Айрат Файзрахманов: «Какая судьба ожидает татарский язык в новых ФГОСах?»

59909_3Сегодня детям даже в сельских районах Татарстана кажется более простым экзамен ОГЭ сдавать на русском

Известие о том, что не более 5% от всего количества выпускников выпускников 9-х классов в РТ выбрали татарский язык в качестве выпускного экзамена, снова всколыхнуло татарстанский интернет. Автор «БИЗНЕС Online», руководитель центра независимой оценки качества образования Айрат Файзрахманов в своем материале предлагает выдавать в республике языковой сертификат тем, кто сдает в школе экзамен по татарскому языку, чтобы мотивировать учеников.

«УЧИТЕЛЬ ТАТАРСКОГО – ЭТО ПРОФЕССИЯ, КОТОРАЯ НЕ СКОРО ОКАЖЕТСЯ ВОСТРЕБОВАННОЙ»

Известие о том, что ничтожно малое количество выпускников 9-х классов (несколько десятков), которые выбрали татарский язык в качестве выпускного экзамена, снова всколыхнуло татарстанский интернет. Правда цифры исправились, но и 1285 учеников – это не более 5% от всего количества выпускников. Да и в этом случае число продолжает казаться очень маленьким. Отсюда делается вывод, что якобы без министерского нажима татарский язык детям особо не нужен.

Согласиться с этим тезисом невозможно. Да, сам предмет во всей языковой эпопее потерял многое. Особенно пострадало преподавание татарской литературы. Кто-то отказался от предмета. По учительским кадрам был нанесен страшный удар. Но это не значит, что татарский язык оказался ненужным предметом.

Предмет по выбору – это то направление, в котором, как правило, хочет специализироваться в будущем ученик. Получается, что татарский язык сдают те, кто связывает свою профессию с применением татарского языка? Новая волна будущих татарских журналистов и филологов? Но набор на татарскую журналистику крайне мал, конкурс небольшой, а учитель татарского – это профессия, которая не скоро окажется востребованной. Это первая аудитория учеников, и она крайне ограничена по количеству. В этом отношении позиции татарского языка надо сравнить, например, с русской литературой. Там число желающих вдвое меньше! Вероятно, вторая аудитория желающих сдать татарский – это те, кто посчитал, что это легкий предмет и его помогут сдать на удовлетворительную оценку. Третья аудитория, как выразился один из директоров школ, – это «национально-ориентированные дети». Тем, кому принципиально показать интерес к родному языку.

Конечно, прошлогоднее решение минобразования, когда все 9-классники сдавали татарский язык, было сложным с технической и мотивационной точки зрения, но правильным с точки зрения обеспечения равноправия языков. Опять же это международная практика по поднятию статуса языка. Без четкой государственной политики, если хотите, без «административного нажима», сделать это не представляется возможным. Пока школа остается единственным массовым социальным институтом, который может и обязан обеспечить гражданам знание государственных языков в республике.

Сейчас Татарстан грубо одернули. И теперь в обучении детей татарскому языку остается искать только пряники. Экзамен, стрессовая проверка знаний – это мотиватор, который разрешено включать только на добровольном основании. И цифра в 1285 желающих сдать татарский язык, плюс иные родные языки, используемые в Татарстане – с этой точки зрения это вполне приличный показатель. Надеемся, что в следующие годы будет найдена правильная мотивация и эта цифра возрастет.

«В ЭТОМ СЛУЧАЕ МОЖНО БЫЛО ИСПОЛЬЗОВАТЬ СЕРТИФИКАЦИЮ ЗНАНИЯ ЯЗЫКА»

Аттестация – всегда сильный мотиватор для того, чтобы подтянуть знания. И для татарского языка ни в коем случае нельзя этот мотиватор исключать. В этом случае можно было использовать сертификацию знания языка. То есть если ученик сдает в 9-м классе татарский язык, он может получить языковой сертификат, верифицированный Республикой Татарстан. Это «вкусный пряник». Для тех, кто в 9-м классе выбрал другие предметы, надо предоставить возможность получить такой сертификат, пройдя экзамен в 10-м классе. Языковой сертификат, с четкой градацией уровня владения (базовый, продвинутый, профессиональный), мог бы стать дополнительным элементом портфолио для работодателей в Татарстане. В сертификацию можно было бы внедрить языковой стандарт для тех или иных профессий.

Подобные центры сертификации, запущенные на основе государственно-частного партнерства, часть – на базе школ, могли бы в дальнейшем сертифицировать и граждан любых возрастов. Центры сертификации могли бы обучать татарскому языку представителей сферы обслуживания в Татарстане. Например, короткие языковые курсы, тренинги, направленные на знание 100 расхожих фраз и 100 базовых слов на татарском. Сейчас же грустно видеть татарские кафе, магазинчики с национальными названиями в Казани, в которых персонал не может даже поздороваться на татарском языке. Получается эдакая бездушная эксплуатация татарского фактора. Татарский язык зачастую интересен туристу, не говоря уже о том, что для половины жителей Казани это родной язык, язык души. В Татарстане проживают более 200 тыс. трудовых мигрантов, большинство – выходцы из республик Средней Азии, для получения патента они сдают тест на знание русского языка. Но требования к знанию ими татарского языка в Татарстане отсутствуют, хотя этот язык им близок и им бы не составило особого труда показать знание родственного языка. Возможно, через татарский язык адаптация мигрантов в Татарстане происходила бы комфортнее.

Конечно, сертификаты не панацея, но мне они представляется тем способом, который бы восполнил некоторые пробелы в языковой ситуации.

«ПРОВАЛ ДЛЯ СИСТЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ТАТАРСТАНЕ»

Все же наиболее обидное в отчетах министерства образования – это крайне низкое количество учеников, выбравших сдачу экзаменов ОГЭ на татарском языке. Всего 73 ученика на всю республику! Это еще раз доказывает, что обучение в татарских школах идет на русском языке. И вот это – провал для системы национального образования в Татарстане, который требует большего осмысления. В прошлом году это число составляло 393 человека, что считалось абсолютно неприемлемым результатом. Хотя образование (по отчетам) эти дети получали именно на татарском языке. Ученики, сдающие экзамены по математике на татарском, становятся экзотикой. Не за горами тот день, когда скажут, что из-за 10 человек мы не готовы переводить такое количество контрольно-измерительных материалов.

Это число гораздо ниже, чем в советское время, когда в столице Татарстана оставалась всего одна школа на татарском языке. Но при этом существовали школы в районах и дети сдавали выпускные экзамены на татарском языке! В этом отношении татарское национальное образование чувствует себя хуже, чем в Советском Союзе. По отчетам все прекрасно, а по факту ситуация ухудшается. Мы теряем еще одно поколение. В последнее десятилетие произошел очевидный перелом – сегодня детям даже в сельских районах Татарстана кажется более простым экзамен ОГЭ сдавать на русском языке.

И вот здесь точно одних административных методов недостаточно. Важно убеждать родителей, разговаривать с ними, ведь причина такого бедственного положения – боязнь, что ребенок чего-то недополучит, если будет обучаться и сдавать экзамены на татарском языке в татарской (!) школе.

Хотелось бы указать еще одну кричащую проблему для национального образования в Татарстане. Выпускники начальной школы, получившие образование на татарском языке, сдают всероссийскую проверочную работу (итоговый экзамен) не на том языке, на котором они обучались. Проблема характерна для всех национальных республик. Что делает учитель начальных классов в этом случае? Для успешной сдачи ВПР переходит с татарского на русский язык обучения.

И вот, к сожалению, наши профильные депутаты, чиновники эту «детскую» проблему решить не могут! При всем том лобби, которое имеет республика, а это ни много ни мало – целый комитет Госдумы по делам национальностей, который возглавляет Ильдар Гильмутдинов.

«СКОРО УЧЕНИКИ, КРОМЕ ДВУХ СКАЗОК ТУКАЯ, НЕ БУДУТ ЗНАТЬ НИ ОДНОГО ДРУГОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ ТАТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ»

Еще одна, возможно, даже более важная новость для образования, которая оказалась незамеченной в Татарстане: готовится новая редакция федерального государственного образовательного стандарта начального и основного общего образования. Непонятно, какая судьба ожидает татарский язык в новых ФГОСах. Как в этом участвовали субъекты Федерации – и особенно национальные республики? Как решаются накопленные проблемы?

Есть множество нерешенных вопросов. Во-первых, как уже говорилось, это сдача ВПР на государственных языках республик. Во-вторых, Татарстан множество раз ставил вопрос о преподавании татарского языка в качестве такой дисциплины, как «Государственный язык национальных республик». И это требование должно быть закреплено в федеральных стандартах. В-третьих, во ФГОСах необходим отдельный предмет «Родная литература». Как известно, предметы «Русский язык» и «Родной язык» – не эквивалентные категории. Русский язык преподается сугубо как предмет языкознания, при этом русская литература – это отдельная дисциплина. В рамках же дисциплины «Татарский язык» вместе преподаются два предмета: сам язык и литература, которая оказалась сильно урезанной в часах. Скоро ученики, кроме двух сказок Тукая, не будут знать ни одного другого произведения татарской литературы. В-четвертых, нынешние ФГОСы приводят к тому, что преподавание истории родного края сведено на нет. Ученики лишены полноценной возможности получить систематические знания по истории и географии Татарстана, Казани. Сходные проблемы у предмета «Окружающий мир» для учеников начальной школы. Взгляните на учебник и вы будете обескуражены явным этнокультурным дисбалансом в соответствующих разделах.

И это неполный список проблем. Уверен, профессиональное сообщество скажет об этом больше. Не стоит забывать, что, по Конституции Российской Федерации, образование – это сфера совместного ведения федерального центра и субъектов Федерации.

Айрат ФАЙЗРАХМАНОВ.

«БИЗНЕС Online».

Просмотров: 1239

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>