«Он должен продвигать национальную тему»: остался ли театр им. Джалиля татарским?

bophotos-184205-2За 11 месяцев сезона 2021/2022 здесь показано всего 11 спектаклей местных авторов — раз в месяц

На недавнем Нуриевском фестивале ТАГТ им. Джалиля показал лишь один национальный балет, за нынешнее лето в театре можно обнаружить единственный татарский спектакль — оперу «Джалиль». Причем речь идет о Татарском государственном академическом театре оперы и балета. «БИЗНЕС Online», проанализировав афишу всего театрального сезона, обнаружил, что национальный репертуар здесь играют раз в месяц, и это при том, что другого музыкального театра в республике нет. О том, что о происходящем думают министр культуры РТ и единственный композитор, чьи произведения регулярно ставятся на сцене казанской оперы, а также как обстоит аналогичная ситуация в Уфе и Якутске, — в нашем материале.

Одна премьера в три с лишним года

Только один из 10 спектаклей недавнего Нуриевского фестиваля был национальным балетом («Золотая орда»), до конца сезона в казанской опере в июне – июле запланировано еще 14 спектаклей, только один из них татарский («Джалиль»). Такова сухая статистика репертуарной политики культурного учреждения, полное название которого — Татарский государственный академический театр оперы и балета им. Джалиля, бюджет которого — его оплачивает республика — составляет порядка полумиллиарда рублей.

Из 48 постановок, которые значатся в репертуаре театра на его сайте, только 6 являются национальными (это 12,5%): балеты «Шурале» Фарида Яруллина и «Золотая Орда» Резеды Ахияровой, оперы «Джалиль» Назиба Жиганова и «Любовь поэта» и «Сююмбике» Ахияровой, а также мюзикл «Алтын Казан» Эльмира Низамова.

Однако министр культуры Татарстана Ирада Аюпова призывает не драматизировать ситуацию, она считает, что за последние 20 лет ситуация в национальном музыкальном театре стала лучше, о чем рассказала на интернет-конференции «БИЗНЕС Online», с полным текстом которой можно будет познакомиться в ближайшее время. «Оперы создаются по другим законам. А вы задумывались над тем, сколько опер создается, например, на казахском или чешском языке? — говорит Аюпова. — Наверное, только в Италии оперы создаются исключительно на итальянском. Раньше национальные произведения у нас создавались действительно редко, но в последнее время примерно раз в два года бывают премьеры. За последние годы созданы или поставлены „Золотая орда“, „Сююмбике“, „Любовь поэта“, „Джалиль“, „Кара пулат“, „Алтын Казан“». 

Хотя слова министра о премьерах «раз в два года» все же не совсем точны. «Кара пулат» Низамова шел в театре им. Тинчурина, а остальные пять спектаклей созданы начиная с 2006 года, т. е. пять национальных постановок за 16 лет в театре им. Джалиля, значит, одна премьера за три с лишним года. Много это или мало — вопрос спорный. Но, главное, видит ли зритель эти спектакли?

Мы проанализировали афишу ТАГТОиБ им. Джалиля в театральном сезоне 2021/2022, который здесь начался в сентябре, а завершится в июле. Итак, сколько же татарских спектаклей было в Татарском государственном академическом театре оперы и балета:

  • в сентябре 2021-го — 0 из 5 спектаклей;
  • в октябре 2021-го — 2 («Любовь поэта» и «Золотая орда») из 11;
  • в ноябре 2021-го — 0 из 8;
  • в декабре 2021-го — 0 из 6;
  • в январе 2022-го — 0 из 8;
  • Шаляпинский фестиваль — 2 (два показа «Сююмбике») из 11;
  • в феврале, марте 2022-го — 2 (два показа «Шурале») из 17;
  • в апреле 2022-го — 3 (два показа «Шурале» и один «Любви поэта») из 9;
  • Нуриевский фестиваль — 1 («Золотая орда») из 10;
  • в июне, июле 2022-го — 1 из 14.

Итого 11 спектаклей из 99. Т. е. в татарском оперном театре национальные спектакли составляют в афише всего 11%, и их показывают один (!) раз в месяц.

Кстати, такое отношение никак не мешает театру им. Джалиля получать за национальный репертуар одну за другой главную культурную награду республики — премию им. Тукая. В 2008 году ее получили авторы оперы «Любовь поэта», в 2015-м — балета «Золотая орда» (включая директора театра Рауфаля Мухаметзянова), в 2020-м — оперы «Сююмбике».

«У меня была пьеса «Бурлак», я сделал из нее либретто, принес Рауфалю. Никакого ответа не последовало вообще»

«Да, в мое время, возможно, было больше татарских спектаклей. Но тогда были и хорошие авторы, — сказал нашему корреспонденту директор театра оперы и балета им. Джалиля в 1976–1981 годах Масгут Имашев. — А так татарские спектакли обязательно должны быть, для этого театр и строился. Хорошо было бы, если бы государство всерьез этим озаботилось. Я думаю, если государство даст денег, драматурги и композиторы напишут достойные произведения. Тогда и с постановками проблем не останется, в театре имени Джалиля есть все возможности».

Впрочем, ставить можно не только новые произведения, но и татарскую классику. Достаточно посмотреть на список лауреатов Тукаевской премии, чтобы понять, какой огромный пласт национальной музыкальной культуры сегодня недоступен для зрителей и слушателей. Самое удивительное, что первыми лауреатами премии им. Тукая в 1958 году стали композитор Яруллин (посмертно) за балет «Шурале» и композитор Жиганов за оперу «Джалиль». И именно эти произведения сегодня есть в репертуаре ТАГТ им. Джалиля!

Но как обстоит дело с другими лауреатами: в 1973 году награду получили авторы балета «Су анасы» («Водяная») во главе с композитором Энвером Бакировым, в 1984-м — авторы оперы «Каһәрләнгән мәхәббәт» («Кара за любовь») во главе с композитором Бату Мулюковым, 1989-й — за оперу «Самат» («Самат») композитор Хуснулла Валиуллин, 1997-й — певица Венера Ганиева за исполнение партии Алтынчеч в одноименной опере Жиганова, 1999-й — за монооперу «Неотосланные письма» («Тапшырылмаган хатлар») композитор Анатолий Луппов. Где сегодня можно услышать эти произведения? Судя по всему, нигде.

Что касается современных произведений, то совсем недавно композитор Миляуша Хайруллина победила в номинации «Оперная музыка или музыка оперетты» на всероссийском конкурсе молодых композиторов «Партитура», итоги которого были подведены в большом зале Московской консерватории им. Чайковского. Речь об опере «Кави — Сарвар», посвященной истории любви Кави Наджми и его супруги. «Молодой талантливый композитор Миляуша Хайруллина сегодня работает над спектаклем для театра оперы и балета. Думаю, через год-полтора эта премьера состоится», — рассказала нашей газете министр культуры РТ. Впрочем, сама Хайруллина говорит, что пока конкретных договоренностей нет, а сама она больше рассчитывает на концертное исполнение своей оперы с ГАСО РТ Александра Сладковского.

«Национальные спектакли востребованы зрителем, поэтому я считаю ситуацию ненормальной, — считает известный драматург Мансур Гилязов. — Потому что любое национальное произведение интересное, потому что оно отличается от общих, таких зажеванных вещей. Поэтому я считаю, что надо увеличивать процент национальных спектаклей. У нас сейчас оперный театр единственный в республике, конечно, он должен продвигать национальную тему. Я здесь ничего оригинального не могу сказать, все это очевидные вещи». Причем драматурги также должны быть включены в данный процесс, ведь оперные либретто — это прежде всего их удел. «У меня есть оперное либретто, но его не ставят, я думаю, они даже не читали его, — сказал „БИЗНЕС Online“ Гилязов. — У меня была пьеса „Бурлак“, я сделал из нее либретто, принес Рауфалю [Мухаметзянову]. Никакого ответа не последовало вообще».

Ахиярова: «Легко сказать, что нужно больше татарских произведений, а где эти оперы и балеты?»

Впрочем, Ахиярова — единственный из ныне живущих татарских композиторов, чьи произведения звучали в нынешнем театральном сезоне в казанской опере, — не считает, что нынешние проблемы нужно сводить к политике руководства театра им. Джалиля.

— Легко сказать, что нужно больше татарских произведений, а где эти оперы и балеты? — задалась вопросом Ахиярова в разговоре с «БИЗНЕС Online». — Их нет просто, ставить нечего, если даже появятся, каждый спектакль должен быть качественным и соответствовать уровню. Может, что-то и напишут, но не факт, что это можно будет ставить на сцене оперного театра. Это очень длительный процесс, не так-то просто с плеча рубить, решая такие вопросы.

Вообще, опера — это такой жанр, который в татарской музыке начал формироваться только в XX веке, после организации союза композиторов ТАССР. Этот жанр только начали осваивать, одним из первых был Назиб Жиганов, пытались и другие композиторы писать, но получили воплощение на сцене прежде всего именно оперы Назиба Гаязовича. Так что у нас было меньше 60 лет прошлого века и 22 года нынешнего, а для того, чтобы появилось качество, количество должно перейти в качество, а это очень сложный процесс. Итальянцы веками пишут оперы, они накопили огромный багаж, есть из чего выбирать.

— При этом и ваши спектакли — «Любовь поэта», «Золотая орда», «Сююмбике» — показывают не более одного-двух раз в год.

— Да, мои произведения нечасто показывают, но они и не могут идти часто, большой репертуар, это все как-то формируется в недрах театра, я в этом деле не участвую, как считают нужным, столько раз они и ставят. Они не могут показывать только татарские оперы или только «Травиату» или «Тоску». Там чередуют как-то, у них разработана, очевидно, концепция, как это делать.

— Вы говорите, что нет новых произведений, но Миляуша Хайруллина недавно победила с оперой «Кави — Сарвар» на престижном конкурсе «Партитура». Может, если бы был госзаказ от республики на оперы и балеты, то подтянулись бы и другие композиторы.

— Дело не только  в госзаказе, можно создать госзаказ, но нужно написать таким образом, чтобы могло быть поставлено. Я, честно говоря, очень поддерживаю Миляушу Хайруллину, мы ее недавно приняли в союз композиторов Татарстана. Я с ней встречалась, она очень хороший мелодист, прекрасно песни пишет, участвовала во многих конкурсах. Блистательная пианистка, очень одаренный человек. Но она только недавно окончила консерваторию, не знаю, как сложится судьба ее оперы, я ее не слышала, только кусочек арии в интернете.

Что касается других композиторов, во-первых, их очень мало по сравнению с теми годами, когда учились мы. А количество композиторов должно быть как в 1930–50-х, тогда их было очень много, они, соревнуясь друг с другом, создавали очень много музыки, среди которой появлялись и несомненные шедевры. Восхитительные произведения, которые нас до сих пор радуют. А нас сегодня единицы, и между нами особо нет конкуренции, это целая большая проблема.

— Почему так происходит?

— Ясно почему. Нет престижа у этой профессии, она плохо оплачивается, мужчины не идут в данную профессию. Никто не хочет вести нищенский образ жизни, вымаливая гонорары за свое произведение. Ничего не оплачивается. Даже в этом году какие-то должны были провести комиссии, но, говорят, не заплатили. Хотя в советское время отношение к композиторскому труду со стороны государства было совсем иным.

«Мы открыли лабораторию современной башкирской оперы»

А что же происходит в других республиках? Ведь зачастую «адвокаты» директора Мухаметзянова и его команды настаивают, что в других национальных регионах России ситуация намного хуже, чем в Татарстане, где раз в несколько лет ставят татарскую оперу или балет.

Традиционно самыми пассионарными в части сохранения национальной культуры в РФ считаются, помимо Татарстана, Якутия и наши соседи из Башкортостана. Так вот, в «Саха Опера Балете» сезон закончился еще в мае, но мы можем проанализировать, как репертуар театра из Якутска, так и его афишу. Вообще, сразу бросается в глаза жанровое разнообразие «Саха Опера Балета» по отношению к театру им. Джалиля. В части национальных спектаклей здесь есть и балеты («Нарын таптал», «Чурумчуку»), и опера («Кудангса Великий»), и детский спектакль («Сказки старика Сээркээн Сэсэнэ»), и музыкальный спектакль («Цветок севера»). Но показывают ли эти постановки зрителям? Судя по всему, да. Согласно официальному сайту театра, в апреле на основной сцене показывали «Чурумчуку» и «Сказки старика Сээркээн Сэсэнэ», а в мае было сразу пять показов премьерного одноактного балета «Нарын таптал». Кроме того, на экспериментальной площадке театра в апреле случился концерт «Якутия. Классика. Современность».

Национальные постановки составляют примерно 30% репертуара, рассказал «БИЗНЕС Online» генеральный директор Башкирского государственного театра оперы и балета Ильмар Альмухаметов. Правда, справедливости ради, идут они также не очень часто, да и если верить сайту театра, то в его бесконечном репертуаре (больше 60 названий) количество башкирских названий близко к числу татарских в казанской опере. «У нас есть музыкальная комедия „Кодаса“, балет „Аркаим“, „Журавлиная песнь“ и „О чем молчат камни. Свет погасшей звезды“, оперы „Салават Юлаев“, „В ночь лунного затмения“ и один акт концертных номеров по башкирским легендам, — продолжает Альмухаметов. — Сейчас готовится к постановке опера Загира Исмагилова „Шаура“ по мотивам башкирской легенды, также в планах опера, посвященная „Северным амурам“ (исторически сложившееся название, данное башкирским воинам французами в эпоху Отечественной войны, — прим. ред.), где будет один балетный акт. В портфеле театра есть балеты „Семь девушек“ и „Шонкар“. 16 июня состоится концерт, посвященный дню рождения Салавата Юлаева. Это будут арии из опер башкирских композиторов, прозвучит мировая премьера симфонической картины „Салават Юлаев“ 1941 года из черно-белого фильма, которую написал Арам Хачатурян. Музыка была утеряна вместе с нотами. Мы восстановили ее, и состоится мировая премьера. Здесь мы сами ищем повод для того, чтобы пропагандировать национальную музыку, национальную оперу».

По словам собеседника газеты, в Уфе понимают важность национальных постановок. «Тогда мы бы не открыли лабораторию современной башкирской оперы, — говорит Альмухаметов. — Уже третий год идет работа, был выпуск лаборатории. Мы обучали либреттистов и композиторов, они создавали 20-минутные полноценные произведения, а режиссеры ставили отрывки из них. Среди этих произведений выбрали лучшие, и у нас есть 6 либретто — перспективные направления, которые мы будем развивать. Как только о лаборатории узнали, Бурятский театр оперы и балета проводил аналогичную лабораторию, то же самое было в Якутии. Есть тенденция к тому, чтобы национальный репертуар обогатился современными композиторами, современными операми, современными сюжетами. Это очень интересно. Например, „О чем молчат камни. Свет погасшей звезды“ — это работа современного композитора Николая Попова и нашего постановщика Рината Абушахманова. Это как раз интересное звучание современной башкирской музыки и постановка современного башкирского хореографа». 

Директор Башоперы признает, что национальные спектакли тем не менее идут на их сцене не так часто («хотя бы стараемся, чтобы два раза в месяц было»), а у театра в какой-то момент оказалась потеряна связь с современными композиторами («у них нет навыка написания национальной оперы»). Вот поэтому и создана специальная лаборатория.

Кстати, в начале июля в Уфе премьера — «Евгения Онегина» здесь ставит молодой местный режиссер Ляйсан Сафаргулова, представить такое в Казани практически невозможно. Так что, если «Кави — Сарвар» Хайруллиной все же поставят в ТАГТ им. Джалиля, как обещает министр культуры Татарстана, видимо, придется опять обращаться к ныне 72-летнему ветерану оперной режиссуры из Петербурга Юрию Александрову, который ставит один за одним спектакли в столице РТ. Вот и новый балет Ахияровой, тема которого пока держится в секрете, должен в будущем осуществить в Казани другой питерец, 70-летний Александр Полубенцев, чья хореография считалась актуальной десятилетия назад.

business-gazeta.ru

Просмотров: 356

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>