Ильяс ШАКУРОВ: «Цели и задачи у нас одни. Решать их нам предстоит вместе»

Ильяс Гумерович Шакуров — председатель совета директоров ООО «ИПОЗЕМбанк», профессор кафедры экономики Поволжской государственной социально-гуманитарной академии, председатель правления НКО «Ассоциация содействия татарским предпринимателям Самарской области» в мае 2012 года возглавил старейшую татарскую общественную организацию — Самарское областное татарское общество «Туган тел» («Родной язык»). При финансовой и организационной поддержке Ильяса Гумеровича проводятся всевозможные мероприятия, направленные на возрождение и популяризацию татарской национальной культуры, издаются и переиздаются книги, создаются грантовые программы, проводятся национальные праздники и фестивали, оказывается спонсорская помощь. Ильяс Шакуров по праву считается одним из лидеров и идеологов самарского татарского общественно-культурного движения.
В предлагаемом вашему вниманию интервью мы поговорим о том, какие процессы происходят внутри общины, как противостоять набирающей обороты языковой и культурной ассимиляции и как преодолеть имеющуюся внутри общины разобщенность.

- Ильяс Гумерович, в последнее время заметно возросла активность татарских общественных объединений. Начали появляться новые общественные организации, увеличилось число публикаций в СМИ об их деятельности. С чем это связано? Новый виток развития татарского национального самосознания или подобная работа дает какие-то политические или экономические дивиденды?
— Вряд ли эта работа дает большие дивиденды. Кто-то, возможно, ведет активную общественную работу ради определенного пиара, кто-то по подсказке друзей или родителей, болеющих за сохранение татарской нации. Думаю, что активизации национально-культурного  движения в немалой степени способствовала работа НКО «Ассоциация содействия татарским предпринимателям Самарской области», о деятельности которой в разных сферах общественной жизни достаточно много публикаций в СМИ:  о своих студенческих грантах,  генеральном спонсорстве на Сабантуе в 2011 году, общественно-деловом туре в Казань…
В нашей области проживают почти 130 тысяч татар. Многим из них небезразличны судьбы своего народа, его языка, культуры, традиций. Все больше тех, кто пытается все это не только сохранить, но и предпринимает определенные шаги к их развитию. Издает русско-татарские разговорники, проводит национальные праздники, занимается вопросом открытия второй татарской школы. Вокруг таких активистов объединяются наши соплеменники. Радует, что в числе неравнодушных много молодежи. Есть она и в «Туган тел», и в областной автономии, и в «Дуслыке». В настоящее время на территории нашей области официально работают 18 татарских общественных объединений. Все они ведут большую работу по сохранению татар как народа, как нации, как самобытного сообщества людей. Ничего страшного не произойдет, если число таких организаций будет расти. Чем больше групп объединяться по своим интересам, тем быстрее они сумеют выработать свою позицию по вопросам общественного устройства, сохранения языка, культуры, нации, тем быстрее они придут к тому, что есть вещи, которые можно сделать только сообща. Иногда полезно размежеваться, чтобы потом объединиться для решения крупных и важных вопросов. Пока мы находимся в стадии размежевания. Думаю, нужно еще год — два, чтобы начался процесс консолидации.

- Могут ли общественные объединения существенно повлиять на вопросы, связанные с сохранением татарского языка и культуры?
- К сожалению, сохранение чьей-либо национальной идентичности, в том числе и татарской — не является проблемой государства. Нам об этом при каждом удобном случае напоминают и чиновники, и некоторые ученые. Государство, увы, не способствует реализации всех талантов, всего потенциала народов, населяющих его огромную территорию. Если у государства не доходят руки до решения тех или иных вопросов, то часть его функций берут на себя общественные организации, являющиеся органичной частью гражданского общества. Общественные объединения, безусловно, могут влиять и способствовать сохранению татарского языка и культуры. Определенное влияние будет иметь даже одиночный пикет, когда человек, желающий, чтобы его ребенок имел возможность учить татарский язык, выйдет с плакатом на площадь. Реакция будет на наши чаяния только тогда, когда мы позволим эти чаяния увидеть, услышать, прочувствовать. Обратной реакции нельзя дождаться, пока мы сами не выразим свои позиции. В условиях глобализации, языковой и культурной ассимиляции, нежелание некоторых родителей обучать своих детей татарскому языку не поддается никакому разумному объяснению и оправданию. В этих условиях работа национально-культурных объединений важна и необходима, как никогда.

- Где, на ваш взгляд, та грань, которая разделяет стимулирование развития национальной идентичности и национализм?
- Между словами «нация» и «национализм» очень тесная взаимосвязь, но понятия абсолютно разные. Национализм — это то, когда одна нация пытается доминировать над другими, воспевать и пропагандировать свои преимущества. Это можно назвать и махровым шовинизмом. Но вряд ли данные термины применимы к тем людям или сообществу людей, которые ратуют за открытие в полуторамиллионом городе второй татарской школы, татарских детских садов, национально-культурных центров, ансамблей по типу «Ялкынлы яшьлек»… Разве людей, ратующих за то, чтобы их дети имели возможность с ранних лет обучаться родному языку, можно обвинить в национализме? Если мы выпустили 10-тысячным тиражом русско-татарский разговорник, и кому-то покажется, что это — национализм, ну, тогда, просто, нет слов. Да и возражать-то не хочется. Грань между национализмом и национально-культурным движением есть. И мы всегда ее остро чувствуем.

- Ильяс Гумерович, вы являетесь успешным предпринимателем, имеете научную степень доктора экономических наук, есть семья, дети. Тем не менее, в мае этого года вы согласились возглавить одну из старейших самарских национальных общественных организаций «Туган тел», которая, по сути, никаких прибылей вам не сулит. Насколько это рационально? А главное, для чего?
- Причем здесь рационально или не рационально? Согласившись возглавить областное общество «Туган тел», я прекрасно понимал, что это будет занимать достаточно большое количество моего времени, энергии, настроения, здоровья. Но мне хотелось, чтобы наших татар увидели. Увидели с лучшей стороны. Меня попросили возглавить «Туган тел», объяснив это необходимостью смены поколений. Долгое время данную организацию возглавляли люди, которые ее и создавали,. Я верил и остаюсь в той же решимости, что можно и нужно придать новое дыхание общественному движению, привлекая в его ряды десятки и сотни соратников. Что-то уже удалось сдвинуть с места. Конечно же, хочется, чтобы изменения происходили быстрее. Главная беда кроется в слабом информировании населения. Мы столкнулись с тем, что о наших делах, том же теплоходном туре, многие ничего не знали. То же со студенческими грантами и грантам для молодых татар-ученых, конкурсом для СМИ. Наша работа часто остается в тени. Информационные каналы между той частью татарской общины, которая что-то предпринимает, хочет что-то делать, что-то менять и теми, к кому это обращено, очень слабые. Газету «Бердэмлек» читают около 4-5 тысяч человек, телевизионных каналов у нас нет, социальные сети мы пока используем в недостаточной степени. Есть проблемы в плане контактов и обратной связи. В этом направлении мы уже начали работу. Только за последние 2 года начали работать несколько Интернет-сайтов, начали появляться на телевидении, об общественных организациях чаще стали писать СМИ.

- Вы искренне полагаете, что Ильяс Шакуров и еще 5-6 человек из числа предпринимателей и общественников смогут переломить сложившуюся ситуацию с продолжающейся ассимиляцией языков, культур?
- Иногда и ломать-то не надо. Ассимиляция, в любом случае, будет набирать обороты, так как татар мало. Переламывать не надо, а сдерживающие процессы быть должны. И мы пытаемся их реализовать. Хотелось бы, не просто знать, но и чувствовать, что Самарскую область населяют 130 тысяч татар. Где они?! Мы их не видим ни в плане наличия подростковых или военно-спортивных клубов, ни в плане творческих объединений. Наша активность ограничивается проведением Сабантуев, Наврузов, Сембелэ. Разве это все, на что мы способны? К сожалению, среди татар есть немало людей, которые даже не знают, что в Самаре уже 15 лет действует татарская школа «Яктылык». Татарских детей школьного возраста, наверное, более 10-12 тысяч человек. Но только 1729 человек из них сегодня в школах изучают татарский язык и литературу. Такими темпами лет через 15-20 мы подойдем к катастрофической черте, когда уже никакие разговорники, никакие гранты, никакие премии уже не смогут ничего изменить.

- А кто должен сдерживать ассимиляционные процессы? Есть ли у татарской общины определенная «элита», к мнению которой прислушиваются? Ведь именно элитарность подразумевает управление неким социумом и, наверное, элита должна предлагать новые модели развития и поведения. Если за такой социум считать самарскую татарскую общину, то, что нового такая элита предлагает или хочет предложить общине? И насколько она принимает эти предложения?
- В число элиты самарского татарского общества стандартно можно причислить чиновников, предпринимателей, преподавателей, деятелей культуры и искусства. Но, к сожалению, одна только элита татарского общества предпринять шаги, которые будут способны обеспечить стремление к национальной идентичности, не может. Такие вещи необходимо реализовывать на федеральном уровне, используя возможности федеральной национальной автономии татар Российской Федерации и Всемирного конгресса татар. Данные структуры плюс вся мощь Республики Татарстан могли бы повлиять на процессы национального возрождения. А как на них повлиять внутри отдельно взятого региона? Открыть вторую или третью школу? При консолидации всех наших усилий мы способны на это. Было бы желание. Появление телепередач на татарском языка или FM-вещания? Элита способна эта обеспечить. Проблема в том, что мы свои цели и задачи внятно и централизовано не формулировали. Сдерживающим фактором к консолидации элит является и разобщенность между религиозными структурами и светской частью татарской общины. Такая консолидация породила бы нам свернуть горы. Но для этого, действительно, кто-то, один человек или круг людей, должны формально или неформально ставить цели и задачи, определять пути достижения этих задач и целей. Мы 15 лет довольствовались одной школой. Более того, 15 лет наполняли одну школу, которая вмещает 400 человек. Это наш реальный организационный потенциал?! Много лет представителей властей мы поправляем, что мы не диаспора, а община. Мы коренные жители на Самарской земле. Но зачастую, мы на самом деле ведем себя как диаспора — неорганизованно, бесцельно, не консолидировано, без всякой координации ни со стороны Республики Татарстан, ни со стороны местных татарских авторитетных людей. В самарском татарском сообществе нет консолидированной группы под названием «элита». Есть отдельные представители татарского народа, которых можно отнести к элите, но это некое искусственное множество, про которых мы говорим, что это — хороший врач, это — хороший учитель, этот — богатый предприниматель, влиятельный чиновник. Но эти люди никак не связаны между собой. Так что, с горечью приходится констатировать, что татарская национальная элита в Самаре пока не сложилась.
Я вижу, что большинство моих предложений у наших людей отторжения не вызывают. Но, к сожалению, сталкиваемся с позицией «моя хата с краю», «вот ему нравится, пусть он этим и занимается».

- Одними из первых ваших шагов в посту президента СОТО «Туган тел» стала разработка перспективного плана развития общества. Что он в себя включает? Какие еще нововведения появились в «Туган тел» с вашим приходом?
- План был утвержден на общем собрании «Туган тел». Конечно, этот план требует постоянной корректировки и актуализации. Жизнь меняется. Скажу, что уже удалось активизировать работу с Камышлинским районом Самарской области. Регулярно проходят встречи с руководством района. Мы видим, как здорово там прошел фестиваль «Уйнагыз гармуннар», на каком высоком уровне они провели свой районный «Тугэрэк уен», как готовились и выступили во Всероссийском фестивале «Тугэрэк уен»… Мы вместе принимали решение о проведении в к. Камышла 1-го областного сельского Сабантуя. Я не скрываю, что на площадке СОТО «Туган тел» мы, действительно, пытаемся сделать координирующую и консолидирующую площадку татарской общественности Самарской области. Не все и не сразу получается. Но сделан важный шаг к консолидации наших действий, ведь руководители большинства татарских национальных объединений вошли в состав Совет «Туган тел». У нас цели и задачи одни, и решать их нам предстоит вместе.

- Ильяс Гумерович, может об этом и не принято говорить, но мы видим, что в самарской татарской общине присутствует некая разобщенность. Как вы к этому относитесь и считаете ли вы, что «Туган тел» может стать некой консолидирующей силой? И нужна ли такая консолидация, ведь отсутствие конкуренции, и вы как бизнесмен это знаете, обычно всегда ведет к застою?
- Это координирование наших планов, которое дает представление о том, как надо развести различные мероприятия по срокам, по исполнителям, по организаторам. И как бы там некоторые активные пассионарные господа не считали, что это неправильно, не сопротивлялись этому, «Туган тел» все таки становится некой координирующей площадкой. Мы, конечно, понимаем,что Республика Татарстан заинтересована в том, чтобы такая площадка была одна. Но я против централизации как и концентрации. Я не сторонник того, что все эти организации должны все разом взять под козырек и подчиняться одному человеку. Если мы все централизуем, то мы похороним национально-культурное движение окончательно. Сегодня у нас есть женские организации, есть молодежные — везде свои интересы. Пусть это будет. Пусть появляются новые активисты. Если этот процесс централизовать и перечеркнуть все наработанное в этих организациях, мы значительную часть активистов просто потеряем. Этого делать нельзя ни в коем случае.

- Очень скоро «Туган тел» будет отмечать свое 25-летие. Готовитесь?
- Мы еще не определись по срокам проведения юбилейных торжеств. Есть предложения отпраздновать в январе или в мае 2014 года. Но уже начинаем готовиться. Будут диски с фотографиями, пишется книга аксакалами- активистами первых лет становления общества. Мы ее обязательно издадим. Постараемся сделать кинофильм. В любом случае, это будет не одно мероприятие, а целый цикл мероприятий, посвященных 25-летию «Туган тел».

Беседовал Данияр САЙФИЕВ.

Журнал «Самар татарлары».

Просмотров: 827

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>