«У нас в Казани беда: избыток великих людей»

Шаймиев_визит-президенту-ТурцииНапоминаем, в Гагаузии на Аллее славы решено поставить бюст Минтимера Шаймиева в знак его вклада в развитие отношений между Татарстаном и автономией. А вы бы поставили памятник Минтимеру Шаймиеву? Как вы вообще относитесь к увековечиванию ныне живущих политиков? Кому из общественных деятелей Татарстана настоящего и прошлого вы поставили бы памятник? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Фатих Сибагатуллин, Иван Грачев, Павел Сигал, Рафаэль Хакимов и другие эксперты.

«Я БЫ ЕМУ И НОБЕЛЕВСКУЮ ПРЕМИЮ ДАЛА»

Фатих Сибагатуллин — депутат Госдумы РФ:

— Однажды было большое мероприятие в Казани в ГБКЗ. Я приехал чуть пораньше, стою и смотрю в сторону оперного театра. Вдруг меня сзади хватает кто-то, я оборачиваюсь — Минтимер Шарипович Шаймиев! Он мне говорит: «О чем ты задумался?» А я говорю: «Стою, думаю, Минтимер Шарипович. Вот памятник Ленину. Смотрю на него и на вас. Кто такой для нас, для Татарстана, Ленин? Что он дал для татарстанского народа? Сто лет мы по его идеям мучились. Хорошо, если потомки через сто лет дойдут до уровня цивилизации Западной Европы. Зачем он тут должен стоять?» Он: «А что?» Я: «Вот я бы поставил на коне вас вместо него тут. Вы очень много сделали для татарского народа, для Татарстана. И для России много сделали. Не будь вас, у нас пошла бы гражданская война, чеченская война охватила бы Татарстан, и все бы пошло-поехало, и Россия бы распалась». Это его заслуга! Это его вклад в неделимую, нерушимую Россию. А Шаймиев смеется и говорит: «Неужели тебе больше делать нечего?» А я ему отвечаю: «Нет, это у меня самая насущная проблема сегодня». А он посмеялся и ушел.

Так что я давно уже думаю, что надо поставить памятник. И вообще, мы начинаем человека хвалить, когда последний гвоздь на крышке гроба забили, говорим, что был хороший человек. А почему, чтобы дать название улице или памятник поставить, нужно обязательно ждать, пока его не будет? Некому будет ни оценить, ни радоваться. Почему? При жизни я бы поставил памятник. Тут и закон никакой не нужен. Молодцы гагаузы.

Иван Грачев — депутат Госдумы:

— Я поначалу был большим политическим противником Шаймиева в Татарстане. В этом смысле, думаю, меня в необъективности трудно заподозрить. Тем не менее я полагаю, что с точки зрения мирного развития республики он делал действительно очень много. Несмотря на споры, мы приходили всегда к компромиссным решениям. Я думаю, что такая история чрезвычайно важна. Основы для экономического роста республики с учетом своеобразного развития России он тоже заложил. Поэтому полагаю, что из всех губернаторов и руководителей, которых я знал, он один из самых сильных в России. Соответственно, заслуживает этого со стороны Гагаузии, что вообще своеобразно и удивительно.

Но я бы не стал ставить ему памятник при жизни. На мой взгляд, при жизни никому не следует ставить бюстов. В этом есть что-то неправильное. Вряд ли можно рационально объяснить мотив, который я высказываю. Условно говоря, представить, что мне за выдающиеся успехи в ипотеке поставили бюст где-то, для меня бы это, например, было странно. Мне кажется, для любого живого человека это должно быть странно.

Павел Сигал — первый вице-президент «ОПОРЫ России», президент группы компаний Sigal group:

— В том, что Минтимер Шарипович достоин всяческого уважения и увековечения в памятниках, у меня сомнений нет. А вот надо ли такие памятники ставить при жизни… По-моему, в наших традициях чествовать живых как живых. А памятник более уместен… не в этом случае. Хотя, если гагаузские власти решили так сделать, то пусть так и будет. Кого бы я отметил из ныне живущих? Я не готов так сразу ответить на этот вопрос. У нас много таких людей.

Венера Ганиева — народная артистка РТ и России:

— Вообще, я бы и при жизни поставила Минтимеру Шариповичу памятник. Он столько всего сделал, он действительно достойнейший человек. Ему и в нашей республике можно поставить памятник уже сейчас. Если бы была моя воля, я бы ему и Нобелевскую премию дала. Я считаю, что нужно при жизни ценить человека. А у нас обычно начинают это делать потом. И пока у нас есть такая возможность, нужно это делать. Пока он все-таки единственный такой человек.

Рафаэль Хакимов — вице-президент Академии наук РТ, директор Института истории им. Марджани АН РТ:

— Вообще-то, есть мировая практика живым памятники не ставить. Хотя, конечно, бывает и ставят. Но мы знаем, что это не очень хорошие примеры. Все-таки чтобы до конца оценить вклад человека, нужно какое-то время. Хотя бы чуть-чуть. Ставить памятник при жизни, когда человек еще у власти, как-то даже неловко. Я понимаю, если это какой-то выдающийся писатель, а когда ты у власти, понятно, что всегда найдутся люди, которые хотят тебе угодить. Я, конечно, не отрицаю, что в ряде случаев вклад Шаймиева действительно был серьезным. Например, вопрос с Алтаем, тогда его голос фактически стал решающим, чтобы не ликвидировали Республику горный Алтай. В Гагаузии это, по сути, «гаагская инициатива», я там тоже участвовал, тогда решался вопрос об автономии Гагаузии и в рамках Молдовы, учитывалось наше мнение, мы собирали международное сообщество. И действительно, это повлияло на решение для небольшого тюркского народа, им была оказана такая поддержка. Этого из истории не вычеркнуть.

Я очень сильно уважаю Минтимера Шариповича, поэтому в Татарстане сейчас не поставил бы памятник. Я бы составил для начала список из 50 великих граждан Татарстана, которые достойны того, чтобы их именами назвали улицы, поставили памятники, может быть, создали музеи. Таких достаточно много. К сожалению, у нас получается так: появляются активисты, группа людей, которая хочет и ставит любимому герою памятник. Я не могу этому сопротивляться, возражать. Но есть имена, которым стоит сегодня поставить памятник для того, чтобы была некая историческая справедливость. У нас в Казани беда: избыток великих людей. В других городах нет такого. Москва, Петербург уже много поставили своим героям памятников. А у нас идет избыток, и мы шарахаемся, не знаем, за что браться. Поэтому нужен список.

«ЭТО ЖЕ НОНСЕНС: ЧЕЛОВЕК ЖИВ-ЗДОРОВ, А МЫ СТАВИМ ЕМУ КАМЕННОГО ИСТУКАНА»

Фандас Сафиуллин — экс-депутат Госсовета РТ и Госдумы РФ:

— Это гагаузы решили, то есть гагаузский народ, или их начальники? Если решение народа, значит, так им и надо, им, наверное, виднее. Хотя я сам «не в курсе», чем славны наши отношения. Если это решение гагаузских больших начальников, то лучше было бы поставить (пока) такие бюсты в их служебных кабинетах. Сам я не уполномочен, не имею прав и возможности ставить бюсты и памятники кому-либо, тем более большим начальникам. Отрицательно отношусь к постановке памятников ныне живущим деятелям. Памятник ставится в память человека или события. Пока жив живой «памятник», какой смысл ставить памятник неодушевленный?

Из исторических личностей прошлого уже давно пора было — и сегодня еще не поздно — соорудить конный памятник основателю Казанского ханства Улу-Мухаммеду, правительнице Казанского ханства Сююмбике, павшим при защите Казани в 1552 году. Из относительно современных — Султан-Галиеву Мирсаиду и Игнатьеву Семену Денисовичу — первому секретарю Татарского обкома КПСС. Из деятелей настоящего — пусть решат после всех нас, ныне живущих.

Искандер Ясавеев — доктор социологических наук, старший научный сотрудник центра молодежных исследований НИУ «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге:

— Я негативно отношусь к практике установки бюстов и памятников политикам, ныне действующим или действовавшим в прошлом, будь то бюст Минтимера Шаймиева в Гагаузии или оттиск руки Нурсултана Назарбаева в башне Байтерек в Астане. История с крайне неудачным переименованием улицы Эсперанто в улицу Назарбаева в Казани показывает, какую неоднозначную реакцию среди граждан могут вызывать эти действия и какие интересы могут скрываться за подобным «увековечиванием». Мне кажется, смысл этих политических игр очень трудно будет объяснить следующим поколениям.

Владимир Иванов — директор ООО «Бизнес-Центр» (Набережные Челны):

— Думаю, что не сейчас, а по истечении какого-то периода времени Шаймиеву в Татарстане обязательно появится памятник. Я уверен в этом на все 100 процентов. Потому что роль этой личности в становлении Татарстана и России после развала СССР неоценима. Даже не оценивая положительные или отрицательные качества Шаймиева, это историческая личность, он сыграл историческую роль в 90-е годы. Государственных деятелей такого масштаба у нас мало.

Но я категорически против установки памятников ныне живущим людям. Это же нонсенс: человек жив-здоров, а мы ставим ему каменного истукана. Я думаю, что те люди, которые при жизни ставят памятники кому-либо, тоже должны об этом задумываться. Это же своего рода проявление невоспитанности, некультурности. Я бы поставил памятник Шаймиеву, но не сейчас, а потом, и поставил бы памятник «женщине с баулом», которая несет баулы и мешки с одеждой из Турции. Это был бы памятник той учительнице, врачу, воспитателю детского сада, которая в лихие 90-е годы после всех передряг взяла на себя ответственность за свою семью. Это они кормили и сохранили свои семьи, когда их мужья не могли принести в дом деньги, потому что им не платили заработные платы, а в итоге эти женщины, спасая свои семьи, спасли от голода и разрухи и всю Россию.

Марсель Шамсутдинов — казанский предприниматель, председатель татарстанского отделения республиканской партии России — Партии народной свободы (РПР-ПАРНАС):

— По-моему, какие-то правила по этому вопросу человечество выработало: через 10 лет после смерти деятеля, когда все успокоится, когда будет ясно, какой вклад государственный деятель внес в развитие. Хотя нужно сказать, что Минтимер Шарипович — действительно крупный общественный, государственный деятель. И я не знаю как у гагаузов, но, вероятно, он повлиял на развитие отношений между нашими регионами, и ничего особенного я в этом не вижу. Тем не менее я думаю, что все же рановато ставить ему памятник. Надо бы подождать, как все еще изменится, пока следующее поколение оценит, как республика развилась и что из этого получилось.

Игорь Козлов — руководитель рекламной группы «Бренд-ателье» (Набережные Челны):

— Минтимер Шаймиев, безусловно, весьма спорная, конечно, кандидатура. У меня в армии был командир, и он, оценивая людей, говорил, что «при всех его минусах он все же плюс». Поэтому я бы сказал, что Минтимер Шарипович «при всех его минусах все же плюс» и памятник он заслужил. Думаю, даже не памятник, скорее бюст у себя на родине. Я считаю, что это была бы достойная благодарность человеку, который в 90-х годах смог вести республику в более-менее правильном направлении.

Я просто очень замечательно отношусь к тому, что памятники ставят ныне живущим людям. У нас в России начинают хорошие вещи говорить о человеке только после его смерти. Поэтому лучше было бы все это сказать живущему человеку. Я не люблю памятники умершим, а вот памятники живым — это, по-моему, просто замечательно. Помимо Шаймиева я бы памятники точно поставил ребятам из команды «КАМАЗ-Мастера». Я думаю, в Челнах надо было бы уже давно поставить на постамент грузовик «КАМАЗ-Мастера» и ростовые группы ребят, которые ломались и травмировались, но становились многократными чемпионами. Они так высоко подняли имя нашей республики в мире. А второй памятник я бы поставил тем ребятам, которые из Кандагара на собственном самолете на родину из плена смогли вернуться.

«ВОТ ПУСТЬ И НЕ ЗАРАСТАЕТ ТРОПА К ПАМЯТНИКАМ ТЕМ, КТО ИХ ДОСТОИН»

Айгуль Мирзаянова — PR-директор Nefis Group:

— Красивый жест со стороны башкана Гагаузии Ирины Влах. Решение правильное, поскольку, во-первых, это выгодно — иметь такого делового партнера, как Татарстан. Во-вторых, Минтимер Шаймиев действительно многое сделал для республик, стран, краев, областей, для объединения разных народов. Будучи журналистом, мне посчастливилось довольно часто с Минтимером Шариповичем общаться, и всегда даже я, простой журналист, ощущала какую-то отеческую заботу. Помню, как Минтимер Шарипович давал мне интервью, это было, наверное, через месяц после того, как я родила. Он пришел в студию чуть позже запланированного и первым же делом, зайдя в студию, извинился передо мной, дескать, знаю, что маму ждет маленькая дочка. Более того, президент РТ объяснил, почему так произошло. И поздравил с рождением Алисы. Это большая редкость, к сожалению, такое человеческое участие и теплое отношение к людям. Это человек с большим сердцем, как мне кажется, и с энергией Созидателя. Если у нас будет памятник Минтимеру Шаймиеву, то он станет неким символом Созидания, Мира и Процветания, если хотите, энергетически будет хорошо поддерживать республику. Так что делать это надо прямо сейчас, потому как хорошего должно быть много!

Артур Уразманов — генеральный директор аптечной сети 36,6:

— Я скажу честно, Минтимеру Шариповичу я бы поставил памятник при жизни и в Татарстане. Этот человек сделал для нашей республики и для Российской Федерации достаточно много. И для становления бизнеса, и для того, чтобы республика процветала, чтобы она выгодно отличалась по отношению к другим российским регионам.

К тому же полно примеров, когда памятники человеку устанавливают при жизни. Это нормально, это признание заслуг человека при жизни. И если Гагаузия хочет сделать это сейчас, пусть делает сейчас. Кому бы еще? У нас очень большая плеяда культурных деятелей, которым можно поставить памятники. Правда, тогда не хватит скверов. У нас много талантливых, хороших, порядочных людей, которым вполне можно отдать таким образом дань уважения. А что касается политических деятелей, ярко выраженных, то это только Минтимер Шарипович.

Артур Абдульзянов — генеральный директор производственного объединения «Зарница», депутат Госсовета РТ:

— Конечно, Минтимер Шаймиев сделал очень многое для Республики Татарстан. В сложные 90-е годы он смог сделать многое, и суверенитет нашей республики, конечно, дорогого стоит. И тот факт, что мы являемся регионом-лидером среди других субъектов Российской Федерации, все это благодаря Минтимеру Шариповичу. Это бесспорно и не подвергается сомнению.

Ставить ли памятник ему при жизни у нас в Татарстане — вопрос, конечно, хороший… Я думаю, что стоит поступить так, как поступили наши молдавские друзья, партнеры: нужно Минтимера Шариповича Шаймиева спросить самого. Я знаю, что он человек достаточно скромный, старается держать себя достойно. Поэтому, мне кажется, поставив памятник без его ведома, мы тем самым можем его даже обидеть.

Марат Бикмуллин — председатель совета директоров ООО «Информационные системы»:

— Ну если Минтимер Шарипович сам не против, если нет нормативного ограничения, закрепленного завода, ради бога, пусть ставят. Я бы не поставил, потому что все-таки таким жестом мы можем поставить его в неловкое положение. Вот он идет куда-то, а тут стоит его бюст. Я отвечаю на этот вопрос, примеряя ситуацию на себя. То есть мне было бы неприятно. Почему? Потому что это вызывает ассоциации с кладбищем.

Я считаю, что все люди, которые руководили республикой — Усманов, Табеев, они старались и сделали многое как руководители. Скажем, возле Московского кремля есть таблички с именами руководителей страны, вот такой пример вполне подходит и для нас, чтобы увековечить лица, являющиеся историей города. По-моему, это надо делать. Это люди, которые брали на себя ответственность за состояние региона, они отвечали за все. Поэтому портреты, бюсты, таблички. Но только чтобы это не затрагивало других ценностей республики, вроде вырубленного ради этого парка, аллеи, сквера. Иначе просто люди начнут плеваться на эти таблички, мол, у нас тут была зона отдыха, прогулок, а теперь здесь пантеон.

Олеся Силенко — директор ООО «Элис-тур» (Нижнекамск):

— А что в этом плохого — устанавливать памятники и бюсты тем, кто действительно заслужил такую память для потомков своими делами или творчеством? Помните, еще Пушкин говорил: «К нему не зарастет народная тропа…» Вот пусть и не зарастает тропа к памятникам тем, кто их достоин. Что касается нашего первого президента Минтимера Шаймиева, бюст его бы поставила. Этот человек очень многое сделал для нашей республики. Возглавлял ее в непростые для Татарстана времена. И то, что сейчас в республике мирно и спокойно живут люди самых разных национальностей и не делят между собой ничего, — это, считаю, во многом прежде всего его заслуга. Не говоря уже о том, что он работал в непростые времена перестройки, когда в экономике страны был настоящий хаос. И большинство наших крупных промышленных предприятий удержались на плаву, в то время как в других регионах России они массово закрывались, производство останавливалось.

Он и сейчас, кстати, многое делает для Татарстана. В частности, для сохранения культурного наследия республики и татарского народа. За что ему огромное спасибо. Вообще, у нас в республике есть немало людей, которые достойны установки бюстов. И это не только политические деятели, но и известные художники, поэты, спортсмены. О них тоже не нужно забывать!

«ЧТО КАСАЕТСЯ ГАГАУЗОВ, ТО ЭТО ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ НАЦИЯ»

Василий Лихачев — депутат Госдумы:

— Я думаю, что в отношении такого монументального утверждения человека был бы против сам Минтимер Шарипович. Я его знаю как человека скромного, который избегает избыточного политического утверждения.

В Татарстане работали и работают большие политические профессионалы не только республиканского, но и российского, международного уровня. Этим критериям соответствует первый президент, как и другие люди. Я снимаю шляпу перед Фикрятом Ахмеджановичем Табеевым, перед Гумером Исмагиловичем Усмановым, перед Мухамматом Галлямовичем Сабировым и другими. Мне кажется, самое правильное — создание некой книги политического почета РТ, в которой эти фамилии нашли бы свое заслуженное место. Безусловно, эта книга должна быть публично открыта для людей, чтобы о ее существовании и содержании знала молодежь Татарстана и России.

Рашит Низамов — ректор КГАСУ:

— Я затрудняюсь ответить с точки зрения персонализации, кому можно или нужно поставить памятник или бюст… Но хотел бы отметить, что обычно мы вспоминаем хорошим словом тех людей, которые сделали что-то важное и нужное, только после их смерти. А когда они живы, мы как-то стесняемся говорить об этом. Может быть, проявляя тем самым какую-то деликатность… Но я считаю, что о людях, которые много делают на благо нашего общества, нужно помнить и говорить им хорошие слова и при их жизни. В какой форме мы выскажем им свою признательность, все это можно обсуждать. Это может быть памятник, книга, название улицы. Но я не думаю, что установка бюста человека, живущего сегодня, является чем-то чрезмерным, непропорциональным его заслугам. Наверное, это все-таки нормально.

Олег Галеев — директор Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института:

— Да, я поставил бы в Татарстане бюст Минтимера Шаймиева. Главная заслуга нашего бывшего президента, по моему мнению, состоит в том, что в 90-е годы он не допустил раскола общества по национальному и конфессиональному признаку, сохранил экономику республики от развала. В целом положительно отношусь к тому, что известным политическим и общественным деятелям ставят памятники и бюсты. При условии, что по заслугам.

Фарит Фарисов — руководитель региональной татарской национально-культурной автономии Москвы:

— Зная природную скромность Минтимера Шариповича, я думаю, что ему бы не понравилось, что ставят памятник при жизни. Он человек дела. Для него это было бы, скорее всего, раздражителем. При жизни памятник ему и так есть — это чистый Татарстан, это то, что его дело продолжается. Республика — это единственный субъект РФ, где нынешний президент всегда ставит в пример своего учителя. Не хает и не говорит, что было плохо, а наоборот, говорит, что благодаря политике и тому, что делал Минтимер Шарипович, наша республика процветает. Ни в одном субъекте России такого нет, даже в Башкортостане или другом регионе. Или молчат, или говорят не очень хорошо. А я бы поставил памятник в первую очередь Фикряту Ахмеджановичу Табееву. Этот памятник должен быть, и улица должна быть, потому что он внес неоценимый вклад. Это однозначно.

Что касается гагаузов, то это очень интересная нация. Я как-то столкнулся с ними на конференции в Стамбуле. Я оказался рядом с православным священником-гагаузом. Настолько интересный человек. Как они любят русских и Россию! Они уважительно относятся к мусульманам. Я раньше только читал о них, а когда столкнулся, то остались приятные воспоминания о нации. Поэтому я не удивляюсь, что они искренне хотят поставить бюст Минтимера Шаймиева.

Нина Буханова — директор реабилитационного центра «Надежда» (Нижнекамск):

— Я не раз во время нынешней предвыборной кампании говорила о том, насколько хорошо и уважительно отношусь и к прежнему президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву (кстати, на последних его выборах в 2001 году я была его доверенным лицом), и к нынешнему главе республики Рустаму Минниханову. Но ныне здравствующим людям, считаю, не стоит ставить ни бюсты, ни памятники при жизни.

Дело в том, что наш народ не очень хорошо воспитан в культурном плане. Нередко бывает так, что со сменой власти меняются политические предпочтения, а вместе с ними довольно часто меняются и памятники. Или возьмем названия улиц. Вот в Нижнекамске есть улица Мурадьяна. Ованес Мурадян, будучи заместителем министра нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности СССР, когда-то внес огромный вклад в строительство и развитие нашего города. Но, к сожалению, крайне мало кто из нижнекамцев это знает и мало кому что-то говорит эта фамилия! С установкой памятников и переименованием улиц не происходит главного, ради чего, собственно, все это и делается — увековечивание памяти достойных этого людей.

«БИЗНЕС Online»

Просмотров: 1246

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>