Рашид Абдулов: «Нужно обязательно поднимать национальную самооценку и самоуважение»

Абдуллов

Рашид АБДУЛОВ.

Рашид Фатыхович АБДУЛОВ – первый председатель общества «Туган тел», доцент кафедры «Экономика и управление в строительстве и жилищно-коммунальном комплексе» Архитектурно-строительного института Самарского государственного технического университета. Об истории самарского татарского движения в переломные годы и необходимых мерах для укрепления татарской идентичности в регионе с Рашидом Абдуловым поговорил корреспондент «Самар татарлары».


Рәшид Абдуллов: «Милләтебезгә үз-үзен югары бәяләргә һәм үз-үзен хөрмәт итәргә кирәк»
Самарның беренче татар милли активистлары: хезмәт, өметләр, уңышлар. Җитешсезлекләр һәм киләчәк елларда татарларның үзаңына ниләр яный. Милли үзаңның кимүе сәбәпләре. Самар татарларына үтә дә кирәкле яңа милли мәктәпләр, балалар бакчалары, татар телен үзләштерү буенча факультативлар булдыру. Ике телдә дә яхшы сөйләшү (билингвизм) – дөнья күләмендәге уңай тәҗрибә. Милләтебезгә үз-үзен бәяләүне үстерүнең кирәклеге.
Рәшид Абдуллов (1944), Самара
Самара өлкәсе «Туган тел» татар җәмгыятенең беренче рәисе, Самара дәүләт техник университетының Архитектура-төзелеш институтының «Икътисад һәм
торак-коммуналь комплексы төзелешендә идарә» кафедрасы доценты


Rashid Abdulov: «It is Necessary to Raise National Self-Respect»
Samara Tatar national activists of the «first wave»: activities, expectations and achievements. Shortcomings and new threats to the Tatar identity in the years to come. The reasons for weakening of national identity. New national schools, kindergartens and electives for studying Tatar language as a necessity for Samara Tatars. Bilingualism as a positive world experience. Need to raise national self-respect.
Rashid Abdulov (1944), Samara
First chairman of «Tugan tel» Samara Regional Tatar Society, Associate Professor of the department for economics and management in construction and housing and communal services of the Architecture and Construction Institute of Samara State Technical University


– Как представляли себе будущее народа через 25–30 лет самарские татарские активисты «первой волны» (на рубеже 80–90-х)? И были ли такие представления, был ли образ будущего в то время?

– Общественное движение самарских татар началось в конце 80-х годов. Это было одновременно и сложное, и интересное время. Возрождению национальных сообществ как таковых способствовала общая атмосфера в стране. Если помните, это была эра перестройки и гласности, которая принесла с собой не только пустые полки в магазинах, но и возможность иметь свое мнение, а главное – открыто высказывать его. Это было, как глоток свежего воздуха. Мы получили возможность открыто встречаться, обсуждать насущные проблемы и пути их решения. Благодаря этим веяниям образовался областной татарский культурный центр «Туган тел». Думали ли мы тогда о том, что будет через 30 лет? Нет, конечно. Нам некогда было думать о будущем, мы жили настоящим: столько всего нужно было сделать!

– Что удалось?

– Оглядываясь сейчас назад, смело можно сказать, что мы много тогда добились и большинство наших проектов удалось реализовать: была открыта татарская школа, построена Соборная мечеть, на базе педагогического института на филологическом факультете было открыто отделение по изучению языков малых народов (в том числе и татарского), было радио- и телевещание на татарском языке, была создана редакции газеты «Бердемлек»… Какого все это стоило труда, словами не передать, да и в одном интервью всего не расскажешь. Хочу лишь подчеркнуть, что все это стало возможным только благодаря тому, что у нас было много единомышленников и сподвижников. Каждый из нас жил, «болел» и «горел» одним общим делом. Мы днями (а иногда и ночами) напролет пропадали на общественной работе!

Абдуллов2Абдуллов3– Сейчас, на ваш взгляд, татарская идентичность в наших самарских соплеменниках проявляется крепче или слабее, чем в 90-е? Какие вы считаете главными из угроз для нашей нации?

– На мой взгляд, та картина мира, которую мы наблюдаем сейчас вокруг, свидетельствует о том, что мы как нация (здесь я имею в виду исключительно жителей Самары и области) постепенно начинаем вырождаться. Мы приближаемся к так называемой точке невозврата. Если в конце 80-х – начале 90-х мы с надеждой смотрели в будущее и служили примером для многих соседних областей, то сейчас все выглядит удручающе: отделение филологии малых народов мы потеряли, о радио и телевидении уже никто не вспоминает (ограничиваемся просмотром по ТВ передач, транслируемых из Казани), резко упал тираж газеты «Бердемлек», в ряде татарских сел в школах исключили из программы изучение родного языка. Особого внимания заслуживает ситуация вокруг Исторической мечети. Посмотрите, в каком она плачевном состоянии! Ведь это – один из стариннейших и ценнейших памятников архитектуры нашего города, построенный в конце ХIХ века. И находится он не где-то на отшибе, а в самом центре нашего города. А знаете, кто представляет основной контингент прихожан? Я вас уверяю, татар там по пальцам можно пересчитать. Более того, некоторые татары даже и не знают о ее существовании! И вот какая мысль приходит мне в голову. У нас в Самаре на каждом свободном клочке земли вырастают, как грибы, православные храмы. Мечетей по сравнению с ними – как капля в море. Неужели в Самаре у нас так мало татар, что мы не можем совместными усилиями восстановить одну-единственную мечеть, хотя бы в память о тех предках, кто ее создал и заботился о своих будущих поколениях? Или мы дожидаемся того момента, когда ее снесут, как ненужную рухлядь, и ее постигнет та же участь, как мечеть, находившаяся в свое время на месте Дворца спорта на улице Молодогвардейской? К слову сказать, от той мечети даже мемориальной доски не осталось: недавно ее демонтировали под предлогом строительства нового здания Дворца спорта. И еще не известно, найдется ли место для мемориальной доски на новом здании… Что же касается вопросов сохранения идентичности, то, на мой взгляд, для наших земляков это не является вопросами жизненной важности. Сейчас у большинства людей – другие заботы, связанные с вопросами выживания, карьеры, бизнеса… И хотя почти все они считают себя татарами, наш родной язык при этом продолжает терять свои позиции. И я не открою Америку, если скажу, что потеряв язык, мы вскоре потеряем и нацию.

– В чем причина упадка и ослабления национальной идентичности?

– Во-первых, утрачивается преемственность поколений, разрушается институт семьи, а вместе с ним мы теряем традиции и устои. Появляется большое количество смешанных браков. И здесь я заметил вот какой парадокс. Казалось бы, советская власть все сделала для того, чтобы ассимилировать все нации: переселялись с места на место целые народы, создавались коммунальные квартиры по принципу «дружбы народов», когда в каждой комнате жили семьи представителей разных национальностей, выбивали из нас всех религиозные устои… Но при всем при этом смешанных браков был очень небольшой процент, люди как могли старались сохранить свой язык и культуру. И браки сами по себе были очень крепкими. С распадом Советского Союза процент смешанных семей очень сильно возрос. Казалось бы, должно быть наоборот, но… есть данность.

Во-вторых, с политическим кризисом 90-х годов, мы упустили целое поколение. Многим людям было не до традиций: все вокруг крутились и вертелись, как волчки, просто для того, чтобы выжить, чтобы накормить своих детей, о преемственности и нравственности некогда было думать.

В-третьих, национальная политика, проводимая в стране в целом, а также деятельность центральных СМИ привели к тому, что буйным цветом начала расцветать ксенофобия. Это явление, конечно, наблюдалось и в советское время, но оно все же было завуалировано, открыто выражать свои мысли решались немногие. Тем не менее и тогда татары ощущали себя людьми «второго сорта». Я, конечно, не осмелюсь сказать, что нас эксплуатировали, как чернокожих в Америке, но некоторое высокомерное отношение было всегда. Нам настолько внушили, что мы должны уважать «старшего брата», что в коллективе, состоящем из 95% татар, а 5% – русских, мы будем разговаривать по-русски. Как насчет того, чтобы начать поднимать самооценку и попытаться привить уважение и к представителям малых народов? Согласно нашей конституции, мы все равны. На деле все обстоит иначе.

Сейчас ситуация с национальным самосознанием, на мой взгляд, еще более усугубляется. Для того, чтобы достигнуть определенных успехов в карьере и материальном плане, сегодня как-то неудобно быть татарином. Я сам лично неоднократно был свидетелем того, как вопрос назначения должности решался по национальному признаку. И даже если наш брат, не дай Аллах, достиг каких-то высот, сразу начинают говорить, о личных выгодах и кумовстве. Между тем это сплошь и рядом, но только татары почему-то мозолят глаза. Поэтому все чаще и чаще молодежь предпочитает дистанцироваться от своих корней, оставляя лишь фамилии: появляются Владимиры Андреевичи вместо Вали Асфандияровичей, Федоры Харитоновичи вместо Фатыхов Хамидулловичей, Эдуарды Максимовичи вместо Иреков Магруфовичей и т. д. (Кстати сказать, и отчества-то сами по себе нам были навязаны еще советской властью, но мы уже давно забыли об этом и принимаем как должное.) Отказ от имени ведет за собой отказ от родного языка и, как следствие, от своей культуры. Сегодня в семьях, особенно смешанных, подчеркнуто разговаривают между собой только по-русски.  Я очень часто слышу такие высказывания от своих студентов, среди которых есть татары: «Зачем мне говорить на татарском, когда все вокруг разговаривают по-русски?»

И вот здесь мы подходим к самому главному: сегодня у нашей молодежи нет среды, нет круга общения, где они могли бы общаться на родном языке, а соответственно, и мотивации для этого. Они сейчас все поголовно сидят либо в социальных сетях, либо у экранов телевизоров. Если раньше люди держались вместе, целыми общинами, независимо от социального статуса и материального благополучия, часто встречались, устраивали различного рода мероприятия, на которые приходили целыми семьями, то сегодня этого нет. Молодые семьи, как правило, общаются с узким, определенным кругом лиц, зачастую в угоду своим личным целям и амбициям.

Пожалуй, единственным местом в Самаре, где наши дети могли бы разговаривать на татарском языке, является школа «Яктылык», которой в этом году исполнилось 20 лет. Мы, активисты первой волны, и открывали ее для того, чтобы создать для детей все условия для осознания себя как представителей татарского народа. Мы надеялись, что в школе на вошедшего сюда сразу будет оказывать воздействие соответствующая атмосфера, что все будут разговаривать на родном языке… Что я увидел на деле, когда привел свою шестилетнюю дочь в «Яктылык»? Первый вопрос, который задала мне моя Амина, был следующий: «Әткәй, нигә бөтенесе русча сөйләшә?». Я переадресовал его одному из первых и постоянных учителей школы. Он мне ответил следующее: «Как мы можем научить ребенка за три часа в неделю татарскому языку, если дома все общаются только по-русски?». И вот здесь мне нечего было возразить.

– Как же все это переломить?

– Разовыми Сабантуями, нечастыми дискотеками и ежегодными фестивалями национальных культур проблему не решить. В первую очередь, необходимо начать меняться нам самим, приняв и осознав действительность. Если мы не будем разговаривать в наших семьях по-татарски, мы никогда не привьем любовь к своей культуре нашим детям. Причем, в первую очередь, думаю, это касается смешанных браков. Никто не будет отрицать, что для нации лучше, когда муж и жена «одной породы», но если обстоятельства сложились иначе, ни в коем случае не следует ограничивать общение с детьми только на русском языке. У меня самого такая ситуация: моя жена русская, однако дома у нас по-татарски разговаривают все. Между прочим, педагогами и психологами уже давно доказан тот факт, что дети-билингвы, то есть те, у кого два родных языка, лучше развиваются и большего способны достичь.

Далее. Необходимо создавать языковую и культурную среду для своих детей. В Самаре всего один татарский детский сад (и тот – частный) и всего одна татарская школа, которые находятся в одном районе, и посещать которые могут далеко не все. Нам необходимы как воздух национальные детские сады и школы, в идеале – хотя бы по одному учреждению на два района, чтобы учесть интересы максимального количества татар. Уже давно ведутся разговоры об открытии второй школы, но «воз пока и ныне там». Нужно выходить с этими вопросами на администрации города и области, настоятельно просить решать их, доказывая насущную необходимость. И заниматься этим мы должны все вместе, подключая все существующие у нас общественные татарские организации.

На сегодняшний момент как альтернативный вариант можно было бы организовать при каждой школе факультативные уроки татарского языка. Думаю, не ошибусь, если скажу, что практически в каждой школе есть определенный процент детей нашей национальности.

– Может ли это повлечь непонимание со стороны родителей детей других национальностей?

– А для этого нужно вести работу с населением. Давайте оглянемся и посмотрим на опыт европейских стран. Во многих из них, наряду с первым государственным языком, в школах изучают, причем подчеркиваю, в обязательном порядке изучают, языки соседних народов. Так, в Бельгии учат голландский и французский, в Финляндии – шведский, и т. д.

Наша нация по численности в России занимает второе место. И мы, татары, никогда не ставили вопрос о введении татарского языка как второго официального. Однако, учитывая заслуги нашего народа перед Отечеством, мы могли бы выйти к властям с просьбой разрешить факультативные уроки в общеобразовательных школах. В конце концов, у нас есть право, гарантированное нашей конституцией, обучать детей своему родному языку.

Меня всегда возмущал в этом смысле односторонний подход многих русскоязычных граждан. Знаете, почему их недолюбливали в странах бывшего Союза, особенно в Прибалтике? Потому что многие из них жили в чужом краю на правах «хозяев», не желая изучать местный национальный язык.

Между тем, я считаю, изучение языков в принципе обогащает человеческую личность, а применительно к нашей с вами ситуации, могу привести еще один неплохой пример: Лев Николаевич Толстой, русский граф, писатель мировой величины, прекрасно владел не только европейскими языками, но и татарским.

– Помимо открытия детских садов и школ, что еще необходимо самарским татарам?

– Кроме изучения языков, нужно с детьми заниматься, как нравственными, так и духовными вопросами. Необходимо при каждой мечети организовывать воскресные школы и центры, куда бы могли приходить на занятия дети, начиная с дошкольного возраста, чтобы получать правильные знания о нашей религии. В условиях современной действительности, во избежание появления экстремизма и радикализма, это просто необходимо. И в этой связи особое внимание нужно уделить подросткам, для которых нужно открывать также бесплатные досуговые национальные центры, где бы работали грамотные специалисты и занимались обучением прикладному творчеству и национальным танцам.

Сегодня, как никогда, важно, чтобы ребенок не «болтался» на улице, не зная чем заняться, и не приобретал зависимость от социальных сетей в ожидании прихода родителей, а занимался постоянно каким-нибудь делом.

И нам нужно обязательно поднимать свою национальную самооценку и самоуважение. Тогда и дети наши буду следовать за нами. Я не случайно сегодня говорю все время о детях. Ведь они – будущее нашей нации. Если мы их воспитаем правильно, мы можем быть уверены, что они смогут решить за нас те проблемы, которые не успеем решить мы. ИншаАллах, появятся снова и радио, и телевидение, и все остальное. А пока давайте начинать с малого. Давайте постоянно рассказывать детям о том, какой значимый мы народ, как много мы сделали для своей страны. Сегодня мало кто знает, что во главе национального движения за освобождение России от польских захватчиков стоял татарин, что, согласно статистике, самое большое количество подвигов, совершенных во время Великой Отечественной войны, принадлежат татарам.

Спецвыпуск журнала «Самар татарлары» («Самарские татары»),
приуроченный к VI съезду Всемирного конгресса татар —
«Инкыйраз яки яңарыш» («Вырождение или возрождение»).

Просмотров: 615

2 комментариев

  1. Хорошая статья. Информационная и разъяснительная. Ненависть к татарам, я думаю, воспроизводится от поколения к поколению, в том числе и «пережевыванием» в учебниках истории темы монголо-татарского ига. «Вина» в этом, на мой взгляд, религия татар — ислам, а точнее — запрет Кораном ростовщичества. Некоторые источники пишут и говорят, что мировая власть принадлежит именно ростовщикам. Так что надо иметь это ввиду и понимать, что война идет серьезная и на полное поражение татар. Война ведется агентурно-диверсионная, в том числе через вовлеченных в эту деятельность татар. Выход какой ? Надо понимать глобальное развитие человечества на планете Земля, что со временем на планете все равно будет один всепланетный язык. Что тогда делать ? Пусть каждый народ изучает свой язык и всепланетный язык. На данном этапе татарам надо изучать свой родной язык, в совершенстве знать русский язык, как государственный (без его знания нет доступа к госслужбе), и знать международный язык, каковым на данный момент признают английский. По традициям и обычаям. В России уже идет активная работа по приобщению всех народов России к татарским обычаям. Это выражается в том, что идет активная пропаганда и борьба за здоровый образ жизни без табака, наркотиков и спиртного и иных одурманивающих разум веществ. Это ли не влияние татарской и других мусульманских народов России на атмосферу в обществе и установления псиматрицы (психологического шаблона) здорового образа жизни ? В сфере религий идет также активная работа по разъяснению, грамотному разъяснению, без тысячелетних шаблонов, сути ислама. Многие в мире, в первую очередь мусульмане, начинают понимать, что задача послания Всевышнего — сформировать людей с человечным типом психики. Разность внешних обрядов уже мало кем принимается всерьез. Так что, паниковать не надо, а более адекватно оценивать ситуацию. На Земле, хотим мы этого или нет, останутся со временем земляне (земляки и землянки) изъясняющиеся одними звуками и обладающие человечным типом психики. Отдельные элементы, чье поведение будет представлять опасность для других людей, будут изыматься и отправляться на поселение на другую планету, дабы обезопасить остальных людей. Не так ли поступили с Адамом и Евой ? Может мы все потомки грешников, кого выслали с другой планеты за неадекватное поведение ? Так англичане в средние века отвозили своих преступников в Австралию, чтобы они не причиняли им беспокойства в Англии в будущем и чтобы их не кормить в тюрьмах Англии.
    Ну, насчет отправления на другую планету, я конечно, заглянул слишком далеко вперед, но согласно Корана, предумышленный убийца должен быть навсегда изъят из человеческого общества. Во-первых, в назидание остальным возможным убийцам, что их удержит от совершения аналогичного преступления, во-вторых, для спокойствия остальных. Кроме того, должны быть доступны приговоры людей, чьи судимости не сняты или не погашены правильным поведением, чтобы каждый мог проверить соседа или внимательно ознакомиться с приговором родственника, друга, знакомого, невесты, жениха, работника и т.д. Это также будет иметь огромный профилактический эффект. Жизнь на Земле должна быть комфортна и безопасна для землян.
    И последнее. Некоторые понимают татарскость в том, чтобы носить тюбетейку или комзол, другие понимают татарскость в том, чтобы изъясняться между собой звуками, именуемыми татарским языком, некоторым эта татарскость нужна, чтобы лоббировать свои коммерческие интересы в структурах власти, прикрываясь татарским народом. Разные есть люди. Одно надо иметь, на мой взгляд, ввиду, что каждый человек должен передать свой генофонд следующим поколениям землян. При «затирании» какого-либо народа или нации это становится не полностью возможным.
    Затирание татар, отсутствие адекватного или, по другому, примерно пропорционального представительства татар в федеральных структурах также связано и с чисто материальными причинами, ибо госдолжность — это зарплата и прочие привилегии для себя, для своих детей, родных и близких. Никто не хочет, чтобы их дети подметали улицы, работали в шахтах, на полях, на заводах за станками. Все хотят править и жить в полном, желательно, безделии. Однако это неправильно, надо добиваться того, чтобы не было «презренных» или малооплачиваемых профессий, роботизация уже подвела человечество к сокращению рабочего времени до 6 часов, чтобы и работники физического труда могли немного насладиться этой жизнью, а не только горбатиться на хозяина или государство.

  2. Галимов Шамиль Хайдарович, историк, руководитель проекта "Татарские имена и события в истории Самарского края" в пишет:

    Пояснение по поводу мемориальной доски на здании Дворца спорта, чтобы не было никаких недоразумений.
    Демонтировали мы ее сами, в соответствии с установленным порядком содержания и эксплуатации мемориальных сооружений. Перед сносом здания Дворца спорта, мы известили главу города О. Б. Фурсова и министра спорта Самарской области Д. А. Шляхтина о своем желании снять доску и определить на хранение до возведения нового здания (было письмо муфтия Талип-хазрата Яруллина на имя этих руководителей), провели демонтаж и отвезли памятную доску в Соборную мечеть. Эта доска в 2013 г. была установлена после прохождения законной процедуры, с получением постановления главы города, она вошла в «Реестр мемориальных сооружений г. о. Самара». И согласно этому документу, после окончания строительства нового здания Дворца спорта, будет возвращена на место. Может быть, не на то же самое, поскольку здание, скорее всего, примет совсем другой вид. Но этот вопрос будет решен в рабочем порядке совместно с департаментом архитектуры и градостроительства города. Так предусматривает закон…
    Насколько мне известно, таким же образом будут возвращены на место мемориальная доска и обелиск в память о Владимире Высоцком, которые тоже были установлены на Дворце спорта и прилегающей территории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>