«Американская мечта» по-татарски: как крестьянин из-под Казани сколотил состояние в Сибири

1af63239ca2890c8Купец и меценат Загидулла Шафигуллин. Часть 1: детские годы в Акзегитово и отходничество в Сибирь 

До революции в татарской среде было немало людейзаработавших огромное состояние, но не забывавших об односельчанах и единоверцах. Об одном таком купце и благотворителе в авторской колонке «Реального времени» рассказывает историк Лилия Габдрафикова. В сегодняшней части колумнист останавливается на трудном детстве Загидуллы Шафигуллина, его успешной поездке в Сибирь и благоустройстве родной деревни Акзегитово.

Без отцовской поддержки, денег и образования

Одной из самых загадочных исторических фигур, связанных с Акзегитово (ныне Зеленодольский район Татарстана, — прим. ред.), является купец Загидулла Шафигуллин. Его жизнь напоминает приключенческий роман и представляет собой своеобразный, татарский вариант «американской мечты». Только в роли Дикого Запада в его случае — необъятная Сибирь и Дальний Восток. В истории татарского предпринимательства есть еще один похожий миллионер — Ахмет-бай Хусаинов, накопивший себе колоссальное состояние в оренбургской степи. У обоих схожие вехи биографии. И Загидулла Шафигуллин, и Ахмет Хусаинов рано остались без отцовской поддержки и учились выживать в суровых условиях сословной России, они были вынуждены опекать своих младших братьев, из-за материальной неустроенности не получили должного образования, но из-за своей смекалистости и трудолюбия сумели сколотить солидные состояния.

Однако после накопления капитала начинается совсем не «американская» история: татарские миллионеры тратили огромные средства и силы на процветание нации главным образом на просвещение своего народа. Их никогда не оставляло чувство гражданской ответственности и боли за единоверцев, нищих в своей основе, лишенных света новых знаний и открытий. Именно такие предприниматели выступали двигателями национального прогресса, давшего в начале ХХ века прекрасные плоды в виде великолепных образцов интеллектуального и художественного творчества татарского народа.

Пожалуй, на благотворительной деятельности сходство между Шафигуллиным и Хусаиновым заканчивается. В действительности это были совершенно разные по психологическому складу люди. Собственно, личностными особенностями и характером объясняются многие моменты биографии З. Шафигуллина. Энергичный, прямолинейный, импульсивный Загидулла бай запомнился своим современникам как страстный борец за национальную культуру, сметающий на своем пути всех противников, невзирая на их возраст и былые заслуги. Но обо всем по порядку.

Детские годы в Акзегитово

Будущий миллионер и благотворитель родился 16 декабря 1840 года в самой обыкновенной семье в деревне Акзегитово Цивильского уезда Казанской губернии. Его родители, Бибисапура и Шафигулла, ничем не отличались от многих других крестьян. Они занимались традиционным земледелием, это занятие почти так же традиционно было малоуспешным. Но это был привычный уклад жизни, передаваемый из поколения в поколение. Так жил отец Шафигуллы Рахматулла, а еще раньше прадед Загидуллы Сабханкул. Точно не известно, довелось ли видеть маленькому Загидулле своих дедов Рахматуллу и Мухаммета (отца матери), слушать их наставления и внимать их словам.

Вообще, маленький Загидулла рос как дитя природы. Будучи подростком, он работал пастухом, начиная с весны и до осени проводил время вдали от деревенской жизни. Наверное, по этой причине, а также из-за бедности семьи, он не смог много времени посвятить обучению у деревенского муллы и поэтому был малограмотным. В то время, как его сверстники постигали азы мусульманской науки в деревенских и городских медресе, 17-летний Загидулла отправился на заработки за пределы Казанской губернии, сначала юноша планировал попытать счастья в Приуралье.

Судьба распорядилась так, что он очень мало пообщался со своим отцом, был лишен его отеческих наставлений. Простой акзегитовский крестьянин Шафигулла скончался, когда его старшему сыну Загидулле едва исполнилось 19 лет. На руках у его вдовы остался еще младший сын — семилетний Шайхулла. Семейное горе не сломило молодого Загидуллу, а наоборот, лишь побудило к решительным действиям. Юноша в поисках лучшей доли уехал еще дальше — в Сибирь.

Впрочем, нельзя этот рискованный шаг Загидуллы Шафигуллина воспринимать лишь как следование юношеским мечтам, скорее, им двигали вполне прагматичные задачи, и дальнейшая его жизнь доказывает это. Во-первых, 19-летний юноша остался кормильцем семьи, а крестьянский труд не приносил особого дохода. Единственным выходом было отходничество, т. е. поиски заработка на стороне. Обращает на себя внимание, что в семье Шафигуллы и Бибисапуры выжили только двое сыновей, остальные дети, очевидно, умерли в младенчестве. Конечно, детская смертность в этот период была высокой, однако такие потери очень четко коррелировались с доходами семьи, т. к. напрямую были связаны с условиями жизни. Семья Шафигуллиных была не из богатых, поэтому стремление юного Загидуллы найти доходы вне своего хозяйства не вызывает особых вопросов.

Во-вторых, в этот период, после окончания Крымской войны, только намечалось проведение военной реформы, поэтому продолжались рекрутские наборы. Для семьи, оставшейся без отца-кормильца, отправление старшего сына на многолетнюю службу было равносильно его смерти. Не случайно, что самыми печальными песнями в татарских деревнях всегда были рекрутские баиты. Именно из крестьянской и мещанской среды набирали рекрутов, в то время как богатые люди предпочитали откупиться от этой обязанности. Решением мусульманской общины освобождались от призыва и будущие муллы, сыновья действующих священнослужителей.

Всеобщая воинская служба была введена Александром II лишь спустя полтора десятка лет после отъезда Шафигуллина в Сибирь. Поэтому некоторые татарские юноши во избежание рекрутского набора предпочитали уезжать в Сибирь и на Дальний Восток. В результате, на границе с Китаем во второй половине XIX века постепенно сформировалась небольшая татарская община. Среди таких татар-отходников оказался и юный Загидулла Шафигуллин.

Освоение Сибири по-шафигуллински

Пройдет чуть больше десятка лет, и бывший акзегитовский крестьянин Загидулла Шафигуллин вернется в родную деревню состоятельным человеком. Впоследствии на родине ходили разные толки о происхождении его капиталов. Злые языки распускали слухи о том, что в Сибири он занимался грабежами и воровством, якобы лишь таким образом акзегитовский крестьянин смог разбогатеть в дальних краях. Впрочем, предприимчивые татары в самых разных уголках Российской империи начинали свое торговое дело с малого, иногда удача улыбалась даже бедным старьевщикам. Официальные сведения говорят о том, что Шафигуллин начинал свое дело в Сибири с мелочной торговли галантереей и крымскими яблоками, далее уже расширил торговую специализацию, добавив меха и баргузинскую пушнину. Торговал он преимущественно в Иркутске и Томске.

Кроме официальной информации имеются еще бытующие среди жителей Акзегитово рассказы о сибирской удаче купца Загидуллы Шафигуллина. Так, по одной из таких версий, которая приводится в краеведческой книге И.Г. Тимершина об истории Акзегитово со ссылкой на публикацию А. Муслимовой в газете «Ватаным Татарстан» от 17 мая 1991 года, Загидулла Шафигуллин действительно в юном возрасте ушел в Сибирь с группой татар-лесорубов. Памятуя о развитых в мишарской среде традициях лашманства, вполне можно допустить такой ход событий. Правда, автор тут же пишет, что Загидулла не понаслышке знал все тяготы жизни крепостного крестьянина. Это утверждение настораживает, поскольку среди татарских крестьян не было крепостных. Поэтому попытаемся извлечь объективную информацию из народно-мифических наслоений.

Доля лесоруба быстро надоела энергичному Загидулле и, прихватив с собой топор и острый нож, он отправился в глубь сибирской тайги. Автор пишет, что он искал там месторождения золота, сделался старателем, якобы со второй попытки даже наткнулся на самородок, и с этим связывали его стремительное восхождение в коммерческом деле. Однако современные сибирские авторы мероприятия по разведке золота связывают с младшим братом Загидуллы — Шайхуллой Шафигуллиным: успешный предприниматель, не лишенный авантюризма, действительно вел их в начале ХХ века. Но особого успеха эти попытки не имели. Возможно, эта информация о поиске Шайхуллой золота в Сибири дошла и до Акзегитово, передаваясь из поколения в поколение, она стала связываться с фигурой старшего брата Загидуллы Шафигуллина.

Но, в случае с Шафигуллиным, удача скрывалась в сибирской тайге с дикими зверями. В рассказе о поисках Загидуллой золота упоминается его встреча лицом к лицу с медведем, в этой ожесточенной борьбе храбрый лесоруб победил зверя. По словам краеведов, крестьянин долго лечил раны, но потом вновь отправился в лес. Очевидно, что природная ярость, жажда жизни и крестьянская смекалка помогли начинающему охотнику Загидулле раздобыть первого пушного зверя. Вот где понадобился опыт общения с живой природой, полученный во времена пастушеского отрочества вблизи Акзегитово. После охотничьей удачи началась уже торговля Шафигуллина пушниной, которая как товар никогда не теряла в цене.

К слову, здесь надо добавить, что для жителей Акзегитово еще в начале XIX века был характерен небывалый охотничий азарт даже в вопросах создания семьи. В этой деревне молодые люди продолжали практиковать древний обычай умыкания невест. Несмотря на противозаконный характер, лишь за 3 года начала XIX века в Акзегитово было прочитано 18 никахов для похищенных невест.

Видимо, охотничий дух, азарт и авантюризм были в крови Загидуллы Шафигуллина. Именно это заставляло его вновь и вновь вступать в неравную схватку и выходить каждый раз победителем.

Акзегитово всегда рядом

Все это время новоиспеченный Загидулла-бай никогда не забывал о своих родных в Акзегитово, о матери Бибисапуре и младшем брате Шайхулле. Да и сам успешный торговец время от времени наведывался в родную деревню, успевая во время своих коротких визитов заниматься и общественно значимыми делами. Так, в 1870 году он организовал в Акзегитово мужскую школу, построил двухэтажное здание для нового учебного заведения. Акзегитовское мужское медресе стало единственным высшим мусульманским училищем во всем Цивильском уезде. В 1872 году в одноэтажном доме открылась женская школа. Это был очень прогрессивный шаг для того времени, когда большинство татарских девочек в лучшем случае брали уроки у жены муллы. Вероятно, Шафигуллиным двигали и личные мотивы. К тому времени он уже обзавелся семьей, у него росли сыновья и дочери, поэтому предприниматель хотел создать для них условия для обучения в родной деревне. Например, по свидетельству З. Башири, старший сын Загидуллы бая Хайрулла учился вместе с ними в акзегитовском медресе. Впоследствии, уже в начале ХХ века, он занимался торговыми делами отца в Иркутске.

В 1876 году забрали в армию младшего брата Загидуллы Шайхуллу Шафигуллина. В отсутствие брата, З. Шафигуллин еще чаще появлялся в Акзегитово. Примерно в этот период он построил новый дом в родной деревне. Дом был нетипичным деревенским строением и предназначался главным образом для дочерей Загидуллы-бая, которые много времени проводили в Акзегитово. Двухэтажное деревянное строение было вытянуто в глубину дома, сегодня уже часть здания утрачена. На улицу выходило три узких и одно широкое окно с красивыми наличниками. Второй этаж представлял собой мезонин. Дом был образцом городской эклектики и поражал воображение сельчан и гостей деревни внешний декором. Здесь было и сплошное остекление, и точеные балясины, и другие украшения. Повидавший многое на своем веку, 40-летний Загидулла Шафигуллин построил в родной деревне комфортное жилье с учетом всех последних тенденций городской архитектурной моды конца XIX века и взыскательного вкуса татарина, склонного к ярким и радостным цветам в оформлении домов.

По воспоминаниям старожилов Акзегитово, внутри двора был еще одноэтажный гостевой дом с красивым балконом. Этот дом тоже был достаточно просторным. За гостевым домом устроили небольшое искусственное озеро, окруженное цветами. Видимо, Загидулла-бай, проведший много времени в Восточной Сибири и на севере Китая, привнес в Акзегитово дальневосточные представления о красоте и отдыхе, где ни один парк не обходился без водоема. Весной деревенская усадьба Шафигуллиных утопала в яблоневом цвету. Наряду с яблонями в саду выращивали и другие фрукты и ягоды. Постепенно этот новый подход к сельскому хозяйству перенимался и другими жителями Акзегитово.

Водоснабжение акзегитовского дома Шафигуллиных тоже было продуманным. Рядом с домом, прямо у ворот, был вырыт глубокий колодец. Он был крытым. Кроме того, питьевую воду брали в роднике «Имани кизляве». Источник находился недалеко от усадьбы, а дорогу от дома Шафигуллина до родника вымостили камнями. Двор Загидуллы-бая тоже был вымощен камнями.

Но основные деловые интересы Шафигуллина были связаны с Сибирью, он числился временным иркутским купцом 2-й гильдии, поэтому в родной деревне бывал лишь эпизодически. Шайхулла Шафигуллин вернулся из царской армии в 1879 году, он считался отставным канониром. После службы запасной солдат направляется в Сибирь, поближе к старшему брату-предпринимателю. Шайхулла охотно интегрировался в Иркутскую мусульманскую общину, стал успешным предпринимателем и общественным деятелем.

А вот Загидуллу Шафигуллина с возрастом все больше тянуло на малую родину — в Акзегитово. Там по-прежнему проживала его мать Бибисапура.

В 1889 году по его инициативе был образован второй мусульманский приход в Акзегитово. 25 июля этого года казанское губернское правление разрешило построить вторую соборную мечеть, возведение которой завершилось к 1890 году. Имамом второй мечети 31 августа 1891 года был назначен Ахметша Мухаметфатыхов (родился 4.03.1854), сын азанчея первой соборной мечети Мухаметфатиха Абадигулова. Здание мечети было полностью выстроено на средства Загидуллы Шафигуллина.

Строительство просторного дома в Акзегитово, открытие «собственной» махалли в родной деревне — все это указывает на то, что уже в 1880-е годы у Шафигуллина были серьезные планы по окончательному возвращению на малую родину. Наверное, поэтому в конце 1880-х годов предприниматель попытался перевести часть своих капиталов в Казанскую губернию. Дела в Иркутской губернии он мог спокойно доверить родному брату Шайхулле. В октябре 1889 года Загидулла Шафигуллин совместно с потомственным почетным гражданином, казанским купцом 2-й гильдии Мухаметсадыком Курбангалеевичем Бурнаевым учредил в Казани полное товарищество под фирмой «Торговый Дом Бурнаева и Шафигуллин» для торговли сырой пушниной. Основной капитал нового предприятия составлял 60 тысяч рублей, каждый предприниматель вложил по 30 тысяч рублей. Бывая в Казани, купец Шафигуллин останавливался обычно в самом сердце Старотатарской слободы, в номерах «Сарай» на Сенной площади. Однако совместное дело двух торговцев пушниной не дало особого результата. Мухаметсадык Бурнаев в этот период был уже в солидном возрасте, а его наследники не обладали свойственной ему самому деловой хваткой. Поэтому спустя несколько лет, 15 октября 1891 года, по взаимному согласию, стороны ликвидировали свое предприятие.

Может быть, на это решение оказали влияние семейные и другие обстоятельства. 29 августа 1890 года на 74-м году жизни умерла мать Шафигуллиных Бибисапура. Загидулле было уже 50 лет, а Шайхулле — 37.

1891 год выдался особенно тяжелым для многих жителей Поволжья. Засуха и неурожай довели бедных крестьян Волго-Уральского региона до голода. В это время в городах некоторыми предпринимателями устраивались бесплатные столовые, не остался в стороне от народной беды и Загидулла Шафигуллин. Он пожертвовал своим односельчанам около 2,4 тонн ржаной муки (150 пудов).

Судя по всему, мука была его собственного производства. На окраине Акзегитово предприниматель содержал ветряную мельницу. Позднее он усовершенствовал ее, установив паровой двигатель, выписанный из Германии. Деревенские жители с тех пор называли мельницу Шафигуллина «огненной мельницей» («ут тегермәне»). Новая мельница отличалась высокой мощностью и производительностью, вырабатывала в день по 100—150 мешков муки. Поэтому сюда приезжали крестьяне из самых дальних селений, за 30—40 верст от Акзегитово.

В целом, в 1890-е годы купец появлялся в родной деревне периодически, торговые дела крепко связывали его с Сибирью. Да и в целом Загидулла Шафигуллин был очень активным человеком, поэтому даже во время пребывания в Акзегитово он редко задерживался дома, предпочитая разъезжать по ближайшим селениям и уездам, решая бесконечные вопросы общественного характера. Однако даже его короткие визиты имели для акзегитовцев порой историческое значение. Например, значительной была роль Загидуллы Шафигуллина в урегулировании социальных волнений накануне всеобщей переписи 1897 года. Он сумел убедить обеспокоенных односельчан в безопасности этого мероприятия, в том, что предстоящая перепись не будет иметь для них пагубных последствий и не подразумевает крещения. Поэтому акзегитовцы пережили эти события относительно спокойно, особенно по сравнению с соседней деревней Бакырчи, куда власти отправляли даже войска для успокоения протестующего населения.

Возвращение в деревню, или «город, утопающий в зелени»

Окончательно Загидулла Шафигуллин перебрался в Акзегитово только в начале ХХ века. Тем не менее за это время он сделал очень много для процветания родной деревни. Помимо школ и мечети, он старался благоустроить всю деревню и окрестности. Например, предприниматель следил за состоянием деревенского кладбища, обнес место памяти специальной изгородью. Сторонние наблюдатели отмечали, что Шафигуллин привел кладбище в «блестящее состояние», оно представляло собой своеобразный лес.

Кроме того, уже в начале ХХ века купец решил обустроить неудобные болотистые земли Акзегитово, которые были в общем пользовании. Он разбил там громадный ивовый сад. По словам местных жителей, болотистое место находилось в самом центре деревни. Предприниматель нанял специального человека и назначил ему жалованье, чтобы тот постоянно ухаживал за саженцами.

Берег местной речки постоянно размывался водой, внимательный предприниматель взял и этот момент под свой контроль. Благодаря его заботе берег был укреплен сваями.

В самом Акзегитово в начале ХХ века имелась мостовая, что было редкостью даже для некоторых уездных городов. Все эти мероприятия по благоустройству деревенских улиц и пространства вокруг селения были проведены исключительно на средства Загидуллы Шафигуллина.

Вот как оценивали родную деревню Загидуллы Шафигуллина его современники: «Дер. Акзегитово 41 год находится под влиянием Шафигуллина. Акзегитовцев-торговцев можно встретить во всей России и в самой отдаленной тайге Сибири. Дер. Акзегитово пестрит разноцветными красками, изобилует железными крышами и шикарными для дер. Цивильского уезда строениями. Первый взгляд на деревню дает впечатление города, утопающего в массе зелени. Все это нужно приписать заслугам Загидуллы Шафигуллина». Сегодняшние акзегитовцы вспоминают о Загидулле-бае с особым уважением, народная память сохранила о нем лишь восторженные отзывы. Однако сто лет назад отношения деревенских жителей и их богатого односельчанина складывались не так просто, но об этом чуть позднее.

Продолжение следует

Лилия ГАБДРАФИКОВА.
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Монография Л.Р. Габдрафиковой «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.


realnoevremya.ru

Просмотров: 723

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>