Добавим в список Кавалеров

Киямов Д.К._2

Киямов Д.К.

Среди полных кавалеров ордена Славы, имеющих отношение к Самарской области, значится всего один наш соплеменник – Х.Н. Насыбуллин, о котором было рассказано в восьмом номере журнала. Уроженец ТАССР, расписавшийся в мае 1945 года на Рейхстаге, через семь лет после войны стал до последних дней своей жизни ставропольцем-тольяттинцем. Но выяснилось, что есть еще, как минимум, два полных кавалера этой солдатской награды, татарские фамилии которых должны звучать в нашем регионе, поскольку они родились и провели юность в Самарской губернии. Это сержант Д.К. Киямов и старшина А.Б. Бильданов, которыми поныне гордятся ульяновцы и амурчане. Пришло время отметить в их биографиях и самарский след.   

 

Давли Киямович Киямов появился на свет 10 мая 1923 года в селе Поповка Ставропольского уезда Самарской губернии (ныне – Чердаклинского района Ульяновской области). Сей населенный пункт на реке Калмаюр был основан в конце XVII века служилыми татарами и назывался Татарским Калмаюром. Но почти столетие спустя его жители переехали в другие деревни, а на их место поселили крестьян, принадлежавших дворянину Попову (отсюда и новое название – Поповка). Родители Давли относились к крестьянам, После свадьбы они прожили шесть лет, но детей у них все не было и не было. Наконец появился первенец Давли, которому не довелось пообщаться с отцом, так как он умер, когда мальчугану исполнилось всего девять месяцев. Мама больше замуж не выходила и всю свою жизнь посвятила единственному сыну.

А тот, окончив семь классов в 1937 году, наравне с взрослыми работал в колхозе «12 лет Октября». Когда началась Великая Отечественная война, вся тяжесть сельхозработ легла на плечи женщин, стариков и сверстников Давли. Так в каждодневных трудовых буднях незаметно подошло время и его призыва в Красную Армию. Это случилось в феврале 1942 года, а после краткосрочных курсов молодого жителя Куйбышевской области в апреле того же года направили на Калининский фронт.

Ефрейтор Киямов стал старшим телефонистом роты связи 1257-го стрелкового полка 379-й стрелковой дивизии (379-й сд), входившей тогда в 30-ю армию и завершавшей свое участие в Сычевско-Вяземской наступательной операции, которая вопреки намеченным планам перешла в конце апреля в стадию обороны наших войск. Потом до октября дивизия вела бои в районе города Ржева.

Фронтовик Киямов Д.К.

Фронтовик Киямов Д.К.

Строй 379-й сд

Строй 379-й 

Связисты на войне_5

Связисты на войне

Связисты на войне_4

Связисты на войне

Связисты на войне_3

Связисты на войне

Связисты на войне_2

Связисты на войне

Связисты на войне_1

Связисты на войне

Связист 379-й сд - коллега Киямова Д.К.

Связист 379-й сд — коллега Киямова Д.К.

В дни прорыва блокады Ленинграда, январь 1943 года

В дни прорыва блокады Ленинграда, январь 1943 года

Воины 379-й сд конвоируют пленных немцев

Воины 379-й сд конвоируют пленных немцев

В народной памяти бои под Ржевом, шедшие с переменным успехом, остались как одни из самых страшных. Вот воспоминания одного из связистов: «В ходе ржевских боев появилось много «долин смерти» и «рощ смерти». Не побывавшему там трудно вообразить, что такое смердящее под летним солнцем месиво, состоящее из покрытых червями человеческих тел. Лето, жара, безветрие, а впереди – вот такая «долина смерти». Она хорошо просматривается и простреливается немцами. Ни миновать, ни обойти ее нет никакой возможности: по ней проложен телефонный кабель – он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползешь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, испускают тошнотворный запах разложения. Этот смрад неподвижно висит над «долиной». Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя, осыпая червями, в лицо бьет фонтан тлетворной вони. Но вот пролетели осколки, ты вскакиваешь, отряхиваешься и снова – вперед».

Линии связи то и дело выходили из строя, и на устранение порывов отправляли, конечно же, связистов. Рискуя жизнью, они в считанные минуты устраняли неисправность, а противник постоянно вел по ним огонь из всех видов оружия. Не случайно по проценту убыли бойцов войска связи были на третьем месте – после общевойсковых частей и полевой артиллерии. Во многих случаях за один день боя взводы связи стрелковых батальонов теряли до 70-80 % личного состава.

Несмотря на все усилия, частям Красной Армии так и не удалось овладеть Ржевом в 1942 году. В последнем его месяце дивизию вывели в резерв Западного фронта, после чего перебросили в состав 2-й Ударной армии Волховского фронта. Интересно проследить этот переброс на примере 1257-го стрелкового полка (1257-го сп), в котором воевал Киямов, Сначала полк эшелоном доехал через Москву до Волхова и, совершив ночью с 5 на 6 января 1943 года 15-километровый марш, остановился в лесу. Потом еще пять ночных переходов, заканчивавшихся в лесной местности, и к началу 22 января полк вышел на исходную позицию.

Как известно, в это время, а точнее 12 января, войска Ленинградского и Волховского фронтов (в том числе и некоторые части 379 сд) начали операцию «Искра» и через шесть дней прорвали блокаду Ленинграда, отвоевав коридор шириной восемь километров, и намеревались в дальнейшем освободить Кировскую железную дорогу и, таким образом, обеспечить прочную связь Ленинграда со страной.

А полк Киямова вступил в бой 22 января против немецких частей и испанского полка, передовая линия которых проходила по шоссе Гонтовая Липка-Рабочий поселок № 7. Наступление 1257-го сп из болота привело к потере до половины личного состава, но позволило выполнить поставленную задачу – закрепиться на достигнутом рубеже. Правда ночью противник восстановил статус-кво, вследствие чего командиры наших рот и взводов, проявивших трусость, были отданы под трибунал.

После этого полк вел оборонительные бои до 5 февраля, потеряв убитыми еще часть бойцов и командира полка, а потом вышел на пополнение состава и его боевую подготовку, проходившие до конца марта в лесу. Затем пара привычных ночных маршей, и необстрелянных красноармейцев направили на инженерные работы по оборудованию второго рубежа обороны 8-й армии, в состав которой вошла 379-я сд.

В очередную полосу боев полк вступил 2 августа в ходе Мгинской наступательной операции войск Ленинградского и Волховского фронтов, проведенной 22 июля-22 августа 1943 года. Задача была та же, что и в январе – восстановить контроль над Кировской железной дорогой и разгромить группировку гитлеровцев в районе пос. Мга. Немецкие войска прочно удерживали фронт по линии Арбузово-Синявино-Гонтовая Липка и господствующие здесь Синявинские высоты. Захватчики обжили эти высоты и плато между ними, превратив их в крепостной форт. С этого «бараньего лба» на 12-15 километров просматривалась и простреливалась вся торфяная низина в секторе 180 градусов до Ладожского озера.

Уместно будет процитировать воспоминания начальника Инженерного управления Ленинградского фронта генерала Б.В. Бычевского: «Кто из воинов, сражавшихся летом 1943 года под Ленинградом, не помнит Синявинских болот!.. Даже ночью тебя мутит от зловонных испарений, от смрада непрерывно тлеющего торфа. За неделю преют и расползаются на солдатах гимнастерки. Узкие тропы между квадратами торфяных выемок пристреляны минометами противника. Здесь нередко гибнут и санитары, выносящие раненых: они не могут быстро бежать. Здесь артиллеристы тащат орудия на руках. Я видел, как одно из них ушло в болото на четыре метра. Что же здесь делать танкам, хотя они и даны для боя».

1257-сп довелось наступать в районе бывшей деревни Тортолово. Уже в первый день боя в окружение попали 69 бойцов одного из его батальонов, и вышли живыми только восемь человек. Почти каждый день до 20 августа полк стремился взять Тортолово, но это ему не удавалось. За невыполнение приказа по овладению передовым краем противника 12 августа расстрелян командир 8-й стрелковой роты.

Столь же безуспешны ежедневные попытки добыть «языка», поскольку противник накрывает огнем разведгруппы. Не помогает и отдача командира группы под трибунал, и отправка двух разведчиков в штрафроту. Зато растут потери личного состава, только 13 августа убито и ранено 134 красноармейца.

В журнале боевых действий полка за эти дни есть и две записи о работе связистов. 8 августа отмечается, что связь с приданными и поддерживающими средствами восстановлена. А спустя четыре дня появились такие строчки: «Телефонная связь рвется, а по рации связь неудовлетворительная, так как на волне 112 работают около семи раций, которые мощнее наших и заглушают наших». Стало быть, надо восстанавливать телефонную связь, отправляя связистов на поиск порывов, невзирая на боевую обстановку. И Киямов, как и его коллеги, старательно и мужественно занимался своей работой

Именно в Синявинских болотах Давли отличился в первый раз и был представлен к награждению медалью «За боевые заслуги». Несмотря на ранение, он обеспечил связь и после боя был отправлен в госпиталь. В одном из последующих сражений Киямов получил второе ранение – в ногу впился осколок мины.

Последнюю декаду августа полк провел в обороне, после чего его вывели во второй эшклон. Не добились планируемого результата и другие наши части, вследствие чего линия фронта в районе Мгинского выступа осталась практически без изменений. Весь сентябрь Давли с однополчанами занимался боевой подготовкой и обустройством жилья, поскольку было совершено два ночных перехода на новые места дислокации. А в последний день первого осеннего месяца полк вышел из резерва и эшелоном отбыл в назначенную точку местности, где до середины октября принимал пополнение и налаживал быт. В ноябре он и дивизия были включены в состав войск 2-го Прибалтийского фронта.

В 1944 году 379-я сд освобождала Калининскую область и Латвию. В январе она вела бом в Невельском районе, а в конце следующего месяца перешла в наступление, преследуя противника в направлении г. Пустошки. 10-11 марта в районе деревни Норкино Пустошкинского района Калининской области герой нашей статьи под огнем противника устранил 13 порывов на линии, обеспечив устойчивую связь со штабом полка. Давли ранили, но он не покинул поле боя. Приказом по 379-й стрелковой дивизии от 28 марта 1944 года за мужество и отвагу, проявленные в боях, ефрейтор Киямов был награжден орденом Славы 3-й степени.

10 июля войска 2-го Прибалтийского фронта начали Режицко-Двинскую наступательную операцию, причем сделано было это не утром, как обычно, а в 19.00. Через неделю 379-я сд с боями вышла на границу Латвийской ССР. За 20 суток этой операции красноармейцы фронта продвинулись на запад на 190-200 километров, прорвав пять сильных оборонительных рубежей и освободив 5261 населенный пункт. Целый ряд воинских частей получили почетные наименования «Режицкие», «Двинские», «Краславские», а также гвардейские знамена. Так 379-я стрелковая дивизия стала Режицкой.

Практически сразу после этого войска фронта начали новую наступательную операцию – Мадонскую, продлившуюся весь август.Особенностями ее были крупномасштабные действия в болотистой Лубанской низменности. Хотя немецкому командованию не удалось остановить в болотах наступление бойцов Красной Армии, оно смогло значительно замедлить его темпы и в итоге измотать наступавшие войска.

Возглавлявший противостоящую 2-му Прибалтийскому фронту Группу армий «Норд» («Север») генерал-полковник Ф.Шернер подготовил обращение к своим солдатам: «Друзья! Враг стоит у ворот нашей родины. Это касается каждого, независимо от того, сражался ли он до сих пор на фронте или использовался в тылу… Каждый метр земли, каждый охраняемый пост нужно защищать с горячим фанатизмом. Мы должны зубами вгрызаться в землю. Ни одно поле битвы, ни одна позиция не должны быть оставлены без особого приказа. Наша родина взирает на вас со страдальческим участием. Она знает, что вы, солдаты Северной группы, держите в своих руках судьбу войны».

Но ни это обращение, ни опорные пункты обороны немцев на возвышенностях и перекрестках дорог, ни их укрепленные рубежи по берегам многочисленных рек не остановили продвижение наших войск. Противник же, не устояв в лубанских болотах, надеялся остановить красноармейцев на реке Айвиексте. Здесь он  построил укрепления с большим количеством огневых средств и подтянул свежие силы.

На исходе дня 6 августа воины 93-го стрелкового корпуса после артподготовки, начали форсирование реки, используя подручные средства. К утру следующего дня они заняли небольшой плацдарм и отразили несколько контратак. Гитлеровцы пытались сбросить наступающих в воду. В ряде мест завязались рукопашные схватки. Упорные бои пришлось вести частям 379-й и 219-й стрелковых дивизий, наступавших в первом эшелоне 93-го стрелкового корпуса.

При форсировании этой реки в 10 километрах северо-восточнее населенного пункта Ляудона Мадонского района Латвии Давли Киямов, рискуя жизнью, устранил 10 порывов на линии. Будучи раненым, он продолжал обеспечивать связь наблюдательного пункта командира полка с подразделениями. Приказом по 3-й Ударной армии от 10 сентября 1944 года за мужество и отвагу, проявленные в боях, ефрейтора Киямова наградили орденом Славы 2-й степени.

Осенью 379-я Режицкая дивизия участвовала в Рижской наступательной операции, по завершении которой практически полностью была освобождена от немецких войск территория Латвии. Ефрейтора Киямова повысили в звании и должности. Он стал сержантом и командиром отделения роты связи, состоявшей из 29 человек. В конце года в соответствии с директивой Генштаба 379-ю дивизию расформировали, обратив ее на доукомплектование 245-й Валгинской сд. После переформирования объединенная дивизия получила такое именование: 245-я Режицко-Валгинская стрелковая дивизия.

С нового года она вошла в состав 59-й армии 1-го Украинского фронта и была переброшена в Польшу. А Давли в связи с этим теперь командовал отделением роты связи 901-го стрелкового полка 245-й сд. Дивизия совершила марш, находясь в резерве армии, и только утром 19 января вступила в бой по освобождению Кракова. К концу дня задачу удалось выполнить вместе с другими частями. Неделю спустя она участвовала в освобождении г. Катовице, а потом, выйдя вечером 30 января к Одеру, форсировала его в районе Рейгерсфельда (ныне – Берава) и до 19 февраля вела бои на подступах к г. Кендзежин-Козле за удержание плацдарма. Здесь в середине месяца вновь отличился сержант Киямов, устранивпод вражеским огнем свыше 20 порывов на линиях связи. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками Давли был награжден орденом Славы 1-й степени и стал полным кавалером этой солдатской награды. В связи с этим он удостаивался права на присвоение воинского звания старшина, что и было сделано.

В марте 245-я сд продолжала освобождать польские города, а в ходе Пражской наступательной операции 6-11 мая продвигалась на столицу Чехословакии и преследовала отступавшие на запад немецкие войска. Закончила войну дивизия в чешских городах Сольнице, Опочно и Градец-Кралове.

Пришло время бойцам возвращаться к мирной жизни. Демобилизовавшись из армии в 1945 году (по другим источникам – в феврале 1947 года) старшина Киямов прибыл в родную Поповку, которая из Куйбышевской области перешла в созданную в 1943 году Ульяновскую область. В это время колхоз «12 лет Октября» очень нуждался в механизаторах. Поэтому Давли эфенди оканчивает школу механизации сельского хозяйства в Мелекессе и становится комбайнером. В уборочную кампанию 1948 года он, работая на стареньком комбайне 30-х годов «СЗК» («Саратовский завод комбайнов»), значительно перевыполнил сезонное задание на косовице и обмолоте хлебов, за что получил премию в размере 25 пудов зерна.

В феврале 1958 года хозяйство возглавил новый председатель – фронтовик И.Д. Константинов, который впоследствии был удостоен высокого звания Героя Социалистического Труда (более 15 лет руководил колхозом). При нем на полях появились более маневренные и надежные комбайны «СК-3», которые начали серийно выпускать в стране с 1958 года. Сесть за штурвал первого новенького комбайна председатель доверил Киямову.

С годами к Давли Киямовичу пришли опыт и профессиональная хватка. Славный воин уверенно превращался в славного труженика, который ежегодно увеличивал выработку. В 1965 году наш герой добился рекордного намолота зерна, и его успех не остался незамеченным. Он удостоился первой своей трудовой награды – бронзовой медали ВДНХ. Со временем его назначат бригадиром тракторной бригады, и в новом качестве работа Киямова по-прежнему будет отмечаться наградами Выставки достижений народного хозяйства. Потом его пиджак украсят медаль «За трудовую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина» и орден «Знак Почета».

Орден Славы трех степеней

Орден Славы трех степеней

Значок к 30-летию 379-й сд

Значок к 30-летию 379-й сд

Все хорошо было у фронтовика и на семейном фронте. Познакомившись с помощью закадычного друга на посиделках с Аклимей, он быстро установил с ней надежную связь посредством свадьбы, сыгранной в конце 1947 года. Порывы в этой связи ему устранять не пришлось, так как семья получилась крепкой и счастливой. В ней выросли четыре дочери: близняшки Роза и Розалина, а за ними одна за другой – Нурия и Назиря.

«Давли был хорошим отцом и мужем, – говорит Аклимя Гареевна. –  С ним душа в душу мы прожили более 56 лет, по санаториям и домам отдыха объездили почти всю страну. Когда ему подарили автомашину «Ока», за руль непременно садился сам. Он был скромным человеком, но любил и веселые компании, где  частенько играл на гармошке».

Несмотря на ранения Давли Киямович прекрасно себя чувствовал и практически не болел. Но смерть, с которой он не столкнулся на войне, настигла его неожиданно. Во вторник, 29 июня 2004 года, Давли абый отправился в мечеть и из нее уже не вышел. Через два года в родном селе ветерана установили памятник в его честь.

Бюст Киямова Д.К. в с. Поповка

Бюст Киямова Д.К. в с. Поповка

Киямов Д.К._1

Киямов Д.К.

Киямов Д.К._2

Киямов Д.К.

Разные данные даются по связистам РККА, ставшим полными кавалерами ордена Славы: от 124 до 133 человек. Как известно, по правам они приравнивались к Героям Советского Союза. И одним из представителей солдатской элиты стал куйбышевский ульяновец Д.К. Киямов. Его имя при переводе имеет два значения: 1) государственный человек, 2) состоятельный человек. К Давли эфенди подходят оба смысла – он и государственный, потому что рьяно защищал страну от врагов, а после также беззаветно трудился на ее благо. Он и состоятельный, поскольку имел много детей и внуков.

Почти на 30 лет раньше Киямова скончался другой обладатель ордена Славы всех степеней, житель г. Димитровграда А.Б. Бильданов. Уроженец села Татарское Урайкино Помряскинской волости Ставропольского уезда Самарской губернии (ныне – Старомайнского района Ульяновской области) также познал все тяготы войны, участником которой он стал в ноябре 1943 года (в некоторых наградных листах указан декабрь). Тоже были наступления-отступления, ночные переходы и короткий дневной сон в лесах, схватки с крепко обученным и организованно действующим врагом.

Бильданов А.Б._1

Бильданов А.Б

Пулеметчики на войне_1

Пулеметчики на войне

Пулеметчики на войне_2

Пулеметчики на войне

Пулеметчики на войне_3

Пулеметчики на войне

В атаку

В атаку

Памятник о битве не реке Великой

Памятник о битве не реке Великой

Правда, сражения к тому времени уже тяготели к смещению на запад, но для усвоения «грамматики боя и языка батарей» их было более, чем достаточно, да и оборонительные рубежи позиций войск вермахта становились всё мощнее и мощнее. На долю Бильданова пришлись боевые действия по освобождению Псковщины, Прибалтики и разгрому врага в Восточной Пруссии.

Абдуллу включили в состав 435-го стрелкового полка 208-й стрелковой дивизии, сформированной пятью месяцами ранее в Смоленской области. Это была дивизия второго формирования, потому что 208-я сд первого формирования перестала существовать в ходе Сталинградской битвы.

Очень скоро старшина роты 1-го стрелкового батальона начал отличаться своей храбростью и мужеством. Когда в последних числах февраля 1944 года передовые части 1-й Ударной армии, подошли к восточному берегу реки Великой, противник с противоположной стороны реки встретил их плотным артиллерийским и пулеметным огнем, поэтому переправу организовать не удалось. Прорыв линии «Пантера» – так назывался этот оборонительный рубеж гитлеровцев, который проходил по высотам и холмам Псковской равнины, вдоль дорог и по берегам рек Псковы, Черехи и Великой, – предстояло готовить тщательно, но торопила весна и командование фронта, обеспечившее 208-ю дивизию обученным пополнением, техникой, вооружением, боеприпасами.

И 26 марта в 7 часов 45 минут началась артиллерийская подготовка атаки дивизии. Ее полки стремительным рывком по льду преодолели неширокую в этом месте Великую и уничтожили недобитых гитлеровцев в траншеях. Пять фашистских батарей, захваченных на огневых позициях с полным комплектом боеприпасов, были повернуты против неприятеля. (Справедливости ради надо заметить, что это был локальный успех – немецкая линия обороны «Пантера» пала только в конце июля).

При прорыве укрепленной полосы немцев старшина Бильданов выполнял должность помощника командира взвода. Его подразделение наступало, но под встречным огнем вынуждено было залечь. Тогда Абдулла встал, осмотрелся и скомандовал: «За мной, вперед!». Бойцы поднялись, преодолели проволочное заграждение и начали стрелять в упор. Вдруг справа замолчал поддерживающий их атаку пулемет, и наш герой, бросившись туда, повел огонь вместо раненых пулеметчиков. Не выдержав натиска, противник откатился назад, оставив на месте боя до 50 убитых солдат. Оценив отвагу помкомвзвода, командир 435-го сп 25 апреля подписал наградной лист, представив Бильданова к ордену Красной Звезды. Но приказом по дивизии от 5 мая его наградили орденом Славы третьей степени.

А через две недели он получил медаль «За боевые заслуги». На сей раз Абдуллу отметили в качестве командира взвода снабжения 1-го стрелкового батальона, который не только отлично поставил работу по воспитанию бойцов нерусских национальностей в духе преданности Родине, но и личным примером в бою (заменил наводчика станкового пулемета) мобилизовывал их на успешные действия.

К ордену Славы второй степени его представили уже как бесстрашного и дерзкого стрелка-разведчика 277-й отдельной разведывательной роты той же дивизии. 5 августа группа бойцов разведроты под командованием старшины Бильданова проникла на 16 км в тыл противника в районе латвийского городка Плявиняс. Разведчики собрали ценные сведения о дислокации живой силы и боевой техники противника, размещении огневых средств, складов с горючим и боеприпасами. Это позволило позже 760-му сп 208-й дивизии грамотно выстроить наступление. Прикрывая отход группы, Абдулла лично уничтожил пять вражеских солдат и взял в плен четырех немцев. Через месяц он стал кавалером названной награды.

Вспомним еще раз август, поскольку тогда старшина начал осваивать новую должность – парторга 2-го стрелкового батальона. И за эту работу он взялся с присущим ему старанием, настойчивостью и нацеленностью на результат. В любой обстановке партийный организатор находился среди личного состава и умело осуществлял свою агитационно-массовую и воспитательную деятельность. Как и раньше козырем Бильданова был личный пример. Так, в бою за д. Каукары он, находясь в рядах пехоты, заметил вражеский пулемет, ведущий огонь по наступающим из подвала одного из домов. Абдулла подполз к этому дому и, бросив гранату, заставил пулемет замолчать. А смелые действия пехоты вынудили гитлеровцев отдать деревню. В другом сражении – за д. Яш – Бильданов первым бросился в атаку и, достигнув вражеских позиций, огнем из автомата уничтожил трех немцев. Общие потери противника составили 30 человек, и он оставил населенный пункт.

В середине сентября парторг был контужен, но остался в строю. И 5 октября при прорыве обороны фашистов около литовского города Кибартай (лит. Kybartai, польск. Кибарты) он, находясь в пятой роте, снова встал первым и поднял в наступление бойцов, которые так стремительно ворвались во вражеские траншеи, что противник не смог дать организованного отпора. В этом бою Бильданов поразил свыше 15 противников и подавил пять огневых точек. Позже в районе румынского населенного пункта Шевкьяны старшина с бойцами в числе первых форсировал канал и вынудил немцев поспешно отступить, бросив восемь автомашин, 30 повозок с имуществом и тела 15 погибших солдат и офицеров. За хорошо поставленную партийно-политическую работу и смелые действия в боях командир 435-го сп представил Бильданова в октябре к награждению орденом Славы первой степени.

В ряды полных кавалеров Абдулла Бильданович вошел в марте 1945 года, удостоившись также права на присвоение воинского звания младший лейтенант. И, окончив вскоре курсы младших лейтенантов, он стал офицером, который день Победы встретил в Кенигсберге. Правда, встретил в госпитале, так как при освобождении в январе г. Инстербурга (ныне – г. Черняховск) был тяжело ранен.

Могила Бильданова А.Б. в Димитровграде

Могила Бильданова А.Б. в Димитровграде

Стенд о Бильданове А.Б. в школе № 22 г. Димитровграда

Стенд о Бильданове А.Б. в школе № 22 г. Димитровграда

Бильданов А.Б. в последние годы жизни

Бильданов А.Б. в последние годы жизни

Мероприятие в зале школы № 22 Димитровграда. На стене - стенд о Бильданове А.Б.

Мероприятие в зале школы № 22 Димитровграда. На стене — стенд о Бильданове А.Б.

Бюст Бильданова А.Б. в с. Татарское Урайкино

Бюст Бильданова А.Б. в с. Татарское Урайкино

Бюст Бильданова А.Б. в р.п. Старая Майна.

Бюст Бильданова А.Б. в р.п. Старая Майна.

Бюст Бильданова А.Б. в г. Димитровграде

Бюст Бильданова А.Б. в г. Димитровграде

Бильданов А.Б._3

Бильданов А.Б

В 1945 году младший лейтенант Бильданов демобилизовался, завершив свою пятилетнюю армейскую часть жизни. Именно пятилетнюю, поскольку призван он был в Красную Армию 28 июня (по другим источникам – 28 июля) 1941 года, когда ему было уже 30 лет. Произошло это в Комсомольске-на-Амуре, где Абдулла жил и работал товароведом горпромсоюза.

А вот когда он появился в Хабаровском крае и почему – это неизвестно. Как, впрочем, и то, где служил герой сей статьи в 1941-1943 годах и рос в званиях до старшины. И самое главное – а когда он покинул самарскую землю?

Можно только предположительно ответить на часть этих вопросов. Так, появившийся на свет 16 января 1911 года Абдулла впоследствии указывал в документах свое неполное среднее образование. Получить его в родном селе он не мог, потому что там функционировала только начальная школа (есть данные о ее работе в 1926 году). Значит, парень учился где-то на стороне, и семья его родителей могла справиться с таким «командированием» сына. Конечно, расслоение населения Татарского Урайкино на бедное и зажиточное имело место быть, но в 1915 году только 11 дворов из 364 относились к безлошадным.

Возможно, потом Абдулла работал в колхозе «Кызыл Су» («Красная вода»), созданном в Тат. Урайкино в 1930 году, а два года спустя отправился на возведение города Комсомольск-на-Амуре, который объявили всесоюзной комсомольской ударной стройкой. Первые его молодые строители высадились здесь 10 мая 1932 года около села Пермское. Приехавшие в таежный край добровольцы жили в бараках, шалашах и армейских палатках. Работая при лютых морозах, утопая в болотах и облаках гнуса, испытывая нехватку техники и механизмов, а также продовольствия и одежды, первопроходцы возводили новый город и судостроительный завод. Первый камень этого предприятия был заложен в торжественной обстановке 12 июня 1933 года.

Если это так и было с Бильдановым, то через четыре года наш первостроитель устроился в Комсомольский-на-Амуре городской промысловый Союз, документы о деятельности которого начали откладываться в архиве с 1936 года. Остальные белые пятна его биографии не удалось «нвкрыть» даже предположительными размышлениями.

После Великой Отечественной войны младший лейтенант вернулся на родину и обосновался в г. Мелекессе (с 1972 года – г. Димитровград), где работал начальником ОРСа на лесокомбинате. Известно, что осенью 1945 года его направляли в Москву на курсы торговых работников. Помимо основной деятельности он активно занимался общественной работой, часто выступал перед молодежью и школьниками. Умер Абдулла Бильданович 6 сентября 1978 года и похоронен на старом городском мусульманском кладбище.

К 60-летию Победы в Димитровграде и рабочем поселке Старая Майна были открыты Аллеи Героев, на которых установлен бюст нашего соплеменника. Еще один бюст Абдуллы Бильданова расположен в селе Татарское Урайкино. К той же дате по распоряжению губернатора Амурской области была издана книга «Амурцы – герои Советского Союза и полные кавалеры ордена Славы в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов».

А в 2010 году в средней общеобразовательной школе № 22 имени Габдуллы Тукая с национальным (татарским) компонентом города Димитровграда появился уголок Боевой Славы, в котором был выставлен собранный школьниками материал о герое сей статьи. С результатами своей поисковой работы, оформленной в виде экспозиции-баннера, ребята выступали на городских и межрегиональных (г. Саратов) научно-практических конференциях и отмечались организаторами в числе лучших участников. Речь об Абдулле абый возникает и в ходе патриотических мероприятий, проходящих в стенах самой школы для учеников и их родителей.

Полные кавалеры ордена Славы заслужили такое к себе внимание, ведь по более поздним и уточненным данным, их насчитывалось всего 2656 человек. И как Победы не бывает без Славы, так и Слава должна ощущать поддержку Памяти.

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары», № 1(26), 2020 года.

 

Просмотров: 590

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>