Система национального образования Самарской области: в поисках утерянного

24c3e_021 «Национальное образование Самарской области в  20-50-е гг.  было достаточно высокого уровня. К сожалению, все это осталось в дале­ком прошлом…»

В передаче знаний ведущую роль играет шко­ла. Мы задались целью проследить, как в 20-50-х годах решались проблемы образовательного раз­вития нерусских народов, населяющих Самар­скую область.

Лучше всего эта проблема решалась в отно­шениях татарской общины. В 20-30-х гг. в городе Самара было три татарских детских сада, две школы, та­таро-башкирский педтехникум.

В школах обучение велось на родном языке. В учебном плане первое место занимал татарский язык. Учителя как на уроках, так и во внеклассной работе большое внимание уделяли воспитанию уважения к родному языку. В школах постоянно звучала татарская музыка.

Самара и тогда была многонациональным го­родом. Отсюда и понятно: всегда в центре вни­мания было воспитание дружбы между детьми разных национальностей.

«В нашей 27-й школе часто бывали учащиеся чувашской школы, — вспоминает ветеран труда Марьям Латыпова. — Они показывали нам кон­церты: юные самодеятельные артисты пели чу­вашские песни, исполняли национальные пляски, читали стихи. И мы не оставались в долгу — по­сещали чувашскую школу, давали там ответные концерты. Между нами завязалась дружба. Лично я научилась петь на чувашском языке, бойко от­плясывала чувашские танцы».

Часть выпускников татарской школы № 27, окончив педтехникум, стала учителями началь­ных классов. Этого звания были удостоены Тагира Шарафутдинова, Зифа Халикова, Карим Батталов, Нугман Садреев, Зухра Абубакирова, Зифа Кагирова, Факиха Еникеева, Васима Хали­кова.

Другие, получив медицинское образование, стали врачами. Это Марьям Латыпова (г. Сама­ра), Эйда Шамгунова (поселок Кубань-Озеро), Хадича Сафина (поселок Идей), Миннизиган Га-лимова , Касым Валеев (село Мулловка). Послед­ний после войны окончил аспирантуру, ему было присвоено звание «доцент», преподавал в меди­цинском институте.

В Самаре учился будущий известный татар­ский писатель Гадель Кутуй. Этот подававший на­дежды ученик уже в годы учебы пробует перо. В то время в Самаре издавался ряд татарских газет и журналов. В газете «Авыл» («Деревня») увидели свет его стихи «Деревня» и «Молодое сердце».

Еще один выпускник татарской школы № 27 — Гали Джамлиханов стал знаменитым гармони­стом. И без него невозможно представить татар­скую музыкальную культуру.

Многие воспитанники школы № 27 участвова­ли в Великой Отечественной войне. Они воевали на различных фронтах, показывая героизм и от­вагу. Среди них Юсуп Сафиуллин (уроженец села

Татарское Урайкино, ныне оно — на территории Ульяновской области), Хусаин Гильманов (село Теплый Стан), Хайдар Валеев (село Мулловка), Шаукат Шамгунов (село Кубань-Озеро).

В двадцатых годах значительно расширилясь сеть татарских школ в сельских районах. Возрос контингент учащихся в школах как 1-й, так 11-й ступеней. Сохранялась преемственность между ступенями. За короткий срок заметно повысилась грамотность татарского населения: если в 1897 году она составляла 18,1 процента, то в 1926 году она достигла уже 30, 2 процента. Татарский на­род по грамотности занимал третье место в стра­не после русских и украинцев.

Самарский татаро-башкирский педтехникум был открыт в 1922 году. Обязанности директора выполнял опытный педагог Хади Каримов. Он умело напрявлял действия коллектива методи­стов на подготовку квалифицированных учите­лей.

После окончания педтехникума основной со­став выпускников выезжал в сельские районы. Молодые учителя приобщали детей к родному и русскому языкам, учили их решать задачи и примеры по арифметике, вырабатывали у них музыкальное чутье. Вечером тоже занимали ме­сто за учительским столом. Обучали взрослое на­селение грамоте: шла Всесоюзная кампания по ликвидации безграмотности. Часто устраивали концерты, ставили спектакли по драматическим произведениям татарских писателей.

В этом педтехникуме училась известная впо­следствии башкирская писательница X. Давлетшина. Хадия Давлетшина — первая писательница из башкирок. За короткую, но яркую жизнь она оставила богатое литературное наследие. Сре­ди произведений, созданных этой талантливой писательницей, центральное место занимает ро­ман «Иргиз», построенный на материале событий, происходивших в нашем крае в конце XIX и нача­ле XX веков.

В годы работы в областном институте усовер­шенствования учителей я побывал во всех баш­кирских школах области. В процессе изучения состояния обучения башкирской литературе убе­дился, что дети с интересом изучают произведе­ния своей славной землячки. Часто со сцены зву­чали отрывки произведений, созданных Хадией Давлетшиной.

В 20-е годы в нашей области была создана основа для введения всеобщего начального об­разования. Но в школьном деле имелось много нерешенных проблем и недостатков. Так, на за­седании президиума губисполкома по вопросу «О состоянии просвещения татаро-башкирского населения области», проведенного 27 июля 1924 года, отмечалось, что много школ размещается в частных домах, не хватает учителей (один преподаватель в среднем на 90 учеников), учебные пособия отсутствуют, педагогический состав ну­ждается в переподготовке. Но государственные органы постепенно решили эти проблемы, и к 30-м годам в нашем крае выстроилась достаточ­но стройная система национального образова­ния…

В июне 1941 года фашистская Германия веро­ломно напала на Советский Союз. Война сплоти­ла все народы в один мощный кулак. Столкнове­ние лицом к лицу с фашизмом было настоящей проверкой патриотических и интернациональных чувств наших людей. Каждый воин, каждый тру­женик тыла горел желанием отстоять родную землю. Они воевали и трудились под девизом: «Все для фронта, все для победы!». Горячий па­триотизм, свойственный людям старшего поколе­ния, передавался и молодым. Они рано взросле­ли, становились сыновьями полка, партизанами, а в глубоком тылу, стоя за станком, точили детали к снарядам, выращивали хлеб.

Война без трудностей не бывает. Дети недое­дали, магазины опустели, не было необходимой одежды и обуви. В школах не хватало бумаги, учебников, письменных принадлежностей. Ко­нечно, все это вместе взятое не могло сказать­ся на общем состоянии просвещения. В школах резко сократился контингент учащихся, что хочу показать на примере родной Денискинской сред­ней школы Шенталинского района. До войны на каждой ступени школьного образования были параллельные классы. Так, в 1940-1941 учебном году функционировало три учебных класса. В ка­ждой группе числилось более 30 учеников. А 7-й класс окончило семь человек. В том же удручаю­щем положении были и другие школы района. Но следует отметить, что ни в одной школе не пре­кращались занятия. Учителя учили, дети учились. Каждый выполнял свои задачи добросовестно, с полной отдачей.

Трудности отступали медленно и в послево­енные годы. Но к 50-м годам школа встала на крепкие ноги. Заметно увеличилось количество учащихся. Был сведен к минимуму отсев детей. Конечно, этому способствовало постановление Совета Министров СССР «Об отмене платы за обучение в старших классах средних школ, сред­них специальных и высших учебных заведениях СССР», принятое 6 июня 1956 года. Положитель­ное влияние оказало и постановление ЦК КПСС и Совета Министров «Об организации школ-интер­натов», принятое в том же году.

Академия Педагогических наук разработа­ло Положение «О восьмилетней школе, средней общеобразовательной, трудовой, политической школе с производственным обучением и вечер­ней (сменной) общеобразовательной школе», ко­торое было утверждено постановлением Совета Министров РСФСР 29 декабря 1959 года.

Думаю, особо следует остановиться на во­просе о значении Ульяновского (Камышлинского) татарского педучилища в повышении образова­тельного уровня татарского населения Средне-волжского региона. В 1930 году в городе Улья­новске открылся педтехникум, переведенный из Пензы. За годы существования это учебное заведение подготовило около 2 тысяч учителей и воспитателей дошкольных учреждений. Они работали, а некоторые и поныне продолжают успешно трудиться на ниве просвещения. Среди них Фания Шафигуллина (до недавнего време­ни — преподаватель Самарского института куль­туры), Сания Мамышева (Алькинская средняя школа Похвистневского района), Ляля Валиахметова, Габдулла Насыров (Теплостанская средняя школа Елховского района), Салимзян Нигматуллин (Денискинская школа Шенталинского райо­на), Вазых Камалетдинов (Старо-Фейзулловская неполная средняя школа Кошкинского района), Салима Кадреева (Камышлинская средняя шко­ла), Раиса Шарафутдинова (Старо-Ермаковская средняя школа Камышлинского района), Самания Нуртдинова (Тат.-Абдикеевская средняя шко­ла Шенталинского района) и многие другие.

Немаловажен и тот факт, что многие выпуск­ники Камышлинского педагогического училища в течение многих лет плодотворно проработали в школах башкирских сел южных Большечерни-говского и Большеглушицкого районов. Это и не­удивительно: чрезвычайная близость культур и образа жизни наших братских народов, а также практическое отсутствие языкового барьера по­зволили молодым учителям без проблем начать здесь новую жизнь. Только из одного выпуска 1948 года, например, в башкирских националь­ных школах успешно применяли свои знания и долго учительствовали Мавлюмберды Нурмухаметов, Набира Ахметова, Маргуба Ахмерова и Фатыма Ахметзянова.

В училище работали методисты, имеющие высшее педагогическое образование, накопив­шие большой опыт подготовки учителей началь­ных классов. Это М. Валеев, А. Грошев, В. Смир­нов, С. Танеева, Н. Макарова, С. Джаббарова, С. Ахметзянова, 3. Абдрашитов, Г. и 3. Долоткозины, А. и Ф. Субеевы, И. Мингазов, И. Шайхутдинов, А. Акчурин.

Руководил преподавательским составом и сту­денческим коллективом отличник просвещения Российской Федерации Хамзя Юсупович Долот-казин. Его назначили директором училища в 1937 году. Он имел большой организаторский опыт: до назначения директором заведовал учебной частью. Хамзя Юсупович по специальности был биологом. Но его знания не ограничивались рамками только этого предмета. Как методисты, так и студенты, хотя и шутливо, но с полным осно­ванием называли его «ходячей энциклопедией». Он в равной степени хорошо владел как русским, так и татарским языками. Был начитан. На рав­ных спорил со специалистами по математике и физике. Был аккуратным бухгалтером. Директор умело строил дело подготовки учителей, способ­ных успешно решать дела государственного зна­чения — обучения и воспитания подрастающего поколения. Он очень тяжело перенес закрытие Камышлинского педагогического училища.

Да, к середине 50-х годов возникли трудности с трудоустройством молодых учителей. Жизнь требовала перестройки работы этого учебного заведения. Был вполне конкретный и разумный путь: следовало переключить училище на под­готовку педагогических кадров не только для та­тарских, но и башкирских, чувашских, мордовских школ. Но республиканские и областные чиновни­ки не были способны объективно проанализиро­вать состояние системы образования и предви­деть ее будущее. Или не были заинтересованы в этом. Во всяком случае, из-за их близорукости в 1956 году педагогическое училище перестало существовать.

Конечно, на судьбу национальных учебных заведений оказало отрицательное влияние об­щегосударственная политика «слияния наций», проводившаяся тогда правящей в стране Комму­нистической партией. Ведь в этом же году было закрыто Мало-Толкайской мордовское педагоги­ческое училище. Таким образом, отработанная в течение десятилетий эффективная система подготовки кадров для национальных школ была упразднена. И последующие поколения учащих­ся испытывали и продолжают испытывать траги­ческие последствия этого противоречащего здра­вому смыслу шага.

Краткий курс в недавнюю историю позволяет сделать вывод о том, что в 20-50-е года, несмо­тря на все недоработки и ошибки, в нашей стра­не решение проблем образования подрастаю­щего поколения продвинулась далеко вперед, и не случайно наша страна стала зоной сплошной грамотности. Особо это хочется подчеркнуть в отношении национального образования — во всех пониманиях оно было достаточно высокого уровня. К сожалению, все это осталось в дале­ком прошлом: ныне дело обучения детей баш­кир, чувашей, мордвы, татар и других нерусских народов переживает отнюдь не лучшие времена. И, если в сельских школах методику, практику преподавания родного языка и литературы и учи­телей в общем-то удалось сохранить, в городах все приходится начинать сначала. В качестве по­ложительного примера можно лишь привести создание татарской школы в Самаре и воскресных классов при ней.

Поэтому национальная общественность Са­мары, на мой взгляд, совершенно справедливо ставит вопрос о воссоздании системы нацио­нального образования, существовашей до 60-х годов. В первую очередь, это относится к вопро­су подготовки кадров. Думается, на достижение этой цели и должны быть направлены совместные усилия национально-культурных центров и госу­дарственных органов образования.

 

Минзакир НУРТДИНОВ.

Газета «Азан», (№ 2), 1997 год.

 

 

Просмотров: 1490

Один комментарий

  1. Элгэреге укытучыларны хазер бик кайтарасы иде дэ но вакыт утте шул…..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>