Самарско-куйбышевские муллы – знаем ли мы их?

Жизнь традиционной татарской общины не мыслилась без деятельности мусульманского священнослужителя. Во главе духовных дел мусульман-татар г.Самара стояли, в основном, образованные, мудрые люди с большим жизненным опытом. Но до сегодняшнего дня их жизненный путь почти не изучен. В данной статье хотелось бы затронуть именно эту тему и хотя бы кратко раскрыть известные нам моменты из их биографий.

Первая мечеть

 Абдрахим Мельзетдинов

Годы жизни – (? — 1860) / годы духовной деятельности – (1840 – 1860)

Самым первым известным муллой самарской городской общины мусульман можно считать Абдрахима Юмангуловича Мельзетдинова, выходца из с.Большой Труев (Индерка) Кузнецкого уезда Саратовской губернии. Как духовное лицо он встречается в документах с 1851 года – тогда А.Мельзетдинов сдал экзамен в Оренбургском Магометанском Духовном Собрании (ОМДС) и получил статус имама, который был принят Самарским губернским правлением и утверждён гражданским муллой горо да, а с 1852 г. – военным муллой для отправления духовных треб мусульман солдат-рекрутов в Самарском гарнизонном батальоне. Избрание его народом говорит о том, что духовную деятельность, будучи общественным муллой, он начал уже в 1840-х годах.

Абдрахим-хазрат вёл имамат — руководил коллективным намазом в молитвенном доме, построенном во дворе своего дома и оборудованном под мечеть.

Зейнель-абидин Мельзетдинов

Годы жизни — (1832-1897) / годы духовной деятельности — (1857 -1886)

Уже с 1854 г. Абдрахиму Мельзетдинову в помощь утверждается его сын — Зейнель-абидин Мельзетдинов, который в 1857 г. определяется властями уже и как «указный мулла для исполнения «духовных треб нижними чинами (рядовыми) магометанского исповедания. Зейнель-абидин-хазрат, кроме имамства в молитвенном доме, построенном во дворе своего дома, выполнял очень большую работу — исполнял обряды на домах гражданского мусульманского населения Самары, в гарнизоне – для солдат-мусульман Оренбургского линейного батальона, приводил к присяге поступающих в рекруты, принимал клятвы у подсудимых на суде, духовно опекал больных в земской больнице и арестованных в городской тюрьме и руководил похоронами всех умерших мусульман.

В 1875 г. – муфтий Салимгарей Тефкилев присваивает ему духовное звание «ахун». Зейнель-абидин хазрат ведёт и общественную работу, будучи с 1865 года членом Самарского Губернского комитета. Из Мельзетдиновых (дед Абдрахим, отец Зейнель-абидин и внук Фазлетдин), Зейнель-абидин-хазрат является наиболее дольше прослужившим и более известным. В период своего 30-летнего имамства он, в какой-то мере, выполнял функции главы мусульман города и Самарского уезда.

Фазлетдин Мельзетдинов

(1850-1878) / (1875-1878)

О Мельзетдинове-младшем известно лишь то, что в 1875 году, официально пройдя все необходимые процедуры в Магометанском Духовном собрании, был утверждён Самарским губернским правлением в помощь к своему отцу – Зейнель-абидин-хазрату – вторым муллой. Учился Фазлетдин-хазрат в одном из популярных тогда на всю Россию каргалинских медресе в Сеитовом Посаде под Оренбургом и прослужил имамом всего лишь 3 года — умер в ноябре 1878 года в возрасте 28 лет.

Шарафетдин Мухаммедьяров

(1834-1912) / (1885)

В 1885 году после ухода З.Мельзетдинова с должности самарская община временно избирает вместо него одного из своих активных и авторитетных членов, выполнявшего роль ходока самарских мусульман перед властями – выходца из Уфимской губернии самарского мещанина Шарафетдина Мухаммедьярова (тестя известного татарского предпринимателя, гласного городской думы г.Самара Махмуда Баишева, деда по материнской линии одного из авторитетных лиц татарской общины Самары и её долгожительницы Найли апа Баишевой). Шарафетдин-бабай занимал эту должность около полугода, справлялся со всеми обязанностями, с проведением актов гражданского состояния самарских мусульман о выполнении которых вносил должные записи в метрические книги.

 

Халильрахман Ибрахимов

(?) / (1885-1888)

В 1886 году временно на должность имама города Самары определяется Халильрахман Ибрахимов — первый представитель «буинской» плеяды самарских мулл – уроженец д.Янтуганово Буинского уезда Симбирской губернии. При нём община отказалась от совершения коллективного намаза в доме во дворе бывшего муллы З.Мельзетдинова и арендовала для этого другое помещение. Халильрахман хазрат, как и все его коллеги, руководит временными намазами, выполняет необходимые требы и акты гражданского состояния на домах мусульман города, заполняет переданные ему при назначении метрические книги. У Халильрахмана Ибрахимова были большие планы на счёт духовной деятельности в Самаре, которым не суждено было сбыться – он прослужил лишь два года и, по неясным причинам, уступил своё место в 1888 г. Ш.Минюшеву.

Вторая мечеть

Шихабетдин Минюшев

(1856-1930) / (1888-1930)

В 1888 г. имамом Самарской мечети, общегородским муллой становится Ш.Минюшев. Шихабетдин-хазрат (Минюшев Шихабетдин Хуснетдинович) – второй представитель «буинской» плеяды мусульманских духовных лиц Самары и самых известный среди них. Он выпускник медресе Габденнасыр-хазрата Аминева в г.Буинске.

В 1890 г. муфтий ОМДС присваивает ему звание «ахун», очень скоро утверждённое и Самарским губернским правлением с выдачей свидетельства. Основной целью духовного служения Шихабетдин хазрата стало налаживание всех сфер жизнедеятельности мусульман Самары и округа. Его самыми большими делами стали строительство первой настоящей мечети и медресе, с постройкой которых начинается новый, невиданный до этого, этап в жизни самарских мусульман – период культурно-просветительской и общественной активизации.

Самарская соборная мечеть и самарское медресе, возглавляемые им, стали центрами распространения мусульманской духовности и образования в губернии. С именем Шихабетдин-хазрата связана почти вся деятельность самарской мусульманской общественности, как в религиозной, так и в общественно-политической и социальной жизни.

С благословения и при большой поддержке, а возможно, и некоторой личной инициативе хорошо знавшего русский язык Шихабетдин-хазрата были инициированы и выхлопотаны у властей и налажена работа всех социально-культурных учреждений мусульманской общины г. Самары – открытие культурно-просветительских и благотворительных обществ, выпуск журнала, открытие книжного магазина и т.д.

Труды Шихабетдин-хазрата не остались незамечанными и властями.

В 1916 г. он награждается золотой медалью Министерства внутренних дел Российской империи «За усердие» для ношения на шее на Андреевской ленте.

img003Фатих Муртазин

(1875-1938) / (1902-1937)

Фатих (Мухаммет-Фатих) Муртазин, выбранный в 1902 году вторым имамом в Самарскую мечеть в помощь к ахуну Ш.Минюшеву является одним из наиболее видных религиозных руководителей мусульман г.Самары. Третий из «буинской плеяды» (уроженец д.Сюндюково Симбирской губернии) самарских мулл Мухаммед-Фатих-хазрат учился в медресе г.Буинска и Казани. С первых дней своего духовного служения он становится помощником Шихабетдин-хазрата в деле организации учебного процесса в самарском медресе и принимает активное участие в налаживании системы новометодного обучения.

Он — инициатор выпуска в России самого первого печатного органа по экономике на татарском языке — журнала «Иктисад» («Экономика»), образования в 1907 году Первого татарского культурно-просветительского общества, открытия в 1911 году книжного магазина «Иктисад», член Самарского кредитного общества и Самарского кооператива просвещения, Самарского отделения «Всероссийского комитета охранения народного здравия», то есть активный участник и общегородской жизни.

Фатих-хазрат является также общественным и политическим деятелем мусульман России – он участвовал в 1906 г. в работе проходившего в Санкт-Петербурге съезда мусульман, где выступил с предложениями к проекту по реформе мусульманского образования, а в 1926 году на съезде Центрального Духовного управления мусульман, проходившем в Уфе, где озвучил несколько требований – разрешение открывать духовные школы и налаживать религиозное обучение, продолжить духовное образование за границей, улучшить материальное положение духовенства. Эта его «национал-религиозная» деятельность, охарактеризованная после ареста в 1937 г. как «антисоветская агитация и шпионаж», стала причиной его репрессирования. Как и многие просветители и истинные слуги народа, Фатих-хазрат несправедливо пал жертвой тоталитарного режима – в числе нескольких десятков лиц татарской национальности он был расстрелян весной 1938 г.

Третья мечеть

Хадиулла Батталов

(1881-1919) /(1907-1919)

Первым имамом Третьей махалли является уроженец села Губан-Кюль (Кубань-Озеро) Ставропольского уезда Самарской губернии Хадиулла (Гадиулла) Фатхетдинович Батталов — представитель славной династии губановских Батталовых. Духовное об­разование Хадиулла-хазрат получил в самарском медресе, был одним из луч­ших учеников Шихабетдин-хазрата. Получив указ на имамат в 1907 году и до построения мечети в 1912 году вме­сте с муэдзином — Хамидуллой Саги-товым ему пришлось вести службу в небольшой деревянной «мечети». В приходе он открыл начальную школу. X.Батталов и гласный от татар Мах­муд Баишев приложили много сил в деле строительства новой Третьей ме­чети Самары. Попечительский совет под председательством Х.Батталова изыскивал средства на постройку ме­чети, координировал ход строитель­ство. Вплоть до своей ранней смерти в 1919 году в возрасте 37 лет Хадиулла-хазрат был единомышленником и основным помощником своего учите­ля и наставника Шихабетдин-хазрат и своего коллеги Фатих-хазрата во всех их благих начинаниях.

Хатимулла Батталов

(1884-1938) / (1919 – 1930)

Батталов Хатимулла Фахретдинович – личность, внёсшая определённый вклад в сохранение на самарской земле исламской традиции в трудные и опасные годы. В послереволюционных документах, связанных с изъятием религиозных объектов из рук верующих и передачей их государству, имя Хатимуллы Батталова фигурирует как имам мечети. Надо полагать, что в бурные 1920-е годы – после смерти в 1919 году имама Хадиуллы Баталова и до закрытия мечети в 1930 году он какое-то время исполнял обязанности имама, – может быть, и на общественных началах. Это в какой-то мере подтверждает и его репрессирование. В период, когда мечети были закрыты, официально действовавших имамов не осталось, религиозно грамотный Хатимулла, как приверженец Ислама и мусульманской традиции, не мог оставаться в стороне от духовного окормления своих единоверцев.

Хатимулла Батталов (предположительно двоюродный брат Хадиуллы-хазрата Батталова) в составе большой группы татар-мусульман, арестованных в конце 1937 года был расстрелян в 1938 году.

 

img004Наджиб Хабибуллин

(1883-1938) / (1923-1930)

Одним из духовных лиц, живших в Самаре и внёсших свой вклад в жизнь мусульман города, был Наджиб Хабибуллин.

Наджиб-хазрат (Хабибуллин Мухаммед-Наджиб Хабибуллович) – уроженец д. Сафаджай (с. Красная Горка) Пильнинского района Нижегородской области, выходец из знаменитой семьи потомственных священнослужителей и педагогов Нижегородчины – Хабибуллиных. Выпускник казанского медресе Мухаммед-Наджиб, преподавал в новометодном сафаджайском медресе. В 1910 г. он переехал в Самару и стал одним из активистов Третьего прихода и участником строительства новой мечети. С 1912 г. по 1923 гг.

Наджиб-хазрат служил указным имамом мечети г. Кургана. В 1923 году он снова переезжает в Самару и, по версии нижегородских краеведов (Д.Денисова и др.), становится имамом Третьей мечети на Оренбургском спуске. Очень активный, прекрасно образованный имам и педагог в пятом поколении Наджиб-хазрат, даже понимая отношение новой власти к религии, не мог остаться в стороне от участия в деле духовно-просветительского и культурного развития местной мусульманской общины. 1937 году Наджиб-хазрат в числе нескольких десятков татар-мусульман был арестован, безвинно осужден Тройкой при УНКВД Куйбышевской области по политическим статьям, приговорен к высшей мере наказания и в февраля 1938 г. Вместе со своими единомышленниками расстрелян.

img005Хасанша Богатов

(1844-1951)/(1894-1930)

Хасанша-хазрат Богатов (Хасанша Мухаммаджанович Габдулбогатов ( Габдульваххабов) – уроженец д.Иртуганово Ставропольского уезда Самарской губернии, самый известных из самарских муэдзинов – вторых лиц в мечетях. Выпускник самарского медресе, Хасанша-хазрат со дня утверждения Самарским губернским правлением в 1894 году муэдзином Второй мечети до её закрытия в 1930 г. служил на своей должности вместе с Шихабетдин- и Фатих-хазратами.

В 1930-е гг. был арестован, но волею Всевышнего, просидев несколько месяцев, был отпущен на свободу.

Хасанша-хазрат и после закрытия мечети продолжал исполнять необходимые религиозные требы. Его хорошо помнят в голодные 1921-е, в последующие и смутные 1929-й и 1930-й годы по поводу джиназа – обряда по случаю смерти мусульман, когда умирало немало народу и мало было участвующих в похоронах, иногда хоронить было некому. И вот он организовывал обмывание покойников, заворачивание в саван и сам прочитывал заупокойную молитву – джиназа-намаз. Делал он это, думается, просто в знак благодарности Всевышнему, и, уповая на Аллаха, а после 1938 года — считая себя более обязанным, потому что оставался единственным живым и свободным из всех пяти-шести духовных лиц, официально служивших в двух самарских мечетях и полагаясь на то, что власти его не тронут из-за преклонного возраста.

 

Безмечетные «муллы-нелегалы» (1940 -1967)

О духовных лицах мусульманской общины г.Куйбышева предвоенной и военной поры нам почти ничего не известно. Конечно же, ни о каких официальных имамах или муллах речи быть не могло. Но религиозная жизнь народа не останавливалась. Её поддерживали более начитанные старики и

несколько «бывших» мулл, нашедших перед войной приют в Куйбышеве, которые скрытно старались исполнять необходимые религиозные обряды для верующих.

Некоторое оживление в духовной службе началось с окончанием Великой Отечественной войны.

Исмагиль Хамзин

(1895-1965)/(1947-965)

Самым раннеизвестным в Куйбышеве, после разгона мусульманских общин и закрытия мечетей, новоявленным муллой является Исмагиль Хамзин – представителя известной династии потомственных мулл Хамзиных из деревни Лабитово современной Ульяновской области. Он является одним из нескольких, одновременно действовавших в разныхчастях Куйбышева «безуказных» и «безмечетных» мулл – людей, незарегистрированных при определённой мечети как духовные лица и скрытно выполнявших религиозные обряды.

Об этом невысокого роста человеке известно не много — был он мягким, тихим, очень доброжелательным и осторожным человеком. Но несмотря на это в тяжёлый и ещё опасный 1948 год.

Исмагиль-хазрат по желанию незарегистрированной религиозной общины мусульман г.Куйбышева избирается общегородским имамом и как минимум несколько лет является таковым.

В безмечетном Куйбышеве частный небольшой дом Исмагил-хазрата под номером 4 на Глухом переулке становится одним из многолюдных, для своего небезопасного времени, неразрешённых мест пятничных и праздничных молений мусульман города.

 

Хабибулла Масгудов

(1884-1963)/(1940-1963)

Хабибулла-хазрат Масгудов один из нескольких неофициальных «безуказных» мулл г.Куйбышева, получивших основательное классическое мусульманское образование – он выпускник полного курса знаменитого Кизляуского медресе (д.Кизляу-Курманаево Нурлатского района РТ).

Представитель «старой гвардии» мусульманских служителей культа, уроженец с.Елховое Чистопольского уезда Казанской губернии, учительствовавший уже в студенческие годы в казахских степях и официально в примечетной школе д.Киеклэ.

Хабибулла-хазрат с 1913 по 1923 год служил имамом в мечети д.Лашманка (совр. Черемшанский район Татарстана). Несколько этапов репрессий (лагеря Беломорканала, обычная тюрьма за неуплату семьёй сельхозналога) не сломили дух Хабибуллы Масгудова.

Время его духовного служения куйбышевским мусульманам относится к военным и послевоенным годам. По мере сил и возможностей своего периода, часто рискуя своей жизнью, он был имамом, на проходивших скрытно на дому коллективных пятничных и праздничных намазах, тайно бракосочетал, давал имена новорождённым, читал заупокойные джиназа-намазы, вёл разного рода религиозные мероприятия (поминки, новоселья и т.д), в основном, в семьях своих земляков.

Многочи ленные и «крамольные» по тем временам религиозные книги из своей библиотеки Хабибулла-хазрат постарался раздать по нуждающимся адресам, включая мечети Ташкента.

 

Габбас Галиев

(1945-1971)/(1889-1967)

Габбас-хазрат (Галиев Мирза-Габбас Галиевич) является выходцем из д.Мордовое озеро (совр. Ульяновская область). Получил религиозное образование и последовавшие за этим трудности в трудоустройстве, страх за свою жизнь и жизнь семьи вынудили его уехать в Среднюю Азию. В послевоенные годы он с семьёй возвращается в Куйбышев. Габбас-хазрат зафиксирован в отчётах уполномоченного по делам религиозных культов по Куйбышевской области как мулла-«нелегал» с начала 1960-х годов. Он один из неформальных лидеров куйбышевских мусульман, выполнявший в одно время (1957 г.) функции имама во время неразрешённого общегородского праздничного намаза на татарском кладбище г.Куйбышева.

Фаттах Рахматуллин

(1887-1980)/(1940-1967)

Известный сведущим куйбышевским мусульманам как «Фаттахмязин», а простым верующим как

«мулла-бабай», «мулла-абзый» Рахматуллин Фаттах Хисматуллович является уроженцем д.Сулеевка Пензенской области. Получил образование в медресе и работал муэдзином в родной деревне. Как и многие бывшие духовные лица Фаттах-муэдзин вытерпел многое: раскулачивание и разъединение семьи, тяжёлые годы ссылки в Архангельске, долгий поиск и воссоединение с семьёй, трудное начало новой жизни в чужом городе. Но он продолжал верить и уповать на Всевышнего, который наградил его крепкой духовностью, долгой жизнью и возможностью ещё послужить исламу.

Фаттах-хазрат в «безмечетное» время в Куйбышеве безбоязненно выполнял религиозные обряды, вёл пятничные и праздничные намазы на дому. В документах уполномоченного по делам религиозных культов при СНК СССР по Куйбышевской области Фаттах-хазрат фигурирует как «бродячий» мулла с 1953 года. Он также известен как один из неофициальных лидеров куйбышевских мусульман, возглавлявших совершение неразрешённого городскими и партийными властями общегородского праздничного гает-намаза на татарском кладбище г.Куйбышева в 1953 и 1954 годах.

Муллы «последней волны»

img006Ибрахим Ганеев

(1902-1968)/(1967-1968)

Ибрахим-хазрат – уроженец с.Татарское Урайкино (Иске Кзылсу) Ульяновской области. Прослужив некоторое время духовным лицом на родине, ему пришлось выдержать многое из-за своего духовного призвания: лишение избирательных прав, раскулачивание семьи и выселение в тайгу, жизнь в сибирском городке Ишим, затем в злополучный 1937 год, снова арест, обычное для того времени обвинение в контрреволюционной деятельности, решение суда «тройки» об определении наказания в 10 лет и полное отбытие срока в таёжном Тайшетлагере.

Хотя как мулла-«нелегал» Ибрахим-хазрат начал фигурировать в отчётных документах уполномоченного Совета по делам религиозных культов по Куйбышевской области лишь в 1962 году, он и до этого, конечно же, несмотря ни на что, в том числе и существующую опасность быть снова привлеченным к ответственности, продолжает не только верить сам, но по силе возможности, учить вере и традициям других. На свой страх и риск Ибрахим-хазрат уже со времени приезда в Куйбышев в 1947 г. подпольно начинает исполнять религиозные обряды, руководит традиционными мероприятиями на домах верующих.

Только пережитое и увиденное заставляло его быть предельно осторожным. И Всевышний вознаградил его за терпение, твёрдую веру и непоколебимость в поклонении. Волею Творца и выбором народа он становится первым имамом вновь открытой официальной мечети регистрированной религиозной общины мусульман г.Куйбышева.

Избрание имамом Ибрахим-хазрата совпало с началом организации махалли (религиозной общины) после стольких лет борьбы с религией и запрета публичных богослужений. Хотя и посчастливилось уважаемому всеми куйбышевцами хазрату прослужить на своём посту лишь больше полугода, он приложил немало усилий для налаживания достойной жизни мусульманской общины областного города как организации. Об этом замечательном человеке в душе народа осталось много добрых воспоминаний.

 

Кашаф Шарафутдинов

(1910-1984)/(1968-1976)

Кашаф-хазрат (Шарафутдинов Кашшафетдин Шарафутдинович) – уроженец села Темирсяны Цильнинского района Ульяновской области, один из способных, образованных духовных лиц своего времени, самый смелый и активный из четырёх (И.Ганеев, К.Шарафутдинов, С.Мустаев, В.Яруллин) указных имамов 2-го советского (1967-1990 гг.) периода Куйбышевской мечети.

Кашаф-хазрат в революционные годы смог получить в одном из казанских медресе религиозное образование, долгое время жил в Горьком (совр. Н.Новгород), работал на производстве, регулярно посещал пятничный намаз в молитвенном доме, где некоторое время выполнял функции муэдзина. В 1964-1967 он служил имамом в Астрахани, а затем некоторое время – в мечети г. Перьми.

Время имамства Кашаф-хазрата в г.Куйбышеве – это период становления и укоренения в самарской городской среде, после почти 40-летнего отсутствия, татарского мусульманского общества. Кашаф-мулла, как говорят простые верующие, отдал много сил для налаживания полноценной работы мечети, наведения порядка в обрядовой жизни недавно организованной официальной куйбышевской общины мусульман. Участник Великой Отечественной войны Кашаф-хазрат был известен как человек принципиальный, точный, ответственный и от всех остальных требовавший должного отношения ко всему. Его глубокую вероубеждённость, принципиальность, высокие моральные качества и трезвость мышления отмечал даже областной уполномоченный по делам религиозных культов. Кашаф-хазрат является известным жителем нашей области и первым имамом при советской власти после долгого периода запрета совершившим в декабре 1974 хадж.

 

img007Саит-акрам Мустаев

(1911-1983)/(1976-1983)

Саит–акрам /Саит-хазрат (Мустаев Саит-акрам Шайхельисламович) – имам, избранный куйбышевской общиной по рекомендации Кашафа Шарафутдинова по случаю его перевода. Он уроженец деревни Большие Тарханы Тетюшского района Республики Татарстан, представитель 4-го поколения известной династии мулл Мустаевых, успевший получить в первые послереволюционные годы базовое религиозное образование в медресе г.Буинска.

Повидавший на своём веку лишения и невзгоды: раскулачивание всей династии и родительского гнезда, унижение как «сын муллы», тяжелый труд, сначала в колхозе, затем на строительстве железной дороги на Севере, начатие новой трудной жизни в чужой городской среде под постоянным риском быть репрессированным Саитакрам находил утешение в постоянном поклонении, каждодневном самообразовании и в желании быть достойным сыном славной династии служителей ислама. Спокойный, великодушный, мягкий, чувственный, по рассказам людей, Саит-акрам-хазрат является единственным из самарских мулл, писавший стихи. Он также является и последней харизматической личностью среди самарско-куйбышевских имамов, представлявших старую гвардию – людей, получивших образование в традиционных медресе, успевших впитать в себя нетронутую революцией настоящую татарско-мусульманскую сельскую культуру и в период спокойных советских коммунистических 70-х и 80-х годов, с их идеологией «развитого социализма» и атеизма, приложивший немало усилий для сохранения исламской веры и традиций на куйбышевской земле.

 

Иршат САФИН.

Журнал «Самар татарлары».

Просмотров: 2907

6 комментариев

  1. Прочитал на яндексе статью . В информации о Исмагиле Хамзине нет никакой информации. Он отсидел пять лет за религиозную деятельность с 1931 по1936 годы. Его семья в это время была выселена за пределя сельского поселения . Прошел всю Великую отечественную войну. Был посмертно реабилитирован и внесен в Белую книгу вместе с женой Фахрильбанат аби.

  2. Предыдущий раз невнимательно прочитал статью, еще нашел…
    Имя «Саит-акрам Мустаев» тоже написано неверно. Здесь также имя Акрам написано с маленькой буквы. Акрам — не какое-то духовное звание или титул (например, не было бы ошибкой написать Саит-хазрат, Саит-мулла и т.п). — это одно из имен в двойном имени человека.
    К примеру, двойное имя Наджиб-хазрата в этой статье написано правильно и без ошибок — Хабибуллин Мухаммед-Наджиб Хабибуллович.
    Чем же провинились Зейнель-Абидин и Саит-Акрам?

  3. Почему в имени Зейнель-абидин Мельзетдинова второе из его двойного имени — Абидин написано с маленькой буквы? Может кто-то думает, что абидин — это духовное звание, типа хазрат? Нет Абидин — это имя, такое имя было, например, у мужа моей тети. Да и в Интернете можно найти это имя у разных людей.
    Если так было написано в архивных документах, вероятнее всего, что писарь, написавший так, или не знал, как правильно пишутся двойные имена или это просто опечатка (описка). Или, возможно, переводчик документа, написанного на арабском (старо-татарском) неверно составил текст перевода.
    Двойные имена пишутся с заглавной буквы: Абдель-Мазит, Ахмад-Шариф, Мухаммед-Зариф, Мухаммед-Латыф и т.п.
    Поэтому правильно — Зейнель-Абидин.

    • Судя по вашей логике, то еще бы правильней было бы написание
      Зайн — уль `Абидин и переводится как украшения поклоняющихся ( рабов Аллаха)В арабском нет главных и прописных букв, что бы писарь или переводчик мог бы ошибиться. То что вы предложили конечно правильно с научной точки зрения и так в основном пишут российские и западные ученные востоковеды — арабисты. Но в татарской грамматике та уж сложилось что эти именна пишутся слитно. Иначе бы было Галим- Джан, Амир-Хан, Габд-Аллах, Фахр ад-Дин. И Фамилии бы были Сайф ад-Динов, Хабиб-Аллахов вместо Хабибуллина. Не нужно портить татарскую грамматику она и так натерпелась за последние 100 лет, что уже Тукая переводят…И нет такого имени Абидин, возможно это сокращенное или искаженное от Зайнульабидин, Файзульабидин, Хуснульабидин и т.д.Так как абидин это множественное число мужского рода стоящие в притяжательном падеже, в данном случае имя прилагательное и переводиться как «поклоняющихся» что совсем правильно для того, что бы так называть мальчиков. Именительный падеж Абидун, единственное число абид.

      • Ну здесь же написано кириллицей, а не арабским шрифтом. В кириллице есть заглавные и прописные буквы. Если, к примеру, имя Мухамедлатиф пишут на кириллице через дефис, то тогда, я считаю, надо писать Мухамед-Латиф. Возможно я и ошибаюсь…
        Абидин — имя реального человека, мужа моей тети. Абидин Бисеров, 1898г.р., сын Садыка Бисерова 1874г.р. из села Азеево нынешней Рязанской обл.,
        Конечно, я точно не знаю, возможно, это сокращенное имя от какого-то более длинного, например — Абидулла. Кстати, мою тетю (жену Абидина) звали Ханифа Абидовна, хотя ее отца звали Абидулла. А вот ее сестру, мою маму — Магинур Абидулловна.
        Моего прадеда звали Мухамедлатиф. В селе его все звали просто Латиф (Латып). У его детей фамилия была уже Латыповы.
        Моего отца звали Зайнулла, но все его звали просто Зайни. Фамилию Сафиуллин он заменил (в 30-х годах) на Сафи, поскольку его дедушку Сафиуллу в селе все звали просто Сафи (Сафи карт). Так, из Сафиуллина Зайнуллы он стал Сафи Зайни…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>