«Казань некрасиво поступила». Башкирия обиделась на регистрацию татарской породы лошадей

a86df0e0fb902664В Уфе убеждены, что соседи присвоили очередной этнический бренд башкир 

Как только в Татарстане заявили о регистрации татарской породы лошадей, некоторые общественники в Башкирии разразились негодованием. Мол, татары и здесь обскакали — в очередной раз присвоили чужой бренд, а именно «башкирскую лошадь». Это не первая битва регионов за этнические символы, чего только стоят баталии вокруг «курая» и «Кыш Бабая». Впрочем, в данном случае профессионалы стремятся успокоить спорящих. Хотя в Татарстане еще недавно не было ни одной татарской лошади и часть животных завезли из Башкортостана, татарская порода все же существует и отличается от башкирской, уверяют коневоды. Подробнее — в материале «Реального времени».

Полцарства за татарского коня

Татарская лошадь — теперь не просто выражение, а официально зарегистрированная порода. Новостью о регистрации поделились в Минсельхозе РТ, попутно рассказав, как республика с 2005 года занимается разведением этих животных.

— Лошади татарской породы разводятся для участия в спортивных мероприятиях и для производства кумыса, — заявил замминистра Назип Хазипов на брифинге на прошлой неделе, — 4 декабря 2018 года мы получили официальное разрешение заниматься этим видом деятельности.

По его словам, татарские лошади очень выносливые: зимой даже под снегом найдут корм, за день пройдут 100—120 км. Впрочем, хотя название и обязывает, еще не так давно в Татарстане нельзя было отыскать ни одного коня этой породы. Фермеры купили животных у коннозаводчиков Башкирии и Челябинской области. Сейчас татарских лошадей выращивают в Лениногорском, Алькеевском, Тюлячинском и Сабинском районах — всего около 300 голов.

«Мы у них — полслогана, они у нас — целую лошадь!»

Новость о появлении татарской породы лошадей соседи из Башкирии восприняли неоднозначно. Разгорелись споры: вправе ли татары присваивать себе лошадь из Башкирии? Да и в России среди лошадиных пород гораздо более известна башкирская.

Кто-то по этому поводу шутил, как глава совета директоров «Башинформа» Ростислав Мурзагулов: «Кажется, вызов принят!? Мы у них — полслогана, они у нас — целую лошадь!» — написал он у себя на странице в Facebook, подразумевая недавнее послание Курултаю Радия Хабирова, где тот перефразировал известный татарский девиз «Мы можем».

«Так зебры и слоны татарские появятся», «Раз татары взяли, уже не отдадут!», «Требую права на «кыстыбый», «учпочмак» и «вакбеляш», — отвечали в тон Мурзагулову пользователи. Не собираются ли в Башкортостане узаконить и свою породу лошадей?

— Я на башкирской лошади лет с трех катаюсь у себя в деревне. Мы как-то не думали о том, что ее надо регистрировать. Мой пост в Facebook — это, конечно, шутка. Если Татарстан развивает коневодство, мы за соседей только рады. Но нам почему-то всегда казалось, что эта порода башкирская. Все-таки башкиры были кочевниками, а татары — оседлой нацией. Но я еще раз подчеркну, мое сообщение — исключительно дружеская предновогодняя шутка, не воспринимайте всерьез. Я считаю, самый мощный спор у нас должен идти по пчелам, но там очень легкая разгадка: если пчела жужжит: «быз», то это башкирская, а если «быж», то татарская, — рассмеялся Мурзагулов в беседе с «Реальным временем».

«Я сейчас скажу, что опять не понравится татарам»

Но в Башкирии были и те, кто реагировал на новость о татарской породе с нескрываемым недовольством: «В прошлом году зарегистрировали товарный знак «Кыш Бабай», в этом году лошадь присвоили, хотя никогда кочевниками не были. Доколе? Считаю необходимым инициировать судебный процесс по лишению правового статуса охраняемых товарных знаков».

Напомним, жаркие баталии за этнические бренды между Татарстаном и Башкирией идут давно. Например, в 2015 году разгорелся скандал, когда башкиры пытались открыть у себя резиденцию Кыш Бабая, на что татарстанские власти отреагировали очень жестко — чиновники заявили, что у этого бренда уже есть правообладатель в нашей республике. Этим летом спор возник из-за патента на курай. Башкиры зарегистрировали инструмент как свой территориальный бренд, что в свою очередь возмутило татарстанцев, которые напомнили, что этот тип флейты используется и татарами. Теперь и регистрация татарской породы лошадей у многих башкир вызвала недоумение, если не сказать больше.

Председатель РОО «Башкорт» Фаиль Алсынов посетовал, что два народа давно раздирают конфликты за национальные бренды: «То говорят, что курай — татарский национальный инструмент, то Кыш Бабай. Потом начали говорить, что Салават Юлаев — татарский национальный герой, теперь вот лошади». По мнению собеседника издания, этот спор выгоден политическим силам, которые хотят, чтобы у татар с башкирами сохранялось непонимание.

— Из Башкортостана забрали башкирских лошадей и назвали татарской породой. Поэтому я сейчас скажу, что опять не понравится татарам. Если посмотреть историю, и восстания, где наш народ участвовал, везде упоминаются башкирские лошади. Поэтому татары некрасиво поступили — нельзя говорить, что это татарская порода. Нам это, конечно, неприятно, — признался Алсынов.

«Татары на лошадях завоевали полмира!»

Депутат Госдумы от Татарстана Фатих Сибагатуллин славится не только своими резонансными высказываниями, но и необычным хобби — народный избранник увлекается коневодством. У себя в Нурлатском районе он даже конный завод основал. Предприятие носит его имя и считается единственным в республике заводом по разведению чистокровных лошадей.

— Татары на лошадях завоевали полмира! Это татарские лошади. Но их называют по-другому — монгольской породой. Они некрупные, и по спине идет темная полоса. Ну, наверное, и башкиры могут претендовать на свою породу, а что такого? У них испокон веков своя башкирская порода — некрупная, прежде всего молочная — для кумыса. А наших лошадей можно использовать, чтобы кататься или для работы в сельском хозяйстве. Породы-то разные бывают: и башкирские, и татарские. Правильно встать под солнцем — на всех места хватит, так и напишите, — пошутил Фатих Саубанович в разговоре с корреспондентом нашего издания.

Оказалось, что в Татарстан так называемых татарских лошадей привезли от башкирского фермера Хасана Идиятуллина. Глава КФХ рассказал, как его отец занимался разведением этой породы:

— Когда в моем детстве одна саврасая на Сабантуе пришла к финишу первой, оставив остальных позади чуть ли не на полкилометра, я спросил: откуда эта лошадь? Мне сказали, что ее порода известна со времен Тохтамыша. Она стрелой шла на скачках, и тогда я заразился страстью к ней. Потомки этой лошади оказались у меня в руках. Отец берег их до последнего, а потом я начал ими заниматься. Поэтому тут не может быть споров, что это не татарская, а башкирская лошадь. Если у кого есть претензии, пусть идут ко мне. Что они понимают в башкирской лошади?! — посетовал коневод.

В его хозяйстве есть и та, и другая породы. Именно у Идиятуллина выкупил татарских лошадок и татарстанский коневод из Алькеевского района Фанис Бакиров: «Башкирская порода совсем не похожа на татарскую. Кто в этом понимает, сразу видит. Наша пониже ростом и формами отличается. У башкирских полоса есть, у наших нет. И копыта у них побольше, а у татарских — как по одному стандарту, словно туфельки у девушек. Мы же где только не искали нашу породу, в Татарстане ее не было. Это очень выносливые лошади, у меня загон в лесу, они стоят прямо среди кустарников и чувствуют себя там даже лучше, чем в крытом помещении». По словам фермера, татарская лошадь весьма миниатюрная, ростом может быть не выше 140—147 см. Впервые вопрос о ее разведении встал в год празднования тысячелетия Казани. Первый президент Татарстана тогда посетовал, что у нас не осталось своей породы.

— Когда сказали, что у татар лошадей нет, Минтимер Шарипович призвал: давайте наших лошадей найдем. Тогда в Татарстане я не нашел ни одной этой лошади. Ездил за ними в Башкирию. Их же и специалисты из Москвы проверяли, смотрели, говорили: вот это татарские лошади, а это нет, — рассказывает Бакиров.

«Пусть будут и татарские, и башкирские, и прочие породы»

Краевед и исследователь татарских сел в Мордовии Ирек Биккинин считает, что оба народа вправе иметь свою породу лошадей:

— Как мы знаем, есть русские породы лошадей, есть туркменские, арабские, английские, — заявил он «Реальному времени». — Пусть будут и татарские, и башкирские, и прочие породы. Лошадь занимала очень важное место в жизни мишарей. Особенно это прослеживалось до полного включения в московско-российскую систему и некоторое время после, пока мишари имели статус служилых татар.

По его словам, в былые времена жизнь татар-мишарей была связана с лошадью. Ни один праздник не обходился без лошадиных скачек. Также лошадь — это незаменимый помощник в сельском хозяйстве, транспорт, важный элемент обороноспособности. Из конского волоса делали арканы, защитные приспособления для воинов. Кожа использовалась для обуви и сбруи. Шерсть шла на войлок. Благодаря кумысу, изготавливаемому из кобыльего молока, люди спасались от многих болезней. Также в народной медицине до сих пор применяется конский жир. И немаловажный фактор — ценное конское мясо, в котором практически нет холестерина.

Уфимский этнополитолог Ильдар Габдрафиков считает, что в данном споре последнее слово за специалистами-зоотехниками, впрочем, речь лишь о региональных брендах: «В прошлые годы спорили по брендированию Кыш Бабая, хотя это общий символ. Здесь из той же серии. У нас, например, есть башкирская пчела, хотя ее и не у нас вывели. Раньше мед называли уфимским, а сейчас башкирским. Думаю, есть лошади, характерные и для одного, и для другого народов. Татары в более глубокой древности были кочевниками, а башкиры — вплоть до XIX века».


realnoevremya.ru

Просмотров: 1114

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>