Национальная деревня в контексте сохранения и развития этнической идентичности татар

Рафаиль Шайдуллин

Рафаиль ШАЙДУЛЛИН (1960), доктор исторических наук, профессор, заведующий центром энциклопедистики Института татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан.

Этническая идентичность татар напрямую связана с самобытными социокультурными традициями татарской деревни, ее культурной средой. В этом отношении согласимся с точкой зрения известного российского академика и общественного деятеля Д.С. Лихачева, который, характеризуя роль культурной среды, особое внимание обращал на то обстоятельство, что «если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда не менее необходима для его духовной, нравственной жизни, для его духовной оседлости, для его привязанности к родным местам, следования заветам предков, для его нравственной самодисциплины и социальности». Как известно, культурная среда в татарской деревне формировалась в течение тысячелетий на необъятных евразийских просторах России под влиянием собственных этнокультурных и конфессиональных традиций, отчасти и заимствований у других народов. Многовековая историческая традиция татарской деревни хранит в себе широкий спектр этнокультурных и конфессиональных механизмов адаптации к инокультурной и иноязычной среде.


Милли авыл татарларның этник үзаңын саклау һәм үстерү контекстында
Татар үзаңының 4 факторы: 1) Барлыкка килү. 2) Мәдәният һәм гореф-гадәтләр. 3) Ислам дине хәзинәләре. 4) Этник күмәкчеллек, гаилә нигезләрен хуплау, эшлеклелек, яңалыкка (инновация) омтылу. XX нче гасырда авыллар һәм урбанизация. Татар АССРэнда авыллар бетүнең сәбәпләре. Татарстан авыллары Советлар Союзы чорыннан соң. Милли авылларның бетүе һәм милли үзаң.
Рафаил Шәйдуллин (1960), Казан
тарихи фәннәр докторы, профессор, Татарстан Республикасы Фәннәр академиясенең татар энциклопедия һәм регионнарны өйрәнү институтының энциклопедистика үзәге мөдире.


Tatar National Village in the Context of Preservation and Development of Tatar Ethnic Identity
Four factors of Tatar identity: 1) origin, 2) culture and traditions, 3) Islamic values, 4) ethnic collectivism, support for family traditions, enterprise, aspiration for innovation. Villages and urbanization in the 20th century. Reasons for the extinction of rural communities in the Tatar ASSR. Villages of Tatarstan in the post-Soviet era. Extinction of national villages in the national identity context.
Rafail Shaydullin (1960), Kazan
Sc.D. in History, Professor, Head of the Center for Encyclopedia Studies of the Institute of the Tatar Encyclopedia and Regional Studies of the Republic of Tatarstan Academy of Sciences.


В основе татарской национальной этничности лежат четыре фактора. Безусловно, первым и определяющим фактором этнической идентичности татарского народа является происхождение – татарскость, в основе которой национальное самосознание. Второй очень важный фактор – это культура и традиции, обеспечивающие межпоколенную этнокультурную взаимосвязь татарского этноса. Третьим компонентом национальной этничности татар являются исламские ценности, сыгравшие за многие столетия русского и православного владычества нациоохранительную роль и продолжающие играть этноконсолидирующую роль в татарской среде. Четвертым фактором выступает национальный менталитет татар – это этнический коллективизм, поддержка семейных устоев, предприимчивость, устремленность к инновациям. Эти факторы являются своеобразной базой для сохранения национальной идентичности татар.

Безусловно, современная этническая идентичность татар – это своеобразный этносоциальный продукт общественно-политических и этнокультурных явлений: с одной стороны, татарское общество активно приобщилось к ценностям внешней культуры повседневности, с другой – оно постепенно утратило самобытные традиции национальной деревни. Однако, несмотря на все произошедшие глобальные социально-экономические, общественно-политические и этнокультурные трансформации, современный татарский социум, как и другие российские национальные сообщества, как метко подметил российский академик В.П. Данилов, по-прежнему «остается по своей ментальности крестьянским». Об этом достаточно отчетливо свидетельствуют такие черты крестьянского менталитета, как коллективизм (общинность), трудолюбие, практицизм, предприимчивость, смекалка, нерасторопность, умение приспосабливаться к постоянно изменяющимся условиям природной среды и экономической конъюнктуры, духовность, вера в себя и будущее. Указанные ментальные качества многие столетия обеспечивали татарам этническую целостность традиций не только деревенского общества, но и отчасти городского татарского социума.

Динамика исчезновения национальных деревень и интенсивная урбанизация сельского населения во второй половине XX – начале XXI в., происходившие и происходящие на территории современной Российской Федерации, привлекают особое внимание исследователей своими масштабами и необратимыми трансформациями массового сознания, что негативно отразилось на национальной идентичности селян, так быстро отказавшихся от традиционной самоидентификации в пользу общероссийской идентичности.

Сегодня многие задаются вопросами: какие события и силы играли и играют ведущую или подчиненную роль в происходящих трансформациях на селе? Каковы инструменты и можно ли найти механизм сохранения и развития национальной идентичности татар? Среди многих причин, разрушающих потенциал самосохранения идентичности татар, можно назвать массовое исчезновение деревень, миграцию сельского населения и русификацию массового сознания.

Индустриальная урбанизация Татарстана, получившая интенсивное развитие в 1930–1980-е гг., значительно преобразовала традиционную жизнь сельского населения. В эти годы качественные изменения произошли не только в производственной инфраструктуре села, но и в количественной структуре сельских поселений. В результате интенсивной урбанизации число сельских населенных пунктов в Татарстане за 65 лет (1926–1992 гг.) сократилось на 1211 единиц (с 4402 в 1926 г. до 3191 в 1992 г.). Следовательно, с карты республики ежегодно исчезало в среднем 18 сел и деревень. Причем значительная часть селений пришла в запустение в период укрупнения мелких колхозов и создания на их основе крупных хозяйствующих субъектов. Политика ликвидации мелких сел имела не столько экономический, сколько этнополитический подтекст, направленный на разрушение вековых культурных и религиозных традиций, хозяйственных и бытовых устоев татарского этноса, а также межличностных и джиенных межселенных связей. Это во многом было связано с «волей» правящего коммунистического руководства страны, стремившегося уничтожить самобытность национальной деревни, основы этнического и религиозного традиционализма. Разрушение татарской национальной идентичности произошло в несколько неравнозначных этапов. На первом этапе (конец 1940-х – начало 1950-х гг.) экономическая оптимизация сельскохозяйственного производства шла в рамках борьбы с «неэффективными» мелкими хозяйствующими субъектами, на втором (1960–1980-е гг.) – с «неперспективными» деревнями. В ходе реализации «благих» намерений властей было ликвидировано большое количество мелких селений, а их жители в административном порядке переселены в соседние населенные пункты, отчасти в города и поселки городского типа. В результате в 1963–1992 гг., в период борьбы с «неперспективными деревнями», число сельских поселений в Татарстане сократилось на 865 единиц (с 4056 до 3191).

В период форсированной урбанизации Татарстана уменьшилось не только число сел и деревень, но и численность сельского населения. Многие населенные пункты республики обезлюдели, значительная часть молодежи и трудоспособного населения уехала в города, на «великие» стройки, шахты, нефтепромыслы. Со второй половины 1940-х гг. в Татарстане отмечается интенсивное сокращение численности сельского населения: за 50 лет (1939–1989 гг. она уменьшилась более чем в 2,8 раза (см. табл. 1).

Рафаиль Шайдуллин3Рафаиль Шайдуллин4Из данных таблицы видно, что в Татарстане в 1940–1980-е гг. происходило неуклонное сокращение численности сельского населения. Причем наиболее активная убыль сельского населения приходится на 1950–1980-е гг. За указанный период число сельских жителей уменьшилось почти в 1,8 раза (с 1660,1 тыс. до 981,2 тыс. чел), а их доля в структуре населения республики сократилась более чем в 2 раза (с 58,2% до 27,0%).

Говоря о причинах интенсивного сокращения количества сельских населенных пунктов в Татарстане и численности их населения в 1950–1980-е гг., нельзя забывать и о других причинах социально-экономического плана. К примеру, затопление прибрежных деревень и части земель сельскохозяйственного назначения, связанное со строительством крупных гидротехнических сооружений на Волге и Каме, привело к расселению значительной части сельского населения из прибрежных районов. Свой негатив в этот процесс внесли и «хрущевские» административные и экономические преобразования колхозно-совхозных хозяйствующих субъектов и личных подсобных хозяйств колхозного крестьянства и совхозных рабочих, направленные на форсирование строительства коммунистического общества в СССР. Под угрозой самоуничтожения оказались островки свободного (рыночного) предпринимательства на селе – личные подсобные хозяйства населения, благодаря которым колхозное крестьянство не просто экономически выживало, но и сохраняло традиционные формы хозяйственной повседневности. Немаловажной причиной сокращения населения сел и деревень были тяжелые условия труда и быта колхозников. Значительной части колхозного крестьянства, в отличие от рабочих, приходилось тянуть тяжелый производственный «хомут» сначала в колхозе, а затем в личных подсобных хозяйствах, чтобы не пойти по миру. Невыносимо трудная жизнь заставляла многих селян искать различные способы облегчения условий труда и быта, прежде всего своих детей (поступление в городские учебные заведения, вербовка на общесоюзные комсомольские стройки, а шахты, рудники и др.). Большому оттоку сельского населения в города способствовали и «брежневские» послабления паспортного режима 1960-х гг., и поголовная паспортизация колхозного крестьянства в 1970–1980-е гг., что значительно об-легчило трудовую миграцию селян и их прописку в городах.

С распадом колхозно-совхозной системы в 1990-е гг. в Татарстане активизировалась индивидуальная хозяйственная деятельность сельского населения.

На базе личных подсобных хозяйств колхозного крестьянства начали возникать различные хозяйствующие субъекты на селе, благодаря этому значительно замедлились темпы запустения сельских населенных пунктов. К примеру, по данным за 18 лет (1992–2010 гг.), число сел и деревень уменьшилось только на 78 единиц (с 3191 до 3113). Причем темпы сокращения сельских населенных пунктов в 1992–2010 гг. по сравнению с 1963–1992 гг. снизились в 4,5 раза (с 18 до 4 селений в год). Это понятно, новые формы хозяйствующих субъектов постепенно превращались не только в деревнеобразующую силу, но и в социально-экономический фактор выживания сельского населения.

Обеспечивая работой местное население, микрофермы бывшего колхозного крестьянства в какой-то мере сдерживали процесс запустения малых населенных пунктов Татарстана и массовую миграцию трудоспособного населения в города. В результате этих позитивных явлений в постсоветской деревне Татарстана значительно снизились темпы сокращения численности сельского населения (см. табл. 2).

Из сравнительного анализа данных таблицы видно, что в 2000–2010 гг., по сравнению с данными демографической переписи населения 1989 г., в Татарстане произошло незначительное сокращение численности сельского населения, которое составило менее 3% (с 27,0% до 24,8%).

Если на эту проблему посмотреть с глобальной точки зрения, то можно увидеть, что в Татарстане в советский и постсоветский периоды происходит неуклонное сокращение численности сельских населенных пунктов и их населения. Так, за 80 лет (1930–2010 гг.) число сел и деревень в республике уменьшилось на более чем 1400 единиц, в том числе свыше 250 татарских населенных пунктов, населения соответственно – на 1112,7 тыс. чел. (с 2034,0 тыс. до 921,3 тыс. чел.). Большую часть своего населения татарские села и деревни потеряли в советский период, что в конечном итоге привело к утрате традиционной национальной идентичности татарского народа.

Психологические корни этого явления связаны с потерей своего дома в условиях города, отчасти и иной сельской общности, когда в столкновении с другой культурой и языком разрушались или подвергались сомнению неизбежность и самоочевидность субъективной реальности, выстроенной на материнском языке и национальной культуре, когда значимые другие в рамках этой культуры теряли свою значимость в контексте интернациональной культуры. Попытка самосохранения заставляла бывшего селянина воссоздавать свой национальный дом в условиях города, отчасти и села что явилось основанием для внутринационального раскола татарской нации, усиления социокультурного конфликта между городом и деревней. Неравная конкуренция между сельской национальной и городской интернационалистической культурой ставила самобытную сельскую культуру в невыгодное положение по отношению к русскоязычной городской культуре, уменьшая востребованность традиционной национальной культуры сельских татар и тем самым ослабляя этнокультурный потенциал, необходимый для сохранения национальной идентичности татар.

Таким образом, содержание социальной детерминанты национальной идентичности татар в значительной мере было обусловлено политикой Советского государства, не сумевшего сбалансировать широко развернувшийся процесс индустриализации с экономическими интересами и этнокультурными потребностями села, с одной стороны, и определить стратегию сохранения и развития национальных культур в новых экономических условиях — с другой. В результате исчезновение национальных деревень и их самобытной культуры в сочетании с интенсивной урбанизацией селянина нерусской национальности с языком «высокой культуры» — русским и его низким по сравнению с горожанином социальным статусом явились основой нарушения баланса, поддерживавшего сохранение и развитие национальной идентичности татар. Все это негативно сказалось на этническом самосознании татар и привело к отдельным необратимым структурным нарушениям в татарской этнокультуре и менталитете.

Рафаиль ШАЙДУЛЛИН (1960), доктор исторических наук, профессор, заведующий центром энциклопедистики Института татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан.

Спецвыпуск журнала «Самар татарлары» («Самарские татары»),
приуроченный к VI съезду Всемирного конгресса татар —
«Инкыйраз яки яңарыш» («Вырождение или возрождение»).

Просмотров: 408

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>