«Надо прививать гордость, чтобы даже русский мальчик сказал, что хочет быть татарином»

bophotos_59429_3Фатих Сибагатуллин о тонкостях обучения, которые должны соблюдать создатели будущей «шаймиевской» школы

Во всем, за что берется Минтимер Шаймиев, он достигает наилучших результатов, уверен депутат Госдумы от РТ Фатих Сибагатуллин. Он надеется, что то же самое произойдет и с образовательным центром нового типа, созданием которого плотно занялся первый президент РТ. Но найдется ли там место татарскому языку? В своем материале для «БИЗНЕС Online» Сибагатуллин рассказывает о том, какой опыт чувашского села Сунчелеево Аксубаеского района может использовать новая современная полилингвальная школа.

«ЖДУ, ЧТО ПОЯВЛЕНИЕ ПОДОБНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ЦЕНТРА ПОСПОСОБСТВУЕТ СОХРАНЕНИЮ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА»

Судьба «шаймиевской» школы зависит от программы, по которой в ней будут обучать. Будет ли это обучение одновременно на трех языках: татарском, русском и английском? Думаю, что именно таким образом организовать работу будет весьма сложно. 

Для примера: есть у нас «английские» школы, мои дети обучались в одной из таких гимназий, про которую говорили, что она «английская». Но ничего этого не было: оказалось, банальная русская школа, так что очень трудно ребенку одновременно обучаться на трех языках. В общем, у меня перед глазами таких примеров нет, но, возможно, в недрах министерства образования такие программы уже разрабатывают.

Но я жду, что появление подобного образовательного центра поспособствует сохранению татарского языка. Кстати, что касается сохранения языка: знаю одну школу, которая находится в Аксубаевском районе, в Сунчелеево. Это чувашское село, обучение там идет на русском языке, чувашский преподается минимально. Зато вся внеклассная работа, вывески на дверях (например, надписи «столовая», «актовый зал» или «комната директора») — все по-чувашски. Абсолютно весь фон школы чувашский, дети на перемене разговаривать исключительно на родном языке, учителя и ученики между собой также общаются по-чувашски. Уроки физкультуры, музыки, кружки — всё там на чувашском.

Если так же построить работу в том образовательном центре, который хотят построить на базе 165-й школы в Казани, и воспитательная работа там будет проходить на татарском, то перспектива, думаю, будет. Про эту школу Минтимер Шарипович Шаймиев сказал, что 80% ее учеников знают три языка. Насчет английского не знаю, но вряд ли они в совершенстве говорят по-татарски… Для того, чтобы хорошо говорить на татарском языке, надо дома на нем общаться.

Еще одна проблема. Если будет программа обучения на трех языках, придется ли сократить уроки по другим предметам, например по математике, химии или физике? Или что, они будут одновременно на трех языках изучать естественные науки? Откуда возьмут преподавателей? Может, из числа тех, кто обучался за границей, но, говоря по правде, от таких выпускников мало толку.

«НУЖНО ОБУЧАТЬ ИХ ПО МОИМ ИСТОРИЧЕСКИМ КНИГАМ, А ТО ДЕТЯМ НИЧЕГО НЕ ОБЪЯСНЯЮТ ОБ АТИЛЛЕ»

Для того, чтобы дети любили язык, нужно воспитывать чувство патриотизма, татарин должен гордиться своей татарскостью. Нужно обучать их по моим историческим книгам, а то детям ничего не объясняют об Атилле, представителе «черных татар» Чингисхане: только вскользь. Надо прививать такую гордость, чтобы даже русский мальчик сказал, что хочет быть татарином. Вот так надо воспитывать, а всякая там стратегия развития татарского народа… вряд ли что-то из этого получится. У нас ведь даже национальной одежды нет, ну что это такое: у бурят есть, у якутов есть, у чувашей есть, у марийцев есть, а у татар нет. С этого все ведь и начинается. Кроме того, везде, где ступала конница татар, есть борьба на поясах, а наши придумали какую-то другую разновидность…

Потом говорят, что ислам сохранил татарский язык. Да ничего подобного: не ислам сохранил татар, а татары сохранили ислам. Ислам вообще не есть религия татар, мы издревле придерживались тенгрианства. В 1310 году Узбек-хан у 128 человек родни велел отрубить головы за то, что они не перешли в ислам из тенгрианства. Поэтому часть его подданных  вынуждена были бежать в Москву, потом они возвысили этот город. Ну не прививают у нас гордость, чтобы человек сказал: «Я — татарин».

Говорят, если у тебя жена русская, то ребенок обязательно будет русским. У моего старшего сына Рустема мама русская — Евгения, а Рустем говорит на чистейшем татарском языке, мастер спорта по татарской борьбе корэш. Он гордится своей генетикой, отцом, хотя живет не со мной, часто приходит в гости, часто поправляет меня: допустим, я говорю «туалет», а он поправляет: «Бәдрәф!»

И еще о новой школе. Допустим, дети в ней будут свободно разговаривать на трех языках, но ведь для этого надо мыслить одновременно на трех языках. Скажем, когда я разговариваю по-русски, то все равно думаю по-татарски. Совершенное знание какого-либо языка подразумевает, что на каком языке ты говоришь, на таком должен и мыслить. Такие люди есть, по крайней мере, я знал одного — ныне покойного министра просвещения ТАССР, академика Мирзу Махмутова, он знал несколько языков, свободно на них разговаривал. Как бы там ни было, во всем, за что брался наш первый президент Минтимер Шарипович, результат был очень хороший. Надеюсь, что в деле сохранения татарского языка эта новая школа станет образцовой.

business-gazeta.ru

Просмотров: 461

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>