Казанский и касимовский хан Шах-Али: предатель народа или заложник судьбы?

«Иван Грозный и Шах-Али под Казанью». Репродукция картины Ф. Халикова.

«Иван Грозный и Шах-Али под Казанью». Репродукция картины Ф. Халикова.

Как муж Сююмбике проводил московскую политику в Казани 

В столице Татарстана с аншлагом прошла премьера оперы «Сююмбике». Если казанская царица в целом воспринимается как положительный персонаж татарской истории, то отношение к ее мужу, хану Шах-Али, весьма противоречиво. Для одних он — предатель, для других — жертва обстоятельств, для третьих — государственник. О том, кем был казанский и касимовский правитель, рассказывает историк, колумнист «Реального времени» Булат Рахимзянов.

Трижды казанский и четырежды касимовский хан Шах-Али надолго остался в памяти татарского народа. Вот только память эта скорее негативная. «Отвратительный персонаж татарской истории», «подонок», «предатель татарского народа» — не раз приходилось слышать, читать и собственноручно редактировать подобные высказывания о Шах-Али. В основном его считают пособником русских во время взятия Казани, «марионеткой в руках русских государей», «человеком, передавшим Казань в руки Ивана Грозного», а потому — чужим, предателем и ренегатом. Кем же он был в реальности, так ли все просто с его образом и судьбой политика и человека?

Факты из жизни Шах-Али

Отец Шах-Али, султан Шейх-Аулияр, был сыном султана Бахтияра, большеордынского Джучида; он был племянником хана Большой Орды Ахмада. Крымское ханство всегда враждебно воспринимало назначение потомков хана Ахмада как на касимовский, так и на казанский престолы: «…Ахматовы и Махмутовы царевы дети наши недрузи, а и ты брат наш (Василий III, — прим. Б.Р.) зовешь их себе недрузи и в грамотах в своих завсе к нам о них пишешь, и ты от их же детей нашего недруга Шиг-Овлеяру царевичу Мещерской юрт (Касимовское ханство, — прим. Б.Р.) дал еси и гораздо ему честь чинишь».

И в 1519 году, когда Шах-Али впервые назначили на казанский престол, Крым заявил решительный протест. Посол в Москве, князь Аппак, так сформулировал позицию Крымского ханства: «Изстари недруг ординские цари государю нашему, а ты ныне того юрта послал на Казань царя».

В то время Шах-Али было всего 13 лет, он родился и воспитывался в России. Источники свидетельствуют, что юный казанский хан обладал отталкивающей внешностью. По словам русского летописца, он был «зело взору страшного и мерзкого лица и корпуса, имел уши долгие, на плечах висящие, лице женское, толстое и надменное чрево, короткие ноги, ступни долгие, скотское седалище…». «Такого им, татарам, нарочно избраша царя в поругание и в посмеяние им», — зло добавлял он. Сходное описание дает Сигизмунд фон Герберштейн: «У него было огромное брюхо, редкая бородка и женоподобное лицо, [на уши свисали две длинные черные пряди]».

В 1519—1521 годах в Казани основным обязательством как со стороны Шах-Али, так и со стороны казанского правительства было охранение интересов российских подданных, проживавших в Казани. При этом, по данным «Казанского летописца» (доверять которым стоит с большой опаской, но все же), крымские князья в период его первого правления в Казани увещевали Шах-Али порвать вассальные связи с Москвой, получить самостоятельность: «…будешь с Руси дань емляти, яко же и прежде деды наши… Ныне же… князь русский недоволен владети Казанию… ненавидит рода нашего, на Астрахань с крымским ханом воинство посылал, и тех разорили, и хосчет грады по Волге строити и нами не яко со други, но аки рабами владети и во свою веру превращати».

Шах-Али, споря с ними, якобы говорил: «Если деды и прадеды наши от Руси дань имаху, тогда Орда была едина, имела единого хана и все его слушали. Русские же тогда были разрознены и великого князя не боялись, приходя во Орду к ханам, друг друга губляху и один на другого дани возлагаху». Тогда можно было с них и дань взимать. А сейчас Русь окрепла, великий князь всех одолел и стал так силен, что «не можем противиться ему. А на крымцев не надейтесь потому, что крымские ханы хотят все себе покорити».

«Казанский летописец» сообщает интересные сведения об условиях, заключенных казанскими князьями с Шах-Али при его вступлении на престол в 1546 году:

  1. «да не убиен будет от них»;
  2. «тако же они от него разпленени да не будут, никоя же вины прошлыя не мстити»;
  3. «да идет с ним не в велицей силе».

Хан не должен был вводить с собою в Казань московского гарнизона и обязался не мстить и не преследовать за прежние вины, а казанская знать гарантировала ему личную безопасность.

Автор «Казанского летописца» изо всех сил старался изображать Шах-Али в положении пленника в стане разбойников: «И бысть тогда в Казани царь един, в лето 7054 (1546 год, — прим. Б.Р.), не яко царь, но яко пленник изыман и крепко брегом, и не испущаху его из града гуляти со своими его никакоже… и в царское место власти смиряющеся пред ними, и повиновашеся, и ни в чем же им пререковаше, и славны пиры на них творяще по всея дни, и дарове им подаваше, не царствовати уже хотя, но тем некако от смерти горькия избыти». В 1546 году Шах-Али продержался на престоле всего один месяц.

Когда в 1551 году Казанское ханство должно было разделиться на две части — на «горную» (с крутым берегом; там, где сейчас расположен Верхний Услон) и «луговую» сторону (где расположена Казань), Шах-Али «того не залюбил, что горная сторона будет у Свияжского города, а не у него к Казани». М.Г. Худяков писал по этому поводу: «Очевидно, даже и этот уроженец и постоянный сторонник России, чуждый Казанскому ханству, был озадачен таким странным проектом». В сентябре 1551 года Шах-Али послал своих гонцов в Москву с просьбой о возвращении Казани Горной стороны. Бояре от себя сообщали в Москву, что якобы казанцы укрывают пленных, а Шах-Али, боясь волнений, не карает таких людей.

В октябре 1551 года в Казани уже в среде самого правительства возник раскол. Во главе оппозиции стали сибирские князья. Они вступили в сношения с Ногайской Ордой. Заговор был направлен против хана Шах-Али и московского посла, но был скоро раскрыт. При обысках была найдена переписка с Ногаями. Расправа с заговорщиками была жестокой: хан пригласил их на пир, и в это время верные Шах-Али князья произвели резню; успевшие выскочить во двор были убиты московскими стрельцами, окружившими ханский дворец. Репрессии были произведены и в Казани — было казнено около 70 человек.

В январе 1552 года казанские послы в Москве выступили с заявлением: они говорили, что не могут ехать в Казань, боясь хана Шах-Али, и просили великого князя, чтобы он «Шигалея свел с Казани, а дал бы им наместника боярина своего, а дрежал бы их такоже, как и во Свиязском городе». По всей видимости, проживавшие в Москве казанские подданные связались с князьями, которые служили в Свияжске и имели контакты с самой Казанью. Шах-Али они были недовольны и говорили, что он их, казанцев, убивает и грабит, насильственно забирает жен и дочерей. Тогда им уже стало казаться, что русский правитель (наместник, воевода) будет более приемлем, чем этот ненавистный им хан.

Пред взятием Казани А. Адашев требовал от Шах-Али, чтобы он впустил в город московские войска. Шах-Али ответил, что в исламский город российские войска не впустит, однако сам он уедет в Свияжск.

6 марта 1552 года Шах-Али вывел московский гарнизон из Казани и вместе с ним уехал в Свияжск. Под фальшивым предлогом ему удалось вывести с собой из Казани 84 человека князей и мурз; их он передал московским властям в качестве заложников.

В дальнейшем Шах-Али участвует в завоевании Казани, находясь в войсках великого князя. С ним находились его касимовские татары. После падения Казанского ханства Шах-Али поселился в Касимове.

Роль Шах-Али в падении Казани

Во время осады Казани Шах-Али с его татарами находился на одном из ответственных фронтов, вместе с Большим и Передовым полками; располагался он со стороны Арского поля. Хан участвовал во всех военных советах во время осады.

При общем ликовании москвичей после взятия Казани Ивану Грозному принес свои поздравления и Шах-Али, но в довольно сдержанных выражениях, — он кратко сказал: «Буди, государь, здрав, победив супостаты, и на своей вотчине на Казани навеки!» На это русский царь милостиво ответил, что самому хану известно, сколько раз посылались войска против Казани, известно также ожесточение казанцев, и вот теперь, по словам московского правителя, Бог сотворил свой праведный суд — москвичам показал свое милосердие, а казанцам «отмстил за кровь христианскую».

У Искандера Измайлова есть интересная статья о Шах-Али. Он пишет: «В сознании современных людей — это антигерой татарской истории, касимовский и казанский хан, марионетка в руках русских государей, передавший Казань во власть Ивана Грозного и за это не заслуживающий оправдания. Но в народной песне он предстает мятущейся личностью, человеком, пытавшимся спасти своих подданных — «деток», но не сумевшим переломить обстоятельства.

Называл я (вас) всех (русских, — прим. Б.Р.) друзьями,
Оказалось — вы не друзья мне:
Я жил, считал (вас) друзьями, 
Оказалось — вы все враги мне.

О дети (мои), дети (мои)!
Остаются они от нас в слезах.
Деньги, остающиеся от нас,
Русские, приходя, забирают.

Может быть, народ своим тонким историческим чутьем понял весь трагизм его положения «своего среди чужих и чужого среди своих», уловил (или хотел уловить) в его словах нотки раскаяния и искреннего переживания за судьбу своего народа?» (Измайлов И.Л. «… Казань-город на костях стоит» // Родина. 2005. № 8. С.110-114).

Так кто же он?

Итак, Шах-Али активно использовался Московским государством как проводник промосковской политики в Казани. В целом этот хан был достаточно послушным Москве, и ни в одно из его правлений в Казани с его стороны не было «ослушания» московского великого князя. Для самого хана казанский престол был значительно престижнее, чем управление Касимовским ханством, и он однозначно стремился к его обладанию, несмотря на то что зачастую это было связано со смертельной опасностью (его родной брат Джан-Али был убит в Казани местной знатью). Шах-Али трижды изгонялся из города.

Думаю, роль Шах-Али в истории татарского народа и его государственности была неоднозначной; все же не стоит причислять его к «предателям», как это иногда делают горячие татарские «патриоты». Скорее, это был человек, ставший заложником своего происхождения (ветвь большеордынских Джучидов, которых в силу целого ряда причин не любили ни в Крыму, ни в Казани) и жизненных обстоятельств, в которых он оказался — родился на территории Московского государства и при этом воспитывался в семье, где, скорее всего, чтили еще золотоордынские имперские традиции и помнили времена, когда Орда была на пике своего могущества. Все это, скорее всего, привело к тому, что он воспринимался чужим казанской знатью (не стоит забывать, что он был пришлым в Казани) и относительно «своим» москвичами, активно использовавшими его в своих целях. Однако нельзя сказать, что своими действиями хан всегда был безоговорочно на их стороне. На чьей же стороне была его душа, мы уже никогда не узнаем.

Булат РАХИМЗЯНОВ.

Справка

 

Булат Раимович Рахимзянов — старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, кандидат исторических наук.

Окончил исторический факультет (1998) и аспирантуру (2001) Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.

  • Автор около 60 научных публикаций, в том числе двух научных и одной научно-популярной монографий.
  • Проводил научное исследование в Гарвардском университете (США) в 2006—2007 академическом году.
  • Участник многих научных и образовательных мероприятий, в их числе — международные научные конференции, школы, докторские семинары. Выступал с докладами в Гарвардском университете, Санкт-Петербургском государственном университете, Высшей школе социальных наук (EHESS, Париж), университете Иоганна Гутенберга в Майнце, Высшей школе экономики (Москва).
  • Автор монографии «Москва и татарский мир: сотрудничество и противостояние в эпоху перемен, XV—XVI вв.» (издательство «Евразия», Санкт-Петербург).
  • Автор монографии «Московская Русь и татарские ханства в XV — XVI вв» (Татарское книжное издательство, Казань).
  • Область научных интересов: средневековая история России (в особенности восточная политика Московского государства), имперская история России (в особенности национальные и религиозные аспекты), этническая история российских татар, татарская идентичность, история и память.

 

Просмотров: 513

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>