрено еще постановлением Правительства СССР 1937 года, тогда же были начаты проектно-изыскатель-ские работы. По первоначальному плану строи­тельство предусматривалось ниже по течению Волги — в районе Красноглинского створа. Великая Оте­чественная война помешала реализации этого плана, а после ее окончания дополнительное изучение грун­та и горных пород в районе Самарской Луки привело к решению перенести место возведения ГЭС поближе к Ставрополю.

img169 img170

Одновременно со строительством гидроэлек­тростанции началась подготовка переноса города на новое место, а сама масштабная операция по пе­реносу — в 1953 году.

Был создан специальный строительный трест «Куйбышевгидрострой». Стройка всесоюзного зна­чения потребовала множество рабочих рук и инже­нерных кадров и привела к резкому увеличению численности населения города. Близлежащим рай­онам спускались планы набора рабочих на строи­тельство Куйбышевского гидроузла. Высокая, по срав­нению с колхозами, оплата труда и освобождение от работы за трудодни привлекала в новый город моло­дые и энергичные кадры. Таким образом, в 50-е годы прошла первая волна татарской миграции в Став­рополь.

Вторая связана со строительством завода по про­изводству легковых автомобилей в Тольятти (такое наименование город получил в 1964 году, в память о руководителе итальянской компартии Пальмиро Тольятти).

Начало гигантской стройке положило Поста­новление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20 июня 1966 года. Уже 31 марта 1967 года первые молодежные отряды начали прибывать из других регионов страны. По заведенному тогда обычаю — по комсомольским путевкам. Такое идеологическое обеспечение сопутствовало строительству Волжско­го автозавода.

Но людей сюда привлекали, в первую очередь, высокие заработки, возможность быстрого получения благоустроенного жилья, перспективы работы на современном предприятии, а бывших сельчан — еще и возможность коренного изменения образа жизни.

Сотни и тысячи молодых людей разных нацио­нальностей стали участниками Всесоюзной ком­сомольской стройки. Среди них татарские юноши и девушки из Куйбышевской, Ульяновской, Пензенской, Оренбургской, Саратовской областей, Татарской, Башкирской, Чувашской, Мордовской АССР. Отме­чены случаи, когда в Тольятти, после окончания шко­лы и получения аттестатов о среднем образовании, приезжали целыми классами.

Строящийся завод создавал условия для быстрого обучения рабочим профессиям — расширялись имеющиеся или открывались новые профтехучилища и техникумы. Население Тольятти росло на глазах. Город заселялся целыми комплексами, молодые люди, хотя и старались держаться по принципу «зем­лячества», быстро заводили новых знакомых и соз­давали семьи. Начался «бум» рождаемости.

Многие наши соплеменники, работая на руководя­щих должностях на ВАЗе, добились больших успехов. Это—М. Нагуманов, А. Ясинский (из литовских татар), Р. Мустафин и другие.

…«Пятачок» — такая форма самоорганизации и объединения татарской молодежи существовала во многих городах. Тольятти не стал исключением.

1 мая 1967 года стал днем рождения тольят-тинского «пятачка» в Центральном городском парке. Инициаторами сбора татарской молодежи стали самодеятельный певец МасгутХайбуллин, баянист Навиль Ибрагимов, любители татарской культуры Зуфар Тухватуллин, Ильфак Гафиятов, Наиль Иб­рагимов и некоторые другие. Они же стали на нес­колько лет неформальными лидерами татарской молодежи Тольятти. На «пятачке» начали рождаться семьи — Ильфак и Сирина Гафиятовы, Дамира и Масгут Хайбуллины стали первыми из них.

Чуть позже группа инициаторов «пятачка» соз­дала небольшую бригаду «культурного обслужива­ния» татарских свадеб.

В тот памятный первомайский день шестьдесят седьмого года на «пятачке» собрался небольшой круг ребят — самые близкие знакомые — пели и плясали до самой ночи… Идея всем понравилась.

Долгожданная и радостная весть быстро раз­неслась по городу, количество участников с каждым сбором увеличивалось. Собирались три раза в неделю: среду, субботу и воскресенье. Приезжали сотни молодых людей — из Нового города, Ком­сомольского района, поселка Шлюзовой, даже из Жи-гулевска и Татарских Выселок. И так каждый год, от самой весны и осени, то есть все теплое время года…

В конце 70-х годов «пятачок» переехал в Новый город, к общежитию №2 на улице Революционной.

Мусульманская жизнь в советские годы дер­жалась, главным образом, на людях старшего поко­ления. Так, впрочем, было везде.

Ближайшая к городу мечеть находилась в Татар­ских Выселках, куда на Ураза-байрам, Курбан-байрам и на пятничные молитвы выезжали наиболее крепкие в своей вере тольяттинские мусульмане. Это было сопряжено с некоторыми проблемами. Дело в том, что с целью преодоления «религиозных предрас­судков» у мечети в Выселках в день Гает-намазов выставлялись комсомольские патрули, которые записывали приходящих в мечеть и сообщали «куда следует». В том числе, в партийные и комсомольские организации города — нередко за этим следовали меры воздействия на «провинившихся».

А в городе собирались на частных квартирах и в домах верующих. В одно время в Северном поселке. Муллами избирали авторитетных акса­калов, которые получили религиозное образование еще в дореволюционное время. Таким был, напри­мер, в 50 — 60-е годы Тахир-бабай. Происходил он из рода муллы, из Тарханского района Татарста­на. Поэтому его чаще называли Тархан-бабай. Поз­же за дело соблюдения исламских обычаев взя­лись те, кто учился у родителей.

Люди с благодарностью вспоминают также имена Габбас-бабая и Абдул-бабая, которые с честью вы­полняли обязанности муллы в нелегкое для религии время. Они всячески сохраняли условия для ислам­ского возрождения, которое началось с наступле­нием перестройки. В последние годы Советской власти молельным местом тольяттинских му­сульман был частный дом Нурии Латеевой, который расположен неподалеку от нынешней Соборной мечети.

img171 img172 img173 img174img175

Идею ее строительства подал имам Габдулла Гайнутдинов. Работа началась в 1993 году. Земля была выделена администрацией города, мусуль­манская община дополнительно прикупила к ней участок, занятый частным домом…

Первая очередь Тольяттинской мечети была введена в эксплуатацию в 1997 году.

В 2003 году были начаты работы по реконструкции Соборной мечети, в результате которой она приобрела совершенно новый вид и теперь вмещает 2500 верующих. Штабом руководили Сабиржан Насыров и Харис Диниуллов. Торжественное открытие Собор­ной мечети состоялось 8 декабря 2007 года.

…Вернемся в 80-е годы. Тогда в русле перестро­ечных процессов началось и национально-культур­ное движение татар Автограда. При отделе культуры ВАЗа возник ансамбль «Гульшан» (художественный руководитель Яхья Мязитов), начавший успешную концертную деятельность. Коллектив составили талантливые артисты: Фаниль Лотфуллин, Наиль Загретдинов, Тальгат Нигматуллин, Хеллия Абдуллина и другие.

Но самым первым толчком к всплеску общест­венной инициативы стало проведение в 1987 году, в рамках празднования 250-летия города, первого в истории Тольятти праздника Сабантуй. Он прошел на площадке у магазина «Русь», руководителем орг­комитета стал мастер спорта СССР по самбо и  вольной борьбе Ш.М. Гайнуллов. Главным событи­ем праздника стали соревнования по татарской на­циональной борьбе керэш, в котором участвовало 30 борцов. Первым батыром стал юноша по фамилии Сагдинов.

В следующем, 1988 году, любимый народный праздник состоялся у рынка Автозаводского района «Пирамида». А с 1989 года он обрел постоянное место — живописный парк неподалеку от берега Волги. Первыми его спонсорами стали Джамиль Валиуллин (фирма «Правит»), Ирек Галимов, Рашит Насыров («Юнис-групп»), Рахим Гизатов («Эф­фект»), администрация города и другие. Благодаря их помощи праздник — важнейшее мероприятие ежегодного Дня города сразу же приобрел широкий размах, который сохраняется до сих пор.

За два с лишним десятилетия Сабантуй в Тольят­ти завоевал огромную популярность, поучаствовать в соревнованиях по татарской борьбе приезжают со всего Поволжья, Приуралья, стран СНГ и даже из Италии. Аксакал татарского Сабантуя Шамиль-ага Гайнуллов стал за это время одним из самых авто­ритетных специалистов в национальной борьбе керэш во всей России и судьей республиканской категории по этому виду спорта. Его дело продолжает сын Раис.

А тогда, в 1989 году, возникла инициативная груп­па по созданию татаро-башкирского центра «Туган тел». Инициаторами его создания и первыми акти­вистами стали Исмагиль Аминов, Ирек Ситдыков, Валиян Ахмадеев, Луиза Насырова, Нурмухамет Ярмеев, Роза Загидуллина, Танзиля Хайруллина, Хаким Хайруллин, Сагит Хужакаев, Минегель Му-хитова, Нурислам Хусаинов, Наиля Аблатипова, Габбас Латыпов, Ахмет Аминов, Кирам Исмагилов, Тальгат и Миннури Зиятдиновы, Харис Хисамутди-нов, Али Тугушев, Файзехан Аминов, Рашида Гилязова, Рафик Чулаков.

Общество «Туган тел» начало активную работу по привлечению внимания татарской обществен­ности к необходимости сохранения татарского языка и культуры в условиях города, а также проведению культурно-массовых мероприятий. Осенью 1989 года в заполненном до отказа зале ДК «Юбилейный» прошел вечер, приуроченный к 1100-летию принятия ислама на Волге. В нем участвовали председатель куйбышевского общества «Туган тел» Рашид Абдуллов, казанские ученые-историки Фаяз Хузин и Гамир-жан Давлетшин, имам куйбышевской мечети Вагиз-хазрат Яруллин. Праздник закончился большим концертом тольяттинских артистов. Потом сос­тоялись фестиваль «Играй, гармонь!», Навруз, дет­ские Новогодние елки, молодежные дискотеки и мно­гие другие мероприятия. Они вызывали большой ин­терес татарского населения города.

Через некоторое время в трех школах возникли факультативные группы по изучению татарского языка — № 37 (преподаватель Гульшат Тугушева), 57 (Гульшат Саниева), 74 (Минегель Мухитова). В них занималось в общей сложности около 100 детей.

Заявления родителей активисты «Туган тел» со­бирали, обходя квартиры тольяттинских татар и ведя большую агитационную работу среди населения.

В это же время в Тольятти возник новый ансамбль «Ялкын» (художественный руководитель — Наиля Аблатипова), в который вошли самобытные артисты различных жанров: Хатижа Гиниятова, Наиль На­сыров, Равиль Туймакаев, Рашит Нурмухаметов, Луиза Насырова, Лилия Валеева. Коллектив выс­тупал не только для тольяттинскои публики, но и в Самаре, Сызрани, татарских селах Самарской, Ульяновской и Оренбургской областей. Солистка ансамбля «Ялкын», автор многих лирических песен Хатижа Гиниятова стала лауреатом и дипломантом многих песенных фестивалей. Словом, жизнь то­льяттинских татар с конца 80-х годов преобра­зилась. Вошло в привычку посещение национальных праздников, стали обычным делом гастроли артис­тов эстрады из Татарстана и Башкортостана.

…К концу 90-х годов, в силу разных причин, движение за сохранение татарской культуры в Тольятти начало ослабевать. Возникла реальная угроза потери достигнутого за первые годы татар­ского возрождения. Нужны были новые подходы к делу, и они были найдены: группа татарских бизнесменов и активистов общества «Туган тел» решила создать национально-культурную автономию. Ее учредительная конференция состоялась 22 февраля 2001 года. С этого события в Тольятти начался новый этап татарского движе­ния…

Подготовил Шамиль ГАЛИМОВ.

Публикация из книги «Сохранить и приумножить», изданной в 2011 году Городской национально-культурной автономией татар города Тольятти под общей редакцией Ш.Х.Галимова.

Просмотров: 1973

2 комментариев

  1. Много ошибок в абзаце про Насыбуллина Х.Н., полного кавалера ордена (но не орденов) Славы. Танкистом он был на войне до лета 1942 года, а потом стал автоматчиком. Умер не в 1980, а в 1984 году, не дожив трех недель до своего 65-летия.

  2. Булгары (татары, чуваши, часть современных русских, не помнящих родства) здесь с 7 века нашей эры. )))
    Есть мнение, что Муромский городок и есть Историческая Самара, разрушенная в 1237 году монголами, а в 1391 году еще и Тамерланом. Но это политически неприемлемо на данный момент истории))) Ибо внедряют концепцию, что город Самару на нынешнем месте основал князь Засекин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>