Полет военно-гражданского мугаллима

На Сабантуе-2015 в Сызрани22 года бороздил он воздушный океан, обучая штурманским навыкам будущих пилотов. Затем опустился на землю в 1977 году и стал жителем Куйбышевской области, получив назначение на должность старшего преподавателя кафедры вертолетовождения Сызранского высшего военного авиационного училища летчиков (СВВАУЛ). А выйдя через 11 лет в отставку, полковник Г.Г. Габдрашитов продолжил свою мугаллимскую деятельность в качестве преподавателя воскресной татарской школы и педагога дополнительного образования городского Дворца творчества детей и молодежи. С последней должностью основатель и первый председатель татарского культурного центра «Туган тел» (г. Сызрань) не расстается по сей день, помогая жаждущим знаний горожанам подниматься к высотам владения татарским языком и арабской графикой, ощутить полет мысли и оценить ее красоту. Да и сам Галиулла Габдуллович, ненасытный до знаний мугаллим, до сих пор в полете познавательного процесса и общественных дел городского и областного масштаба. Таков он, Галиулла хаджи – делегат первых трех съездов Всемирного конгресса татар, обладатель звания «Почетный татарин Самарской области-1994».

Жаль, что выявлять «почетных татар» в губернии почему-то прекратили, а то Галиулла абый мог бы стать неоднократным обладателем упомянутого звания. Ведь почти тридцать лет он не выключается из регулярной общественной деятельности на ниве татарско-мусульманского просвещения и жизни местной общины соплеменников.

А началось его движение в этом направлении в 1990 году, когда молодой пенсионер решил на волне перестройки «разбудить» в сызранских татарах чувство национального самосознания и предоставить им возможность для систематических культурных контактов. Первым шагом ему виделось создание общественной организации, и с этой идеей он отправился к своему бывшему начальнику – генерал-майору А.Ф. Базарову, продолжавшему командовать СВВАУЛ. Тот тогда начал предвыборную борьбу за мандат народного депутата РСФСР, и Габдрашитов пообещал ему поддержку татар города в обмен на возможность проведения в стенах училища учредительного собрания их представителей.

Предложение, надо сказать, весьма необычное, но вписывающееся в аромат 90-х. Как «сработали» на мартовских выборах татары, наверное, неизвестно никому, но Базаров победил, и 2 декабря в актовый зал училища на общее собрание татар города пришло более двухсот человек. Были и гости из Самары и Тольятти (Р.Абдулов, Ш.Багаутдинов, Р.Каримова), представлявшие областной татарский и автоградский татаро-башкирский национально-культурные центры «Туган тел». Участники собрания создали первую общественную организацию татар Сызрани – Татарский культурный центр «Туган тел», председателем которого выбрали Галиуллу Габдрашитова.

Но одно дело – собраться, а совсем другое – проводить мероприятия. «Вначале мы долго не могли найти спонсоров, – вспоминает Галиулла эфенди. – Меня особо никто не знал, найти общий язык с бизнесменами не удавалось. В очередь, чтобы помочь «Туган тел», никто не выстраивался. Позже нашлись небезразличные люди, которые помогали проводить наши национальные праздники. Причем это не были люди с большими деньгами, просто они хотели помочь и помогали». Так стали явью вечера отдыха, встречи с интересными людьми, мероприятия «Туган телем – татлы бал!», приезды с концертами татарских артистов. С 1993 года председатель центра вместе со своими соратниками начал проводить в Сызрани праздник Сабантуй, после чего Галиуллу Габдулловича стали узнавать.

Поспособствовала этому и местная телекомпания «КТВ-Луч», которая на бесплатной основе предоставляла руководителю НКЦ эфирное время для 10-20 минутных выступлений. Причем всегда передача шла в прямом эфире, и бывшему преподавателю СВВАУЛ удавалось на духовном подъеме умело доносить свои мысли, излагаемые на татарском языке. То же самое осуществлялось и на городском радио.

В своих передачах он рассказывал о татарах Сызрани, об исламе и мусульманах. Вот справка от 7 апреля 1995 года, подписанная председателем АО «КТВ-Луч» В.В. Тарасовым: «Габдрашитов Галиулла Габдуллович регулярно ведет передачи под рубрикой «Ислам и мусульмане» на татарском языке с краткой аннотацией на русском языке. Уже сделано 60 передач. Отзывы общественности положительные». Но вскоре эта бесплатная четырехлетняя идиллия закончилась, поскольку председатель телекомпании сменился, а новый руководитель потребовал солидной оплаты эфира, которая была татарскому центру не под силу. Так что процесс превращения героя этой статьи в телезвезду Сызрани и части Ульяновской области, до которой доходил сигнал, оборвался.

Но его регулярно можно было видеть и вживую, поскольку Галиулла абый сразу после появления «Туган тел» создал татарскую воскресную школу, в которой преподавал родной язык и арабскую графику. Школа эта начала работать в одной из аудиторий СВВАУЛ, и интерес к ней был велик. Так, первые занятия проводили при большом стечении народа (60 чел.) в двух группах: «Основы арабской графики» и «Современный татарский язык» (вторую группу вел имам мечети на Монастырской горе З.Махмутов, ныне уже покойный). На «уроки» приходил и генерал Базаров, высиживая по полтора часа как прилежный ученик. Он раньше был командиром полка во Фрунзе (ныне – Бишкек) и обучал арабов-курсантов на вертолетах Ми-8. Видимо, смесь из ностальгии, желания пополнить запас знаний и личного досмотра за невиданным для военного заведения делом подвигли его к этому.

Согласитесь, что, создав воскресную школу, Галиулла эфенди сделал сильный ход, поскольку приобрел относительно постоянную аудиторию детей, молодежи и взрослых, из которых можно было вырастить не только обогащенных знаниями татар, но и активистов центра. И этот ход был не следствием эмоционального экспромта, а предварительной подготовки и испытательного действа.

Дело в том, что еще с середины 80-х годов полковник-авиатор взялся всерьез за изучение арабской письменности, поскольку его мама просила сына присылать весточки, написанные с использованием привычной для нее старотатарской орфографии. Настольной книгой старшего преподавателя СВВАУЛ стали «Учебник арабского языка для офицеров Советской Армии» и Коран. Коллеги по кафедре лояльно и даже с уважением относились к такому его увлечению. И со временем Мухтарама ханум стала получать из Сызрани письма, исполненные в знакомой графике.
А под испытательным действом подразумевается следующее. В феврале 1990 года Галиулла абый был в гостях у сестры в Свердловске. Племянник, профсоюзный активист, спросил: «Вы смогли бы прочитать факультативную лекцию об исламе в сельхозинституте по предмету «Атеизм и религия»? А то наш преподаватель – «ноль» по исламу». Волжский гость рискнул, без конспекта пришел за пять минут до начала в аудиторию, познакомился с историком, и тот сообщил студентам, что лекцию по исламу прочтет полковник авиации. Далее предоставим слово самому лектору: «Я в черном костюме, при галстуке и в черной казанской тюбетейке с мелом в руках прочел на одном дыхании 1,5 часовую лекцию. На этой первой и последней моей лекции по исламу студенты сидели тихо-тихо. То ли я их чем-то зацепил, то ли из уважения к воинскому званию. В конце спросил: «Какие есть вопросы?» Они посыпались, причем, каверзные: про многоженство, обрезание и т.д. Я спокойно, с исторической точки зрения ответил и вижу, что мои пояснения приняты. И тут мелькнула мысль: «А почему бы в Сызрани не открыть такую школу – по исламу, татарскому языку? Ведь мое предназначение от Аллаха – учительствовать и самому учиться»».

И, как говорится, процесс пошел. Основатель татарской школы подготовил учебник арабской графики и сумел его издать тиражом 50 экземпляров благодаря СВВАУЛ. Но на занятия в военное училище многим горожанам ездить было неудобно из-за географического его расположения, и в 1993/1994 учебном году воскресная школа переехала в центр города, разместившись в средней школе № 14. Здесь обучающихся разновозрастных сызранцев и центр «Туган тел» взяла под свое крыло ее директор Румия Асанова. «Мы проводили тут свои встречи и занятия, отмечали праздники», – вспоминает Галиулла Габдуллович. – С Румией ханум планировали даже создать татарский класс, но эта идея не была поддержана родителями детей».

Зато к Галиулле эфенди обратилась администрации следственного изолятора № 2 г. Сызрани, и по ее просьбе он стал вести курс по основам ислама для подследственных и осужденных из отряда по хозяйственному обслуживанию.

Однако давно подмечено, что состояние «очень хорошо» на длительную непрерывность не рассчитано. При смене директора в 14-й школе татарских активистов из учебного заведения попросили. Руководитель НКЦ обратился за помощью в городскую администрацию, и воскресную школу в 1999 году приютил Дворец творчества детей и молодежи (ДТДиМ). Только она перешла в статус объединения дополнительного образования «Основы татарского языка и арабской письменности», в котором на занятия, проходящие по пятницам и воскресеньям, выделяется по шесть часов в неделю. Так Галиулла хаджи вновь стал штатным педагогом с ежемесячной зарплатой 3,7 тыс. рублей.

Он неоднократно проводил открытые занятия и «мастер-классы», разработал и презентовал в марте 2011 года авторскую  программу преподавания по теме «Основы татарского языка и арабской графики», рассчитанную на два года. Один из «мастер-класов» мастера классной работы показали в октябре 2009 года по телеканалу ТНВ, в передаче «Халкым минем» («Мой народ»). Помимо занятий Галиулла абый практикует и организацию воспитательных мероприятий. Так, в мае 2012 года в его объединении прошло действо «Бәйрәм бүген: бергә булыйк, бердәм булыйк» («Сегодня праздник: будем вместе, будем едины»).

Кстати, на занятия приходят дети и тинейджеры разных национальностей: русские, узбеки, таджики, азербайджанцы. Однажды 6-летнею дочку привела мама-немка. Оказалось, что девочка занимается верховой ездой и хочет узнать, как звучат «родные слова» для ее арабского скакуна. Одного русского парня, очень серьезно изучавшего арабский язык, Галиулла эфенди готовил к поступлению в московский ВУЗ. Такой интерес к предмету радует, но мугаллим грустит: «К сожалению, среди учеников, изучающих татарский язык, аналогичной настойчивости нет. Да и посещают занятия наши татары реже других».

Это не значит, что все напрочь плохо с дополнительным образованием соплеменников. Например, в 2014 году на областном конкурсе знатоков татарского языка среди учащихся 1-11 классов школ, где не преподается язык Тукая, город Сызрань представляли семь подростков, и трое из них попали в призеры в своих группах. Пять учеников Габдрашитова окончили медресе и нашли свою дорогу в исламе. А в целом через его уроки прошло за все время более 400 человек.

Но герой настоящей статьи привык добиваться максимальных результатов, и поэтому он продолжает искать пути повышения эффективности занятий. В 2013 году удалось добиться разрешения руководства ДТДиМ на присутствие родителей и бабушек на своих уроках, которые в домашних условиях могли бы продолжить образовательный процесс. Хотя и в них опытный педагог замечает отсутствие большого интереса к родной речи. Люди не хотят перегружать своих детей, считая, что изучение татарского языка – процесс сложный.

И вспоминается мугаллиму собственное детство, проведенное в обнимку с книжками в родной татарской деревне Карманово Бардымского района Свердловской (с октября 1938 года – Пермской, с марта 1940 года – Молотовской) области. Его маму это немного тревожило, но, тем не менее, в предвоенную осень шестилетний Галиулла стал учеником местной татарской школы. До сих пор помнит, как со школьной сцены читал стихотворение Г.Тукая «Кызыклы шәкерт» («Забавный ученик») на родном языке, как учитель приводил его, пятиклассника, в 7-й класс, чтобы на примере речи мальчугана убедить выпускников в том, что «не страшен нам русский язык». Как в 11 лет мама научила его намазу.

А вот летчиком он становиться не собирался и о покорении неба не мечтал. Хотя «летать» Галиулле доводилось: то с высокой черемухи вместе с веткой, не выдержавшей веса мальчугана, то с крыши родного дома, на которой уснул и покатился вниз. А в шестом классе был и спланированный полет на лыжах с крыши двухэтажной школы. Кончались эти приключения, к счастью, вполне благополучно, поскольку в первом случае спарашютировала ветка, во втором случае успел поймать сына в воздухе выбежавший на шум отец, а в третьем – подсобил сугроб.

Друзья-третьекурсники 2-го ЧВАУШ, Чкалов, 1955 год

Друзья-третьекурсники 2-го ЧВАУШ, Чкалов, 1955 год.

За выпуском боевого листка между полетами, Чебеньки, 1963 год

За выпуском боевого листка между полетами, Чебеньки, 1963 год.

Курсант Габдрашитов на брусьях, 1955 год

Курсант Габдрашитов на брусьях, 1955 год.

Лейтенант Габдрашитов наблюдает за действиями курсанта в полете, 1958 год

Лейтенант Габдрашитов наблюдает за действиями курсанта в полете, 1958 год.

Молотовский горно-машиностроительный техникум, 1951 год

Молотовский горно-машиностроительный техникум, 1951 год.

На занятиях в СВВАУЛ с летчиками ДОСААФ, Сызрань, 1983 год

На занятиях в СВВАУЛ с летчиками ДОСААФ, Сызрань, 1983 год.

На реке Сакмара, 1959 год

На реке Сакмара, 1959 год.

На шахте Караганды, 1952 год

На шахте Караганды, 1952 год.

Последнее занятие по вертолетовождению, Сызрань, 1988 год год

Последнее занятие по вертолетовождению, Сызрань, 1988 год.

С Гагариным Ю.А. в ЦНИАГ. Габдрашитов - пятый слева во втором ряду, 1961 год

С Гагариным Ю.А. в ЦНИАГ. Габдрашитов — пятый слева во втором ряду, 1961 год.

Среди штурманов, заочно окончивших ВВА. Габдрашитов - крайний справа в нижнем ряду, 1971 год

Среди штурманов, заочно окончивших ВВА. Габдрашитов — крайний справа в нижнем ряду, 1971 год.

Штурман-инструктор на Ил-28, Чебеньки, 1960 год

Штурман-инструктор на Ил-28, Чебеньки, 1960 год.

Перед полетом у кабины самолета, Чебеньки, 1965 год

Перед полетом у кабины самолета, Чебеньки, 1965 год.

Поздравление газеты «Бердэмлек» с пятилетием, 1995 год

Поздравление газеты «Бердэмлек» с пятилетием, 1995 год.

Выступление в дни работы 3-го съезда ВКТ, Татарстан, 2002 год

Выступление в дни работы 3-го съезда ВКТ, Татарстан, 2002 год.

В телекомпании «КТВ-Луч», Сызрань, 1995 год

В телекомпании «КТВ-Луч», Сызрань, 1995 год.

Автограф Гагарина Ю.А.

Автограф Гагарина Ю.А.

Габдрашитов Г.Г._3

Габдрашитов Г.Г.

С супругой, конец 50-х годов

С супругой, конец 50-х годов.

Во время хаджа, Мекка, 1995 год

Во время хаджа, Мекка, 1995 год.

Грамота от ДТДиМ, 2012 год

Грамота от ДТДиМ, 2012 год.

Грамота от Сызранского мухтасибата, 2010 год

Грамота от Сызранского мухтасибата, 2010 год.

Мама Габдрашитова Г.Г. в родном доме, Кармановка, 1999 год

Мама Габдрашитова Г.Г. в родном доме, Кармановка, 1999 год.

Мугаллим ведет урок

Мугаллим ведет урок.

На вечере к 8 марта, Сызрань, 2010 год

На вечере к 8 марта, Сызрань, 2010 год.

На вечере, посвященном 110-летию М.Джалиля, 2016 год

На вечере, посвященном 110-летию М.Джалиля, 2016 год.

На встрече «Бергә булыйк, бердәм булыйк», Сызрань, 2012 год

На встрече «Бергә булыйк, бердәм булыйк», Сызрань, 2012 год.

На встрече «Самар татарларының каймагы», Самара, 2014 год

На встрече «Самар татарларының каймагы», Самара, 2014 год.

На встрече в честь Дня Победы, Сызрань, 2017 год

На встрече в честь Дня Победы, Сызрань, 2017 год.

На Дне татарской культуры, Сызрань, 2015 год

На Дне татарской культуры, Сызрань, 2015 год.

На занятии в ДТДиМ, Сызрань, 2011 год

На занятии в ДТДиМ, Сызрань, 2011 год.

В мечети Файзулла, Сызрань, 2015 год

В мечети Файзулла, Сызрань, 2015 год.

В преддверии Рамазана, Сызрань, 2017 год

В преддверии Рамазана, Сызрань, 2017 год.

На Наврузе в пос. Варламово Сызранского района, 2015 год

На Наврузе в пос. Варламово Сызранского района, 2015 год.

На областной олимпиаде татарского языка, Самара, 2014 год

На областной олимпиаде татарского языка, Самара, 2014 год.

На параде в День Победы, Сызрань, 2016 год

На параде в День Победы, Сызрань, 2016 год.

На практике в шахте Кизела. Галиулла - крайний справа, 1949 год

На практике в шахте Кизела. Галиулла — крайний справа, 1949 год.

На презентации авторской программы преподавания в ДТДиМ, Сызрань, 2011 год

На презентации авторской программы преподавания в ДТДиМ, Сызрань, 2011 год.

На Сабантуе-2010 в Сызрани

На Сабантуе-2010 в Сызрани.

На Сабантуе-2015 в Сызрани

На Сабантуе-2015 в Сызрани.

На Сабантуе-2017 в Сызрани

На Сабантуе-2017 в Сызрани.

На соревнованиях «Лыжня России», Сызрань, 2017 год

На соревнованиях «Лыжня России», Сызрань, 2017 год.

На Сабантуе-2016 в Сызрани

На Сабантуе-2016 в Сызрани.

Награждение в связи с 20-летием НКЦ «Туган тел» г. Сызрани, 2010 год

Награждение в связи с 20-летием НКЦ «Туган тел» г. Сызрани, 2010 год.

Новогодний караоке-вечер татарской общественности Сызрани, 2010 год

Новогодний караоке-вечер татарской общественности Сызрани, 2010 год.

Открытие помещения НКАТ г.о. Сызрань, 2017 год

Открытие помещения НКАТ г.о. Сызрань, 2017 год.

При вручении знамени мечети «Булгар» в дни работы II съезда ВКТ, Казань, 1997 год

При вручении знамени мечети «Булгар» в дни работы II съезда ВКТ, Казань, 1997 год.

При подписании договора о сотрудничестве с органами образования, Сызрань, 2015 год

При подписании договора о сотрудничестве с органами образования, Сызрань, 2015 год.

С бывшим оренбургским курсантом Антошкиным Н.Т. на 95-летии училища, Оренбург, 2016 год

С бывшим оренбургским курсантом Антошкиным Н.Т. на 95-летии училища, Оренбург, 2016 год.

С женой, сыном, снохой и внуком

С женой, сыном, снохой и внуком.

С сестрами, Пермь, 2010 год

С сестрами, Пермь, 2010 год.

С сыном и внуком, 2017 год

С сыном и внуком, 2017 год.

Среди встречающих Корниенко М.Б. после второго полета в космос. Сызрань, 2016 год

Среди встречающих Корниенко М.Б. после второго полета в космос. Сызрань, 2016 год.

Чествуют на Сабантуе-2016 в Сызрани

Чествуют на Сабантуе-2016 в Сызрани.

Габдрашитов Г.Г._1

Габдрашитов Г.Г.

Габдрашитов Г.Г._2

Габдрашитов Г.Г.

SAMSUNG CAMERA PICTURES Окончив татарскую семилетку с похвальной грамотой, подросток из лесной глуши отправился в областной центр, который тогда назывался г. Молотов (ныне – г. Пермь), чтобы продолжить образование. Как отличника его без экзаменов приняли в военно-механический техникум при военном заводе. Но той же осенью в Молотове создали горно-машиностроительный техникум для подготовки специалистов на работы в шахтах Кизеловского и Кузбасского угольных бассейнов. Стипендию в новом учебном заведении определили в большем размере, чем в других, и Галиулла перевелся в «горный».

Учился он так же старательно, как и в школе, но сразу выяснилось, что его русский язык, мягко говоря, слабоват. Это в татарской деревне он был «звездой», а здесь ему внимали не кармановцы. По крайней мере, учительница химии два месяца не вызывала юношу к доске, ибо химическую терминологию он вообще не знал. Но яростное желание учиться и погружение в русскую языковую среду сделали свое дело, и к концу осени первого учебного года Галиулла начал отвечать преподавателю. А со временем сосед по парте стал давать ему черновики своих любовных писем и после правки Габдрашитова переписывал их начисто. Неизвестно, какой успех имели эти послания, но навыки в эпистолярном жанре будущий автор заметок и статей в СМИ приобрел.

Окончив в 1951 году Молотовский горно-машиностроительный техникум, 17-летний парень отправился в Караганду, где начал работать в шахте 42/43 треста «Сталинуголь» сменным горным мастером на шахтно-подземном транспорте (доставка угля от лавы до железнодорожных вагонов), а потом механиком участка. Надо сказать, что это было испытание на прочность. Знания то он усвоил и успешно, но надо было еще «овладеть» подчиненным ему коллективом. А они в шахтах были весьма непростые. Так как Карагандинскому угольному бассейну – третьей «кочегарке» страны, хронически не хватало трудовых ресурсов, то проблему решали за счет спецпереселенцев и военнопленных.

Пленных среди 30 рабочих у Галиуллы не было, а спецпереселенцев хватало, причем многие из них годились своему начальнику в отцы и даже деды. Понятно, что не все они горели желанием ударно трудиться под девизом «Стране нужен уголь. Дадим стране угля – хоть мелкого, но много». Но с мастера требовали выполнения плана, и на его настойчивость подчиненные порой отвечали угрозами. Тем не менее, свою лепту в процесс ежегодного роста добычи угля в бассейне почти на миллион тонн, имевший место быть в 50-е годы, команда Габдрашитова внесла. Хотя их шахта в то время уже дорабатывала свои запасы. Так что первая седина в его прическе – карагандинского происхождения.

Ее могло образоваться там же и поболе, но подошло время служить в армии, и в 1953 году горняк стал по направлению военкомата курсантом 2-го Чкаловского военного авиационного училища штурманов (ЧВАУШ). Серьезного, успевшего поработать по специальности парня, который проявлял неподдельный интерес к учебе и был среди лучших на любых занятиях, сделали на весь период обучения старшиной классного отделения. Кроме того, в течение года он был и командиром строевого отделения. В курсантские годы получил 2-й спортивный разряд по лыжным гонкам и третий – по спортивной гимнастике. На первомайском параде 1956 года шел ассистентом знаменосца Боевого Знамени училища с автоматом в руках.

А после окончания в том же году 2-го ЧВАУШ по первому разряду Галиуллу оставили в нем штурманом-инструктором. С этого времени и началась его служба в качестве военного мугаллима, дающего путевку в небо. Сам он туда впервые поднялся на военно-транспортном самолете Ли-2, но потом переучился на Ил-28 – первый реактивный фронтовой бомбардировщик, носитель тактического ядерного оружия. Учебный авиационный полк училища располагался на военном аэродроме Чебеньки, до которого езды 60 километров по трассе от г. Чкалова (с 1957 года – г. Оренбург). Из Чебеньков и летал с курсантами лейтенант Габдрашитов на Ил-28.

Газета «Советская Башкирия» в феврале 1958 года посвятила статью его работе штурманом-инструктором. Приведем выдержки из нее: «Выходит на старт самолет-лаборатория капитана Реуцкого… Ведет практическое занятие в «летающем классе» лейтенант Габдрашитов… Молодой преподаватель-штурман работает энергично, инициативно, с огоньком, умело передает курсантам свои знания. Офицер хорошо знает каждого своего воспитанника… И не случайно, как только самолет поднялся в воздух, лейтенант подошел к курсанту Звенигородскому. В прошлый полет молодой авиатор действовал в воздухе неуверенно, допустил ошибки. Учитывая это, штурман-инструктор проверил, как готовился курсант к очередному занятию на земле… Сейчас лейтенант Габдрашитов решил практически проверить действия воина. «Где летим?» – спросил он курсанта… Звенигородский показал точку на карте… Место самолета курсант указал правильно, но на его карте не было отмечено время прохода населенного пункта. Это – грубая ошибка, которая может в самостоятельном полете привести к потере ориентировки. Инструктор тут же объяснил курсанту, для чего необходима запись на карте. В продолжении всего полета, длившегося свыше двух часов, лейтенант Габдрашитов направлял его, показывал, как определять навигационные элементы… Курсанты часто обращались к преподавателю с вопросами, прислушивались к его замечаниям и советам… На разборе полета каждому курсанту лейтенант указал, на что следует обратить внимание при подготовке к выполнению очередного полетного задания».

Но бывали и иные полеты. Однажды курсант Кудаев, находившийся за штурвалом Ил-28, чуть не угробил при приземлении и себя, и Галиуллу эфенди, допустив так называемое «козление». Этим авиационным термином обозначают отделение самолета от взлетно-посадочной полосы после касания ее шасси при посадке. Среди разновидностей данного явления самым опасным считается «прогрессирующее козление», которое чаще всего заканчивается аварией крылатой машины от усиливающихся ударов о землю. Сей вариант и наблюдали с замиранием сердца авиаторы, находившиеся на аэродроме.  «Долетались», – подумал штурман-наставник, но курсант повел себя профессионально – он не стал манипулировать штурвалом и стремиться «прижать» самолет к земле.

Избежавшие опасности летчики спустя годы встретятся, и командир полка Кудаев пригласит Габдрашитова старшим штурманом в свою часть на Дальний Восток. Свиделись они в конце 60-х, когда герой нашей статьи учился в Военно-воздушной академии им. Ю.А. Гагарина.

Но до этого в его жизни будет еще ряд образовательных действий, на которые решится далеко не каждый. А Галиулла Габдуллович решился, поскольку, зная перевод своего имени (великий сын Аллаха), он для себя определил эту великость как глубочайшее погружение в знания. Ведь в сунне Пророка есть немало изречений, подтверждающих значимость образования. Например, такое: «Ищите знания от колыбели до могилы».

Итак, каковы же были эти самые действия? Во-первых, офицер через год после окончания военного училища начал посещать одну из вечерних школ Оренбурга, чтобы пройти программу 9-10 классов и получить среднее образование. Все шло отлично, пока его не перевели в Чебеньки, и он полгода не мог приходить на занятия. Поэтому выпускные экзамены лейтенант сдавал экстерном, и обещанную золотую медаль ему не дали.

В феврале 1960 года он защищал честь училища в Казани на соревнованиях по офицерскому троеборью, а летом полный радужных надежд поехал поступать в Военно-воздушную академию (ВВА). Для этих надежд были все основания, но после одной из спортивных тренировок вспотевший Галиулла помылся под краном с холодной водой и заработал себе очаговое воспаление почек. Отпал не только вопрос поступления в ВВА, хотя два вступительных экзамена были сданы на «отлично», но и возвращения в часть. Врачи, опасаясь летального исхода, положили летчика на лечение в Центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь (ЦНИАГ), где он провел почти год (с учетом выезда в военный санаторий в Гурзуфе).

К весне 1961 года Галиулла Габдуллович был уже старожилом ЦНИАГ, который знал почти всех в нем. И его знали как приятного в общении молодого человека. В середине апреля в терапевтическом отделении госпиталя появился новый пациент, к которому приставили охранника с медсестрой. Это был Ю.Гагарин, пару дней назад торжественно встреченный ликующей Москвой после полета в космос. Его положили дней на десять в ЦНИАГ, чтобы провести полное обследование первого космонавта с использованием экспериментальных функциональных проб и специальных тестов.

В палату к нему никого не пускали, но упомянутый старожил нашел подход к охране, и два летчика разговорились. Выяснилось, что общих тем предостаточно, поскольку их биографии были очень похожи: деревенское детство одногодков, работа после техникумов, окончание с отличием оренбургских авиаучилищ (разных), женитьба на девушках Оренбуржья и пр. Потом Гагарину разрешили выступить перед пациентами, совершать прогулки в теплые дни и играть в волейбол. Все время бывший рядом Галиулла отмечал простоту и доброту первооткрывателя космической эры, которые тот не утратит и впоследствии под прессом всемирной славы. А своему приятелю Гагарин оставил несколько автографов на открытке, в книге и удостоверении личности офицера Габдрашитова.

После убытия космонавта №1 из госпиталя засобирался в дорогу и Галиулла эфенди. Он уговорил соседа по палате сдать за него анализы, и врачебно-летная комиссия отпустила пациента в полк. Он снова будет летать и учить курсантов, станет штурманом звена, потом эскадрильи, доведет счет своих прыжков с парашютом до 18.

Да, медиков он провел, но себя-то не обманешь. Боязнь рецидива болезни и досрочного завершения армейской службы подтолкнула военного мугаллима ко второму нетривиальному действу – получению высшего гражданского образования. И в 1962 году он становится студентом-заочником Оренбургского сельскохозяйственного института (ОСХИ). Учился штурман на факультете механизации своеобразно. Практику на тракторах и комбайнах сдавал по воскресеньям, отпуск для сдачи сессий не брал. Зимой устраивался командиром взвода курсантов, что позволяло находиться в областном центре и радовать преподавателей ОСХИ знаниями предметов. Летом же брал ночные полеты, после которых на мотоцикле с утра мчался в институт сдавать «лабораторки», зачеты и экзамены. Вечером – обратно той же дорогой в 60 км, чтобы успеть на очередные ночные полеты.

А сдача вступительных экзаменов в этот ВУЗ спасла Габдрашитову жизнь. Из-за них его не включили в состав офицерского экипажа, отправившегося в ночной маршрутный полет на бомбометание. Молодой летчик-лейтенант на развороте над поворотным пунктом маршрута спутал звезды на небе с огнями на земле и заложил такой крен, что самолет вошел в штопор и на работающих двигателях с высоты 4 км врезался в землю. Проверяющий штурман звена в капитанском звании вмешаться в действия пилота не успел. В месте падения боевой машины образовалась яма в 13 метров глубиной, а осколки самолета разлетелись на 300 метров. Удалось найти только два пучка волос разного цвета и пряжку от ремня.

После этого Галиулла абый как-то особо отчетливо понял, что его миссия – учиться и учить. Он успешно прошел рубеж под названием «неполное высшее образование» и завершал уже четвертый курс в ОСХИ, когда возник разговор о возможности второй его попытки поступления в Военно-воздушную академию. Поездка в ЦНИАГ тоже порадовала – теперь и свои анализы оказались в норме. Поэтому штурман начал готовиться к вступительным экзаменам в военный ВУЗ, а в гражданском институте он взял академический отпуск.

Вторая попытка прошла без форс-мажорных ситуаций, и капитан Габдрашитов был зачислен в слушатели заочного факультета ВВА. В 1971 году он ее окончил с отличием, и его одного из 50 выпускников-заочников за успехи в учебе и службе направили на прием в Георгиевский зал Кремля, где лучших выпускников военных академий поздравлял министр обороны Маршал Советского Союза А.А. Гречко. На приеме офицеры увидели также трижды Героя Советского Союза А.И. Покрышкина, маршала авиации П.С. Кутахова и других легенд отечественной авиации.
А за одним столом с майором Габдрашитовым стоял подполковник А.А. Дидык – будущий начальник СВВАУЛ в 1977-1986 гг. Интересно, что в этот же период в училище будет работать и Галиулла эфенди. Но до этого штурмана эскадрильи Ил-28 после академии направят старшим штурманом учебно-вертолетного полка Ми-8 в г. Пугачев Саратовской области. В этой части проходили полеты и занятия курсантов выпускного курса СВВАУЛ, и поэтому военный мугаллим продолжил исполнять свою миссию. Штурманские навыки требовались не только летчикам, но и будущим вертолетчикам, которых Галиулла Габдуллович обучал полетам на Ми-4, Ми-8 и Ми-24. Если среди них встречались татары, то наставник переходил на родной язык, не допуская при этом панибратства.

Курсанты, бывало, ворчали, что штурман очень требовательный, но, став офицерами, благодарили его при встрече. «Очень пригодилась Ваша наука для выравнивания числа взлетов с количеством мягких посадок», – говорили они. Помимо работы с курсантами доводилось нашему герою вместе с сослуживцами и перегонять в полк новые «вертушки» с Улан-Удэнского авиационного завода.

Как уже отмечалось, с 1977 года местом службы Галиуллы абый стала Сызрань. Новому старшему преподавателю кафедры вертолетовождения СВВАУЛ пришлось сразу заняться незнакомым делом – читать лекции курсантам, осваивая самостоятельно на ходу педагогику и дидактику. С этим он справился, и потом доводилось даже проводить методические занятия с преподавателями по некоторым темам.

В книге о СВВАУЛ, выпущенной к 70-летию училища, отмечается, что «… на преподавательскую работу прибыли офицеры И.Р. Цымбельман, Г.Г. Габдрашитов, Э.А. Рябиков, ранее занимавшие руководящие штурманские должности в строевых авиационных частях. Их включение в работу обогатило методику преподавания и способствовало дальнейшему углублению знаний курсантов по вертолетовождению». То есть коллеги по кафедре приняли новичков, причем непростые для произношения имя-отчество героя этой статьи не подверглись упрощенческой переделке.

К книжной цитате добавим курсантские слова о полковнике Габдрашитове из Интернета: «Он честь отдавал оЧЧень качественно, не просто отмахивал мух от фуражки, а переходил на строевой и голову поворачивал.  Даже неудобно было некачественно его приветствовать». «Да, так и было, я первым отдавал курсантам честь, – подтвердил полковник в отставке. – Этому научила реплика генерал-лейтенанта Г.С. Концевого (начальник заочного факультета ВВА – прим. Р.Ш.). Он увидел как-то из окна на втором этаже, что я не отдал честь старшему лейтенанту. Генерал спросил: «Почему так?». И привел в пример французский устав, где записано, что первым отдает честь тот, кто интеллигентнее». Фразу генерала наш капитан не забыл и в майорские годы, и став подполковником, и полковником.

Кстати, несколько слов по поводу звания полковник, полученного Галиуллой эфенди. Чтобы его присвоили, преподаватель училища, наряду с соответствием ряду требований, должен был заниматься диссертацией или сдачей кандидатских экзаменов. Наш военный мугаллим выбрал второе и отправился снова в самостоятельный двухгодичный «полет» по достижению требуемых высот во владении немецким языком. Экзамен он сдавал в альма-матер, и его отличные знания языка Шиллера и Гете были отмечены газетой академии.

Галиулла Габдуллович и поныне понимает немецкую речь и может поддержать диалог. А любовь к знаниям не остывает, и он по-прежнему стремится к большему. В 2015 году по просьбе местного отдела уголовного розыска расшифровал тексты 37 шамаилей (настенные панно, картины-изречения), доказав, что ничего террористического в них нет. Недавно закончил расшифровку шамаиля-ситары (шторы) – завесы на двери Дома Аллаха в Мекке (Саудовская Аравия).

В Мекке (и Медине) ему довелось побывать в 1995 году – первым из сызранцев постсоветского периода. Позже Галиулла хаджи напишет статью в газету «Булгар» об этой поездке в составе именитой московской группы. Запомнилась ему молитва в Большой мечети Мекки, во внутренний двор которой ежечасно вливалось через множество ворот 30000 человек, образуя исполинский водоворот людей. А когда у горы Арафат молились вместе более 2 млн человек, то его, как и всех, охватило небывалое чувство восторга, единения и близости чего-то великого и недоступного.

По примеру старшего брата хадж совершили в пенсионном возрасте и все сестры Галиуллы абый: швея Мазура, библиотекарь Манзума и оператор нефтехимзавода Тахира. Причем, проживая в разных местах (Екатеринбурге, Саракташе и родной деревне Карманово – соответственно) и не сговариваясь друг с другом, они попали в одну группу паломников 2008 года. Сестры совершают пятикратный намаз, читают в оригинале Коран и благодаря брату осваивают старотатарскую орфографию – ту саму, которой владела их мама.

Можно представить, как бы гордилась своими детьми Мухтарама Мирзовна, простая труженица колхоза «Кызыл Тол» («Красная Тулва»), названного по имени местной реки, впадающей в Каму. В начале 1945 года эта молодая женщина стала вдовой с четырьмя детьми, так как ее муж Габдулла Ахтямович погиб при форсировании Вислы. Чтобы накормить родных детишек, она наряду с работой в колхозе взялась обшивать всю деревню.

Бывшая с шести лет круглой сиротой Мухтарама апа не воспринимала жесткие меры воспитания, и ее питомцы слышали из уст мамы только ненавязчивые добрые советы, которые, тем не менее, доходили до сердца и застревали в памяти. Прожив долгую и достойную жизнь, она скончалась за пять лет до хаджа своих дочек, которые, как и первенец, ее боготворили.

«Все мои татарские дела – признался еще в конце прошлого века Галиулла эфенди в статье, опубликованной газетой «Таң» («Заря») Бардымского района Пермской области, – нацелены на то, чтобы порадовать маму». А хорошо знающий его самарский активист татарского общественного движения Ш.С. Багаутдинов написал такие слова о Габдрашитове: «Грамотных людей много, порядочных – тоже достаточно. Но мало кто смотрит на маму, как на ангела…».

Специально обрываю фразу, чтобы закончить мысль о маме. Завершается же цитата так: «…а к жене относится, как к богине». Да, с супругой военно-гражданский мугаллим живет все время в любви и согласии. Познакомились молодые люди шестьдесят лет тому назад в водах Урала, и с тех пор они – не разлей вода. После окончания физкультурного техникума Нурия ханум работала учительницей в родной школе села Татарская Каргала Оренбургской области. А потом стала женой и тылом военного летчика.

Водную стихию супруги обожают до сих пор, ежегодно окунаясь в волжскую гладь и волны осеннего Черного моря. Кроме того, уважают пятикилометровые лыжные прогулки и, если зима позволяет, выходят на лыжню через день. В феврале 2017 года им вручили призы, как самым возрастным участникам соревнований сызранского этапа «Лыжни России». Нурия Абдулловна разделяет и общественную активность мужа, принимая участие во многих татарских мероприятиях. Так, на конкурс выпечек, проходивший в рамках городского фестиваля национальных культур 1994 года, она принесла собственноручно сделанную губадию.

Единственный сын Габдрашитовых Рашид после окончания СВВАУЛ служил в нем летчиком-инструктором на Ми-2 и Ми-24, стал майором. Сейчас он на пенсии и работает в службе охраны родного училища. Вместе с женой Розой, выпускницей педвуза, которая учительствовала в школе, а после стала специалистом по таможенным операциям, Рашид вырастил продолжателя рода Габрашитовых – Ильдара. Правда становиться авиатором тот не захотел и, выпустившись из Ульяновского высшего военного технического училища, успел уже послужить в Чите, Екатеринбурге и Челябинске. Ныне участник контртеррористической операции, награжденный в 2017 году государственной наградой – медалью Суворова, учится в адъюнктуре Вольского военного института материального обеспечения.

У Ильдара есть и другие медали, но до дедовского их набора еще не добрался. Кроме того, Галиулла абый награжден почетными грамотами Думы городского округа Сызрань и Самарского областного общества «Туган тел», дипломом Национально-культурной автономии татар (НКАТ) г.о. Сызрань, а также памятными знаками: «50 лет штурманской службе», «65 лет армейской авиации ВВС России», «Куйбышев – запасная столица. 75 лет», «100 лет штурманской службе» и «200 ел Диния назаратына 1789-1989 Яр Чаллы».

Галиуллу Габдулловича по-прежнему можно увидеть на разных мероприятиях, которые проводят его последователи, коллеги и учреждения культуры города и Сызранского района. Отметим, что просто присутствием он, как правило, не ограничивается: либо выступает, либо отправляет заметку в местные СМИ или на сайт НКАТ г.о. Сызрань.

Вот, например, график активности 83-летнего мугаллима за десять месяцев 2017 года (статья написана в ноябре): 2 февраля – выступление на мухтасибатском собрании в центральной мечети Сызрани, 31 марта – участие в открытии помещения НКАТ г.о. Сызрань, 14 мая – выступление на чествовании ветеранов Великой Отечественной войны в Центре татарской культуры, 20 мая – выступление при начале Сабантуя на центральной площади им. Ленина, 25 мая – выступление на вечере в честь месяца Рамазан в Центре татарской культуры, 8 июля – присутствие на Дне Мужества и Памяти в честь погибших в Сирии вертолетчиков у памятника Жертвам локальных конфликтов, 10 августа – присутствие на празднике «Гаилә көне» («День семьи») в Центре татарской культуры, 1 октября присутствие на Дне пожилого человека в Центре татарской культуры. Итого: восемь мероприятий с четырьмя выступлениями. Не забудем и про занятия в ДТДиМ, и про два выезда за пределы области с целью посещения сестер и черноморского военного санатория.

Согласитесь – завидная активность и бодрость духа. А ведь на физическое состояние Галиуллы абый было еще одно серьезное «покушение», когда его в 1988 году придавил собственный автомобиль, отправив хозяина в реанимацию на две недели с одиннадцатью сломанными ребрами. Позже хирург скажет, что шансы на выживание такого пациента не превышали 5%.

Здоровье ныне не позволяет держать пост и совершать ежедневно пятикратный намаз. Тем не менее, на работу во Дворец творчества детей и молодежи педагог ходит из военного городка, где проживает, неизменно пешком. Дистанция – 4 км в одну сторону.

«Я люблю ходьбу, а еще я – книжный червь, охочий до чтения», – признается он. Читает мугаллим много и очень внимательно, огорчаясь при обнаружении неточностей в текстах. Казалось бы – посетовал и забудь, читай дальше. Но не таков наш герой. Когда в Уфе в 1989 году отмечалось 200-летие ДУМЕС и 1100-летие принятия ислама народами Поволжья и Приуралья, участникам мероприятий подарили книгу «Гыйбадәте исламия» («Исламское богослужение»), издание которой организовал сам Талгат Таджуддин. Как вспоминает бывший первым руководителем самарского областного «Туган тел» Р.Ф. Абдулов, «Габдрашитов добросовестно ее прочитал и нашел 31 ошибку, о чем впоследствии доложил в ДУМЕС. В ответ получил благодарственное письмо от Талгата хазрата».

Приведу слова еще одного пионера областного татарского движения Ш.Х. Галимова: «Мы в 1990 году начинали издавать газету «Бердэмлек» и в первое время, бывало, ошибались в грамматике, правописании и т.д. Язык-то мы знали, но после сельской школы не один десяток лет специально им не занимались, и это иногда давало о себе знать. Галиулла-ага очень деликатно поправлял нас,  делая это в форме письма в редакцию. Со временем мы, как и многие газеты, стали публиковать уроки арабской графики и отрывки из религиозных книг на арабском языке, перепечатанных из казанских изданий. И опять Галиулла-ага тактично начал указывать нам на ошибки. Кстати, вскоре и в Казани подняли эту тему. Например, немало было публикаций об ошибках в журнале «Мирас». Но одним из первых их увидел и логично отреагировал Галиулла Габдуллович Габдрашитов».  Не удивительно, что его фамилия вскоре появилась среди авторов приложения «Кыйбла» к газете «Бердэмлек» и в составе редколлегии сызранской газеты «Булгар».
Отметим также вхождение Галиуллы абый, не любящего пустословия и бесцельной траты времени, в группу инициаторов строительства новой мечети в Сызрани и учредителей местной религиозной организации махалля 408. С 1998-го по 2010 год он был даже муэдзином мечети на ул. Декабристов. Его усилия по сплочению соплеменников подхвачены преемниками по многим направлениям. Так, с первого квартала 2016 года в Центральной городской библиотеке и в поселке Новокашпирский начали работать курсы татарского языка. Появились и желающие обучаться татарскому языку в онлайн-школе «Ана теле» под эгидой Министерства образования и науки Татарстана. Минувшей осенью отметила свое 10-летие НКАТ г.о. Сызрань, разнообразная деятельность которой, как отмечает ее председатель Р.Шарафутдинов, базируется на культурном фундаменте центра «Туган тел».

И руководители местного татарского сообщества, и рядовые его члены благодарят уважаемого первопроходца за исполненную им миссию и проявленные при этом интеллигентность и широту души, доброту и справедливость, терпеливость и контактность, а также умение выходить в намеченные точки, поскольку на его жизненном компасе всегда верный курс. А вот взгляд на штурмана и мугаллима татар этого города упомянутой выше Р.Каримовой из Тольятти: «Галиулла абый – восхитительная личность, ученый, татарский интеллигент в промежутке двух столетий, родившийся на счастье сызранских татар».

Конечно, все знающие его люди мечтают о непрерывном продолжении подвижнической деятельности Галиуллы Габдулловича по «взращиванию» уважаемых в обществе татар. На что он отвечает так: «Буду работать, пока востребован и есть силы». А в качестве любителя всяких аббревиатур обозначает свои устремления как ММММ. Расшифровка следующая: мектеб (школа), мэсжид (мечеть), меджлис (званый обед), мэет (похороны). Но ГГГ (или Г3 – так он себя иногда обозначает) явно скромничает, опуская, по крайней мере, еще парочку «М»: мавыгу (хобби) и матбугат (пресса).

«В военных санаториях говорят, – улыбается Галиулла хаджи, – что я не полковник, а ПМО – пенсионер министерства обороны. Приходится возражать: не ПМО, а ПДО – педагог дополнительного образования». Что тут скажешь? Если брать 20 крайних лет его жизни, то он – ПДО. Тридцать лет пенсионного состояния позволяют употреблять сокращение ПМО. А мы возьмем 60 лет, прошедших после окончания авиаучилища, и введем в оборот новую аббревиатуру – ВГМ (военно-гражданский мугаллим).

Что характерно – с продвижением XXI века по дистанции все три сокращения увеличивают количество «контролируемых» ими лет. Пусть так и продолжается. Успешного Вам дальнейшего полета, Галиуула абый, и как ПДО, и как ПМО, и как ВГМ!

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары», № 1 (18), декабрь 2017 г. — февраль 2018 г.

Просмотров: 545

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>