Фестиваль татарской музыки как предвестник культурной программы саммита БРИКС

b42e11943aa61343В Казани проходит девятый «Мирас»

IX фестиваль татарской музыки имени Назиба Жиганова «Мирас» изящно вписал в программу первого дня тему готовящегося саммита БРИКС, вновь задался вопросами сохранности искусства в материальном воплощении и невозможностью широко представить современных композиторов Татарстана в Казани.

Китайский дирижер, органист из «Зарядья», музыка — татарская

Первый фестиваля, по сути, можно было назвать частью культурной программы БРИКС. Назывался он «Путешествия татарской музыки»: подразумевалось, что такую музыку могут писать не только композиторы с татарскими фамилия, но и то, что авторы могут сочетать колорит, пентатонику, напевность с другими влияниями, и это не будет выглядеть постколониальной причудой.

Верным решением было и приглашение за дирижерский пульт Тао Линя. Он родился в Пекине, закончил консерваторию имени Чайковского, с 2000 года работает главным дирижером и художественным руководителем Губернаторского симфонического оркестра Государственной филармонии Кузбасса. В прошлом году вернулся туда после трехлетнего отсутствия из-за коронавирусного карантина в Китае.

Открывался вечер увертюрой «Моя Казань» Бориса Трубина, в которой перезвон колоколов переходил в практические сайдашевские посвящения народным мелодиям. Нельзя было не заметить, что даже на девятом фестивале в зале были свободные места, так что часть зрителей решили пересесть поближе прямо во время игры Государственного академического симфонического оркестра РТ.

Традиционно на фестивале звучит музыка председателя союзов композиторов РТ и РФ. Удивительно, кстати, что при столько высоких званиях от Рашида Калимуллина не слышно программных заявлений о продвижении местных авторов.

Калимуллин, к слову, ученик Трубина. На фестивале прозвучал сначала его симфонический триптих «Здравствуй, Москва!», в котором нашлось место имитации движения поезда. А потом — симфония «Синдбад-мореход», где, к примеру, кларнет изображал курай, а весь оркестр охотно звучал как огромный бушующий океан. Седьмая симфония была исполнена и в 2016 году. Как пояснил научный руководитель фестиваля, ректор консерватории Вадим Дулат-Алеев, в этой повторяемости есть смысл:

— Из сочинений, имеющихся в нотной записи, не все хорошо звучат. Но в концертной практике всегда остается меньше произведений, чем когда-то было написано. Повторять хочется лучшее. А если не повторять произведение хотя бы раз в 3—5 лет, оно будет забыто. Это закон сохранения национальной классики.

Вторая часть концерта программно и назидательно началась с сюиты из балета «Нжери» Назиба Жиганова, основанной на суданской легенде. Вслед за ней следовал еще один привет Китаю — занятная сюита из балета «Иакинф» Резеды Ахияровой. К сожалению, в отличие от премьеры, здесь не нашлось места гучжэну.

Продолжался вечер беспроигрышной «Татарской самбой» Александра Ключарева. Завершали же первый день сочинения Эльмира Низамова — «Оазис» и «Восточный базар» из концерта органа с оркестром «Великий шелковый путь». Было интересно оценить, как органистка «Зарядья» Лада Лабзина старалась примирить степенность инструмента с восточной суетливой мелодией.

100-летие прошло, опера осталась

Второй день фестиваля был посвящен премьерам. Среди них — «Кыпчакская увертюра» (в редакции для симфонического оркестра) Ильяса Камала, симфоническая поэма Ильгама Байтиряка «Ай, былбылым», новая симфония Калимуллина «Семь сыновей Волги».

Миляуша Хайруллина, чьей оперой «Кави-Сарвар» был в прошлом году занят весь вечер (и которая спустя год еще раз будет показана в Казани), представила симфоническую зарисовку «Каллиграф», которую написала несколько лет назад по заказу Центра современной музыки имени Софьи Губайдуллиной.

Наконец, во второй день прозвучали фрагменты из оперы «Кул Шариф» Эльмиры Галимовой. Как объяснила композитор, сочинена она была давно:

— Эта опера была выдвинута как проект на грант в честь 100-летия ТАССР. По условиям композитор должен был написать за 5 месяцев оперу. И я это сделала, написала в 2020 году и сдала партитуру в Министерство культуры. Я одна выиграла грант. Почему-то через 2 недели в списке появился второй финалист, Миляуша Хайруллина, опера «Кави-Сарвар».

В результате опера Галимовой лежит на полке. Принцип «одного окна», когда музыкантам просто негде показывать новые произведения, безусловно, вызывает вопросы, и можно понять обиду автора: например, почему ее не поставили к празднованию 1100-летия принятия ислама? Поневоле задумаешься, что помимо фестиваля «Наследие», должен быть и форум «Настоящее».

Яруллин и Шарифуллин

14 февраля «Мирас» завершится «Двумя посвящениями». Первое — к 110-летию со дня рождения Фарида Яруллина, будет исполнена его сюита из балета «Шурале». Отметим, что несмотря на то, что творчество Яруллина давно вышло из под защиты копирайта, на «Мелодии» в свое время фрагментально выходили его опусы, а в сети «ВКонтакте» можно найти запись всего балета, легально его творчество на стримингах не представлено.

Второе посвящение — к 75-летию Шамиля Шарифуллина. Вероятно, более всего из его творчества известен хоровой концерт «Мунаджаты», который в 1975-м, по сути, вернул духовные песнопения в контекст татарской музыки. На «Мирасе» прозвучали эпизоды и из балета-симфонии «Татарские буколики», и цикла «Татарские танцы», и сцена из балета «Йусуф и Зулейха», и, наконец, концерт для оркестра «Җиен».

Кстати, в прошлом году камерный концерт, посвященный Шарифуллину, проводился в Доме татарской книги. Играл оркестр национальной музыки под руководством Айдара Ниязова. Созданный по личной инициативе уникальный оркестр сейчас прекратил существование: все-таки, как самоокупаемый проект негосударственный коллектив не мог надеяться на долгую жизнь.

 

Просмотров: 381

Комментирование запрещено