Без вести не пропавший… Или Еще одна маленькая страница большой войны

0_22d7f_b52a81e6_XL

Главный инженер компании  ЗАО «Волгопродмонтаж» Габдельбар Савганов выяснил, как и при каких обстоятельствах погиб его без вести пропавший дед

…У всех были деды. Ну, может, не у всех, но маленькому Габделбару казалось, что у всех есть. И только у него нет. В пору нашего дет­ства в Имелеевке, да в других деревнях тоже, ребятни было много, отцы и матери целыми днями «пропадали» на работе — кто в поле, кто на ферме. И дети часто оставались на попече­нии дедушек и бабушек.

Мальчишки, понятное дело, тянулись боль­ше к дедам и больше «крутились» возле них. Габделбару завидно было. И когда какой-нибудь мальчишка начинал свой рассказ об итогах дня со слов «Мин картатай менэн…» («Я с дедом…»), сердце мальчика не по-детски остро щемило и жгло…

«Почему пропал без вести? Как это «без ве­сти»? Разве люди могут пропадать вот так бесследно? Почему даже фотографии его нет?» Эти вопросы Габделбар задавал с малых лет. И себе, и родителям. Отец, сирота военных лет, отвечал: «Ты же фильмы смотришь, видел, как на войне бывает: прямое попадание снаряда — человека на куски разрывает или тело сгорает дотла. Вот и пропадали люди без вести».

Конечно, Вахит-агай и сам хотел узнать о фронтовой судьбе своего отца, писал в различные инстанции. Но выяснить какие-то подробности толком не удалось. Только после войны пришло официальное извещение о том, что «красноарме­ец Савганов Вагап, 1899 года рождения, призван Большечерниговским райвоенкоматом Куйбы­шевской области в июле 1941 года, пропал без вести в боях под Вязьмой в декабре 1941 года». Этим пришлось довольствоваться, эти же данные вошли и в «Книгу Памяти», изданную в год 50-ле­тия Победы в 1995 году.

Вахит Вагапович Савганов (1928 года рожде­ния), так и не узнав, что случилось с его отцом на фронте, покинул этот мир в 1994 году. Но оста­лись дети и среди них сын Габделбар, ныне один из руководителей крупнейшего строительного предприятия Самары ЗАО «Волгопродмонтаж». Которому вопросы далекого детства никогда не давали покоя, и он никогда не оставлял мысли выяснить, как и при каких обстоятельствах погиб дед. Благо, наступили новые времена и государ­ство гораздо больше, чем прежде стало уделять внимание увековечиванию имен погибших в Ве­ликой Отечественной войне. Тут подоспело от­крытие многих прежде секретных архивных фон­дов, а полномасштабная работа по изданию «Книг Памяти» в середине 90-х годов позволила найти на многих погибших на войне новые уточненные сведения. Еще российские историки и архивисты стали тесным образом сотрудничать с немецки­ми коллегами. После 1990 года в объединенном немецком государстве возникло множество госу­дарственных и общественных организаций, зани­мающихся уходом за воинскими захоронениями и поиском военнопленных, погибших на террито­рии Германии в период 1939 — 1945 г.г.. Тем са­мым закладывались основы для окончательного примирения наших государств и народов, ввер­гнутых по вине Гитлера и его приспешников в ве­личайшую в мировой истории трагедию.

Причем, ознакомление с новыми документами военной поры теперь благодаря сети Интернет возможно, что называется, не выходя из дома. И необязательным стало сейчас составлять под­робные письменные запросы в архивы и месяца­ми, а то и годами ждать оттуда ответа. В итоге те, кто искренне хочет узнать о боевой судьбе отцов и дедов, получил для этого такие возможности, о которых прежние поколения и не мечтали.

Неизвестно, сколько времени просидел Габ­делбар Вахитович перед компьютером, «листая» страницы Интернета, чтобы найти нужную фа­милию и имя. Те, кто занимался таким поиском документов, относящихся к Великой Отечествен­ной войне, знает, сколько упорства и терпения для этого требуется. Бесконечное количество раз «выплывающая» на экран монитора надпись: «Записи не найдены. Возможно, эта информация еще не загружена в базу данных…» может хоть у кого отбить охоту искать. Но, главное, не сда­ваться, не бросать и продолжать работу — дей­ствительно база данных постоянно пополняется, и она меняется практически каждый день.

Габделбар Савганов занялся активным поис­ком в ноябре 2009 года и уже 19 июня 2010 года побывал на могиле деда. Нет, не под Вязьмой или под каким-нибудь другим населенным пунктом на московском направлении, а… на месте фаши­стского концлагеря неподалеку от города Риза (местечко Хартмансдорф) в немецкой земле (провинции) Бранденбург, это между Дрезденом и Лейпцигом, на территории бывшей ГДР.

Вот тоже следствие наступления новых вре­мен: в 600 километрах от того городка уже не­сколько лет живет институтский товарищ Г.Савганова Александр Гесс. Он из российских немцев (родился в поселке Мирный Краснооярского рай­она), переехавший на землю предков. И он помог по старой дружбе.

А сначала Габделбар с сыном Ильнуром до­летели до столицы Чехии — Праги, а оттуда, без всяких проволочек пересекли границу (Европей­ский Союз, границы между государствами-чле­нами далеко не на замке) и на такси поехали в Германию. До цели, как оказалось, всего 150 ки­лометров.

«Приехали мы туда без предупреждения, в субботу — рассказывает Габделбар Вахитович, -но все равно нас встретили по-немецки вежливо. Встречал бывший директор комплекса, сейчас просто сотрудник, только выразивший сожале­ние, что вот так сразу документы выдать не полу­чится, придется подождать». Экскурсия по терри­тории бывшего лагеря военнопленных и рассказ смотрителя позволили увидеть, в каких условиях провел последние месяцы своей жизни советский военнопленный Вагап Савганов.

Лагерь Stalag IV В (по классификации наци­стов цифра IV в слове «Шталаг IV Б» означала его принадлежность к указанному округу, а индекс «Б» — номер этого стационарного лагеря в дан­ном округе) был расположен в лесном массиве. По привычным меркам, он небольшой, «всего» на 30 тысяч заключенных, и назначение лагеря другое, не как у Освенцима или Бухенвальда. По­сле окончания войны, при подготовке к Междуна­родному военному трибуналу в Нюрнберге сюда приезжали судебные эксперты с целью «установ­ления фактов планомерного и массового убий­ства военнопленных». Не установили, потому что советские граждане, а также сербы и поляки, со­держащиеся в Шталаге в Хартманнсдорфе, были заняты на работах в немецкой промышленности.

Фашисты планомерно и массово их не убива­ли — они умирали сами, от плохого питания, бо­лезней, непосильного, постепенно истощающего человеческий организм труда и недостаточного медицинского обслуживания. Умирали много. Не­далеко от бараков могилы нескольких тысяч че­ловек. Захоронения разделены на четыре клад­бища. Они общие, данные каждого умершего по отдельности не указаны. Установить точное место захоронения кого-нибудь уже не представ­ляется возможным — хотя вместе с телом поме­щалась одна половина личного номера-жетона военнопленного, а вторая половина оставлялась на хранение (немецкая педантичность и поря­док), общие планы захоронений не сохранились.

В 1946 году Советская военная администра­ция соорудила здесь мемориальное кладбище «Цайтхайн», а через несколько лет его дополнил 15-метровый обелиск. А поблизости все послево­енные годы (до начала 90-х годов) располагалась одна из воинских частей Группы советских войск в Германии (ГСВГ).

…Документы, подготовленные сотрудника­ми немецкого мемориала, относительно судьбы военнопленного Савганова пришлось ждать не­долго. Уже через два дня в дом друга пришел запечатанный пакет, и в нем было еще большее открытие для Габделбара Савганова — фото деда. На родине, в Имелеевке не сохранилось, только отец воспоминаниями пытался донести до детей образ их деда, и тетя, в 41-м году слишком ма­ленькая, тоже не помнила его. А в концлагере фото осталось (снова немецкая педантичность и порядок). Как посмотрели, так сразу и обомлели — средний брат Габделбара Фаиль и его сын Ильфат удивительно похожи на Вагап-бабая.

Фотография сделана для персональной кар­точки военнопленного. Из нее можно узнать все: кроме обычных анкетных данных, включая соци­альное положение до войны, национальность, вероисповедание, здесь указаны рост и цвет во­лос, имена родителей, адрес жены, где и когда попал в плен и многое другое. Основные сведе­ния переведены и на русский язык.

Из «Биографии военнопленного Вагапа Сав­ганова» видно, что он воевал в 209 стрелковом полку Юго-Западного фронта и попал плен под Керчью 10 мая 1942 года (знаменитая своей неу­дачей Керченско-Феодосийская операция завер­шилась 15 мая поражением советских войск и отступлением их на Кубань). Потом пленных мно­гие сотник километров, через весь полуостров и степи Южной Украины, под открытым солнцем или проливным дождем, погнали в пересыльный лагерь (дулаг) под Житомир, по пути еще присое­динив большие группы бывших красноармейцев, попавших в плен после провала наступления под Харьковом. Получилась гигантская колонна в ко­личестве 600 тысяч человек.

1 июля 1942 года Савганов прибыл в лагерь под Хартмансдорфом, где работал до февраля 43-го года. После чего его, заболевшего гастри­том и бронхитом, перевели в лагерь Цайтхайн — в «Биографии…» сказано, что здесь оказывались пленные, которые уже не могли выздороветь. Умер 12 октября 1943 года, официальный диа­гноз, переведя на более простой язык, можно по­нять только так: умер от голода и холода. Похоро­нен на следующий день — 13 октября, на русском кладбище.

На вопрос: «Какие чувства испытали, когда стояли на лагерном кладбище у могилы деда?», Габделбар Вахитович ответил: «Смешанные. Ко­нечно, очень жаль его, такие страдания выпали на него, после всего этого дед стал мне еще бли­же и роднее. Я рад, что нашел то, что хотел найти все годы своей жизни. Может быть, и хорошо, что о его плене не стало известно много лет раньше, когда отношение к пленным было несправедли­вым, семья могла незаслуженно пострадать. И еще: дела предков остаются в истории, мы долж­ны о них помнить и передавать свидетельства по­томкам. И на этом примере всегда должны пом­нить о том, какой след оставляем на земле».

Габделбар положил на могилу деда горсть род­ной земли, которую, собираясь в дорогу, бережно взяв за околицей, где до войны, как вспоминают односельчане, колхозный возчик Вагап-агай Сав­ганов любил катать на лошади деревенских ре­бятишек. Пусть тепло этого небольшого кусочка родной стороны согревает его останки в навечно чужой немецкой земле. А после возвращения в деревню, по мусульманскому обычаю, собрал меджлис, на котором были прочитаны причита­ющиеся при этом молитвы за упокоение души деда.

…Советский военнопленный Вагап Савганов похоронен в 4 ряду мемориала «Цайтхайн». Это приблизительные данные. А более точные вряд ли и нужны. Важно другое: наконец, через семь десятилетий, благодаря усилиям внука, стала известной судьба еще одного солдата Великой Отечественной войны, простого башкирского кре­стьянина из заволжской степи, сгинувшего в кру­говороте трагических событий недавней истории. И найдено место, где он обрел вечное приста­нище. А самое главное — теперь он без вести не пропавший…

Шамиль ГАЛИМОВ.

Газета «Азан», 2011 год, № 14.

Просмотров: 1685

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>