Равиль Гайнутдин: «Мы, наследники великой нации, собрались сегодня в Касимове!»

333Как в Рязанской области открывали памятник царице Сююмбике и почему этого до сих пор не сделали в Казани

Пожалуй, вторыми по значимости после «Изге Болгар җыены» мероприятиями 1100-летия принятия ислама народами Волжской Булгарии стали события в Касимове (татарское название — Ханкирмән) Рязанской области. Кульминацией была установка памятника последней царице Казанского ханства Сююмбике, инициированная ДУМ РФ. «БИЗНЕС Online» побывал на церемонии, а также послушал проповедь муфтия Равиля Гайнутдина, которую он произнес в мечети, куда в свое время ходили ханы Ханкирмән.

«Благодаря Всевышнему все это сложилось»

Открытие памятника Сююмбике в древней столице татарского ханства Касимове, ныне райцентре не самой богатой Рязанской области, случилось на третий день мероприятия под названием «Наша память соткана из света», куда вошла научно-практическая конференция, посвященная другой мусульманке с трагической судьбой, первой женщине-казыю в истории ислама Мухлисе Буби, всевозможные выставки и концертные программы, организаторами которых выступили духовное управление мусульман РФ и всемирный конгресс татар.

Скульптуру последней казанской царицы решено было предъявить общественности в святой для мусульман день — пятницу. Тем более что в находящейся поблизости Ханской мечети, чей минарет был возведен аж в XV веке, впервые в новейшей истории должен был пройти пятничный намаз с участием муфтия ДУМ РФ Равиля Гайнутдина.

Пока в сквере царицы Сююмбике ждали высоких гостей, журналисты пообщались с одним из авторов памятника скульптором Андреем Губко. Интересно, что до того медиа писали, что это единоличная работа 83-летнего Вениамина Сидоренко (он в силу возраста на церемонию не приехал), специализирующегося в основном на исторических портретах, античных и библейских сюжетах в современной авторской трактовке. Губко пояснил, что Сидоренко — его наставник, а татарскую Сююмбике дуэт ваятелей делал вместе. 43-летний скульптор рассказал, что царица здесь — это собирательный образ волевой женщины, высота монумента — 3 м, плюс 2-метровый постамент. В работе же авторы чувствовали Божью помощь. «Всегда по срокам было быстрее, нежели мы планировали, благо дело, что все получалось без брака, что не всегда происходит во время работы. Благодаря Всевышнему все это сложилось», — сказал Губко.

Тем временем, как известно, в мусульманской среде отношение к памятникам и изображениям людей неоднозначное. Кто-то считает, что это запрещено исламом, но первый заместитель главы ДУМ РФ Дамир Мухетдинов уверен, что это не так. «Эти люди не знакомы с фетвами ученых „Аль-Азхар“ (один из старейших в мире университетов, а также наиболее престижный мусульманский духовный университет. Основан в Каире династией Фатимидов — прим. ред.), которые давно уже на уровне своих фетвотворческих центров разрешили установление памятников выдающимся деятелям», — сказал «БИЗНЕС Online» Дамир хазрат. Сююмбике же как раз и является таким деятелем, она символ татарского мира.

«Когда недружественные страны пытаются разрушать наши памятники истории…»

Наконец приехали солидные гости во главе с председателем ДУМ РФ. Началась церемония с чтения Корана муфтием Татарстана Камилем Самигуллиным. По программе дуа должен был совершить сам шейх Гайнутдин, но он подал знак татарстанскому коллеге. После того как Самигуллин встал на свое место, было слышно, как Гайнутдин произнес в его адрес: «Әфәрин», — что-то вроде «молодец» или «здорово». «Будем надеяться, что празднование 1100-летия принятия ислама послужит причиной единения всех мусульман нашей страны», — сказал чуть позже «БИЗНЕС Online» Камиль хазрат.

Первым же к микрофону пригласили лидера российских мусульман. «Это памятник мусульманке, женщине большого мужества, благородства, покровительнице наук и искусств, — сообщил Гайнутдин. — Это также памятник огромной верности и преданности своему народу, готовности жертвовать ради его будущего. При жизни Сююмбике угрожали тем, что сгинет она сама и не останется о ней ни памяти, ни имени. Сегодняшний день подтверждает: кто верен своему народу, кто искренен в своем служении, того не забудет людская память! Имя таких героев воссияет даже через много веков».

Среди ораторов был и вице-премьер РТ, председатель «Милли шура» Василь Шайхразиев. «Я уверен, что сегодня, когда недружественные страны пытаются разрушать наши памятники истории, в большей степени Советскому Воину, мы еще раз показываем пример, что любим свою историю, мы сегодня этим дорожим, и открытие первого памятника Сююмбике тому пример», — сообщил руководитель ВКТ.

Далее высоких гостей пригласили вместе снять ширму с памятника, но операция удалась не с первой попытки: поначалу калфак Сююмбике порвал материал, и VIР’ы растерялись. На помощь пришел Равиль хазрат, решительно сдернувший покрывало, которое, разорвавшись, обнажило фигуру последней казанской царицы.

Вторая часть праздника состояла из культурной программы, выступлений Саиды МухаметзяновойАлины Шарипжановой и других артистов, которых очень тепло встречала публика. Группа татар признались корреспонденту «БИЗНЕС Online», что они специально приехали из Рязани, дабы увидеть любимых артистов вживую. «До этого мы на них только по ТНВ смотрели», — сказала нашему корреспонденту дама пенсионного возраста. Кульминацией церемонии открытия памятника стали танцы от ногайского ансамбля «Айланай», что весьма символично, ведь наша Сююмбике была дочерью мирзы Юсуфа бин Мусы и прапраправнучкой темника Едигея, основателя династии Ногайской Орды.

«Ее место, безусловно, в Казани, даже не понимаю, почему выбрали Касимов»

Между тем, очевидно, многие, кто узнавал о новом памятнике в Касимове, задавались вопросом: а почему не в Татарстане?

Тот же первый замглавы ДУМ РТ Мухетдинов отмечает неоднозначность образа Сююмбике. «Как показали последние несколько дней, образ Сююмбике — противоречивый, сразу же подключаются общественные организации, направляемые видимой и невидимой рукой, которые норовят взбудоражить общественное мнение, повернуть его к тому, что это памятник врагам Москвы, московской политики, — сетует Дамир хазрат. — Поэтому Казань, понимая все эти сюжетные линии, всегда старалась в народной молве, в памяти это культивировать, на уровне академической науки поддерживать, чтобы длилась память. Но придавать Сююмбике политический, экономический вес — в Татарстане всегда подумывали о подобном с опаской».

Говоря о событиях «последних нескольких дней», Мухетдинов, очевидно, ведет речь о письме, направленном президенту РФ «группой лидеров русских православных общественных организаций», которые возмущаются намеренной героизацией Сююмбике как «символа антироссийского сепаратизма». В эту группу входят и касимовские казаки, которые между прочим также были замечены на торжественной церемонии, но вели себя весьма корректно.

Что касается экономического момента, то Казани может быть обидно, что памятник установили под боком у Москвы, а это, кроме всего прочего, неплохой туристический магнит. Столица же РТ свой шанс упустила, считает главный редактор журнала «Туган җир» Дамир Исхаков. «В русской истории, мы знаем, были написаны оратории, оперы о Сююмбике, она рассматривалась русскими идеологами имперского периода как ключевая фигура начала восхождения русской империи. В этом плане она и трагическая фигура, и человек, который был вынужден действовать в такой обстановке», — говорит он.

Сююмбике — символ татарской нации, несмотря на ее трагическую судьбу, ее каждый год вспоминают, а в Казани есть башня Сююмбике, добавляет руководитель общества татарских краеведов РТ Альберт Бурханов. А то, что памятник будет в Касимове, — это неплохо в текущей обстановке. «Касимовское ханство стало, по сути, одним из символов становления российского государства, здесь некоторые пытаются против выступать, а я считаю это неправильным, — сказал Бурханов „БИЗНЕС Online“. — Она даст понять жителям — русским и татарам, что они живут внутри истории. Потому я считаю, что это очень важно, так как затем последуют этому примеру и другие регионы. И в Казани появится памятник».

Писательница и общественный деятель, автор статей о Сююмбике Фаузия Байрамова на церемонию открытия памятника не приехала по религиозным убеждениям, но считает, что раз уж решили ставить монумент, то надо было делать это в столице РТ. «Ее место, безусловно, в Казани, даже не понимаю, почему выбрали Касимов, — сообщила Байрамова нашему корреспонденту. — Есть скульптура Камиля Муллашева, ее должны были установить в год 100-летия ТАССР — не установили. Я добивалась, чтобы в Казани была улица Сююмбике, мечеть, носящая ее имя, но до сих пор ничего нет». Одновременно собеседница газеты заметила, что никогда не выступает против установки памятников. Единственным исключением стало некогда желание запечатлеть образ Ивана Грозного в городе, который русский царь захватил в 1552 году.

Что касается эпопеи со скульптурой лауреата Тукаевской премии Камиля Муллашева, который мечтал о многометровой Сююмбике под стенами Казанского кремля, то она все еще не завершена. Вот что «БИЗНЕС Online» ответили о текущей ситуации в минкульте РТ: «Установка памятника Сююмбике на территории Казанского кремля не представляется возможной в связи с установленными ограничениями по условиям охраны объектов культурного наследия и высотными габаритами памятника (Камилем Муллашевым было предложено возведение на данной территории памятника высотой более 20 метров). Учитывая монументальность и самобытность идейной составляющей памятника, рассматривалось несколько площадок в Казани. Однако окончательное решение по месту установки не принято».

«На этих территориях хранится наша историческая память»

Возвращаясь же в Касимов, здесь гости церемония от памятника Сююмбике плавно перешли в Ханскую мечеть, расположенную по соседству. Дом Аллаха — один из древних мусульманских храмов страны. По преданию, мечеть была построена первым правителем Касимовского ханства царевичем Касимом в XV веке. По другим данным, например, согласно произведению придворного летописца хана Ураз-Мухаммеда, Кадыр-Али бия, она была построена ханом Шах-Али, т. е. в середине XVI века. От древней постройки сохранился лишь каменный минарет. Здание кирпичной мечети было разрушено в 1702 году по приказу Петра I, который, по преданию, во время плавания по Оке принял мечеть за церковь и перекрестился на нее. Во времена советской власти здесь располагался краеведческий музей, а в ноябре 2013-го культовое здание вернули мусульманам.

Вчера впервые в новейшей истории шейх Гайнутдин провел в ней пятничный намаз. Вся проповедь велась только на татарском. В своем вагазе шейх рассказал о значимости пятницы для мусульман, потом сообщил, что текст проповеди ему в свое время, а именно — в 1981 году, вручил его и Талгата Таджуддина наставник Ахмадзаки Сафиуллин, и, повернувшись к сидящему в первом ряду муфтию РТ Самигуллину, поблагодарил главу ДУМ РТ за то, что в Казани открыли мечеть Ахмадзаки, названную в честь великого богослова.

«Мы, наследники нашей великой нации, собрались сегодня в Касимове! И все вместе выполняем пятничный намаз, — сказал Равиль хазрат. — Такие места присутствуют во многих регионах России: Сибирь, Астрахань, Казань, Крым и Касимов. На этих территориях хранится наша историческая память. Наша история одновременно и славная, и великая, и трагическая». После чего Гайнутдин сообщил, что после передачи Ханской мечети Касимова верующим был подготовлен проект реставрации мечети, разработаны и утверждены проекты реставрации текие Шах-Али хана и текие Мухаммад Афган Султана, тогда как сама реставрация, как ожидается, начнется в ближайшие месяцы. Считается, что именно в усыпальнице Шах-Али и покоятся останки казанской и одновременно касимовской царицы.

Равиль хазрат в качестве имама провел сам джума-намаз, совершить дуа после которого вновь попросил муфтия Татарстана, а после чтения Корана Мухетдиновым обратился с мольбой упокоить души татарских ханов.

Возможно, после Сююмбике установят памятники и им, по крайней мере, шейх Гайнутдин сказал об этом корреспонденту «БИЗНЕС Online» чуть раньше: «Думаю, что достоин установки памятника основатель Казанского ханства Улу-Мухаммад, имена других правителей, таких как Сафа-Гирей, мы никогда не должны предавать забвению». По окончании пятничного богослужения его участникам был преподнесен символический жест. В Ханскую мечеть занесли Коран, отпечатанный в 1787 году в Санкт-Петербурге. Уникальный образец был отреставрирован за счет средств ДУМ РФ, а также по заказу централизованной религиозной организации изготовили кожаный футляр Священной Книги, на котором Гайнутдин под возгласы «Аллаху Акбар!» оставил дарственную надпись.

business-gazeta.ru

Просмотров: 456

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>