Рустам Батыр: «Милитантизм для ислама – тема весьма болезненная»

bophotos_56570_2«Нет принуждения в религии»: каковы были взгляды на вопросы войны богослова, которого называют идейным отцом-вдохновителем ваххабизма

Сейчас приверженцы ислама в глазах современного человечества нередко выглядят главными во всем мире террористами и экстремистами, указывает бывший первый заместитель муфтия РТ Рустам Батыр. Мусульманам инкриминируют ответственность за самое кровожадное цивилизационное мировоззрение из существующих на планете в XXI веке. Но где находится правда, а где — исключительно широко тиражируемые стереотипы? Об этом — в материале автора «БИЗНЕС Online».

«ГДЕ ПРАВДА, А ГДЕ ЛОЖНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ, АКТИВНО ТИРАЖИРУЕМЫЕ СМИ?»

23 февраля принято писать на военно-патриотическую тему. Милитантизм (черта общественного движения, проявляющаяся в нацеленности на экстремистские методы политической борьбы, — прим. ред.) для ислама — тема весьма болезненная. И все потому, что сейчас мусульмане в глазах современного человечества порой, в том числе с подачи глобальных медиа,  выглядят главными во всем мире террористами и экстремистами. Нам инкриминируют ответственность за самое кровожадное цивилизационное мировоззрение из существующих на планете в XXI веке. Дело доходит до того, что мы уже сами начинаем стесняться своего мусульманства. Вспомним, хотя бы эскиз «Стратегии развития татарского народа», которую разрабатывает команда Василя Шайхразиева: ее полностью стерилизовали от исламской составляющей. И такие примеры можно приводить до бесконечности.

Не секрет, что ведущими радикалами в лоне исламской цивилизации принято считать ваххабитов. В данной связи весьма характерно, что в прошлом году председатель ДУМ РТ Камиль хазрат Самигуллин даже заявлял о необходимости запрета этой идеологии в России на законодательном уровне. Идейным же отцом-вдохновителем ваххабизма является, как известно, исламский богослов XIII века Ибн-Таймия. Но что мы на самом деле знаем о его учении? Где правда, а где ложные стереотипы, активно тиражируемые СМИ? Попробуем сегодня разобраться в этом.

Свои взгляды на вопрос войны в исламе Ибн-Таймия изложил в трактате «О мотиве сражения с неверными» (каида фи киталь аль-куффар). Здесь он разбирает самую сердцевину идейного ядра радикализма, которая порой прячется под исламскими одежами, — вопрос о мотиве ведения войны с иноверцами. Во враждебных к нам СМИ и в текстах всякого рода псевдокэспертов принято указывать на то, что мусульмане якобы ведут войны по религиозным мотивам, т. е. хотят таким способом принудить к исламу всех инакомыслящих. Борьба с неверием — вот, дескать, внутренний двигатель исламского джихада, которым сегодня активно пугают обывателя. Что ж, посмотрим, как к этому относится Ибн-Таймия — человек, к которому, повторюсь, возводят учение самых главных радикалов современного ислама.

«НЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ МОТИВЫ, НЕ ИНОВЕРИЕ ЯВЛЯЮТСЯ МОТИВОМ ДЛЯ ДЖИХАДА, А ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО САМООБОРОНА»

Ибн-Таймия в своей работе указывает, что по вопросу мотива сражения с неверными в исламе есть два мнения. Первое — мнение большинства (джумхур), включая основателей трех канонических мусульманских толков Абу-Ханифу, Малика ибн Анаса и Ахмада ибн Ханбала. Второе — мнение имама аш-Шафии, к которому присоединяются и некоторые ханбалиты. Последние действительно признают религиозные мотивы для джихада, оправдывая убийство всякого взрослого иноверца, в том числе монахов, вне зависимости от того, сражаются ли они против мусульман или нет, «по причине наличия неверия». Однако, как указывает богослов, «Коран, Сунна и разум свидетельствуют в пользу первого мнения», т. е. запрета ислама на ведение религиозных войн.

В подтверждение данной позиции, которую, как уже было отмечено, разделяют большинство мусульманских богословов, Ибн-Таймия приводит целую россыпь всевозможных аргументов. 

Прежде всего он указывает на аят 2:190. Именно его порой пытаются использовать в оправдание ведения религиозных войн. В нем есть такие слова: «Сражайтесь за дело Божье с теми, кто воюет против вас… И знайте, что Бог на стороне богобоязненных» (2: 190-194). Ибн-Таймия в данной связи отмечает, что слова «с теми, кто воюет против вас» связывают предписание сражаться с тем обстоятельством, что наши противники сражаются против нас, а не с их неверием. Затем богослов добавляет, что в аяте говорится: «Но не чините агрессии». «Агрессия же, — подчеркивает при этом Ибн-Таймия, — это преступление границы. Здесь указывается, что сражение с теми, кто не воюет против нас, является агрессией. И это подтверждается сказанным ниже: „Если кто совершит агрессию против вас, тому отвечайте соразмерно агрессии его“ (2:194), т. е. нельзя отвечать большим». Другими словами, не религиозные мотивы, не иноверие являются мотивом для джихада, а исключительно самооборона.

Конечно же, та горстка исламских богословов, которая стремилась обосновать в исламе религиозные мотивы для джихада, отнюдь не хотела просто так, без боя, мириться с волей Бога. И они воспользовались своим излюбленным богословским приемом: объявили, что этот неудобный для них аят или отдельные фрагменты, которые, собственно, и мешают обосновать в исламе религиозный мотив для войн, являются отмененными (мансух). Прием «отмены» (насх) аятов, т. е. объявления их недействительными, — не что иное, как великая разводка средневековых исламских псевдореформаторов. С помощью него они душили в исламе все то лучшее, ради чего наш Пророк был ниспослан в этот мир, и насаждали свое видение ислама, в корне противоречащее Священному Корану. Так и родилась средневековая версия ислама, которая отягощена отходом от подлинных идеалов Корана и которая привела в итоге исламский мир к стагнации и упадку. Впрочем, Ибн-Таймия саму концепцию насха под сомнение не ставит, однако он указывает, что мнение об отмене упомянутого аята «является слабо обоснованным», в пользу чего приводит целый веер специфических богословских аргументов. Заметим, что учение об отмене аятов преподается и в Российском исламском институте, и в Болгарской исламской академии, т. е. прямо сейчас в Татарстане закладывается идеологическая мина замедленного действия.

Ибн-Таймия обращает внимание своих читателей и на аят 2:256, в котором сказано: «Нет принуждения в религии». Он справедливо отмечает: «Если бы неверный подвергался убийству за непринятие ислама, это было бы величайшим принуждением в религии!» Данный аят в тафсирах средневековых интерпретаторов ислама тоже часто называют отмененным. Против него они использовали и другой прием нейтрализации коранического текста — тезис о необходимости его спецификации. Согласно такому подходу, в данном аяте речь идет не о неверных вообще, а только о «людях Библии» (т. е. христианах и иудеях), поэтому, дескать, обычных неверных принуждать, в том числе с помощью войны и убийства, к исламу можно. В ответ на это Ибн-Таймия указывает: «Большинство ранних и поздних богословов считают, что этот аят никак не специфицировался и не отменялся; нет же — мы никого не принуждаем к исламу».

А теперь откройте ради интереса средневековые тафсиры Корана, на которые призывают равняться татарстанских и российских мусульман, и вы увидите, что там данный аят объявлен отмененным, т. е. нам в открытую насаждают мысль, что принуждать к исламу можно и даже нужно. И это делает не кто-нибудь, а официальные муфтии и ректоры исламских вузов.

«ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ, С КОГО ЖЕ БЕРУТ ПРИМЕР ТЕ ПСЕВДОИСЛАМСКИЕ ЭМИССАРЫ ВОЙНЫ»

Помимо коранического текста, Ибн-Таймия обращается и к практике самого Пророка — Сунне. Прежде всего он отмечает, что Пророк ни на кого на протяжении всей своей жизни не оказывал религиозного давления. «Пророк и его последователи, — пишет исламский богослов XIII века, — брали в плен язычников — и мужчин и женщин, но никого из них не принуждали к исламу». Вспоминает Ибн-Таймия в данной связи и взятие Мекки, где жили свирепые язычники, изгнавшие верующих мусульман из родного города, а затем неустанно воевавшие против них. Но, даже когда Мекка пала, Пророк остался верен Божьему завету: простил всех своих врагов и никого из них не стал понуждать к принятию своей веры. «Какой еще более красноречивый факт, — восклицает Ибн-Таймия, — может быть свидетельством тому, что Пророк никого не принуждал к исламу?!»

Ибн-Таймия рассматривает те войны мусульман, которые велись при жизни Пророка. После подробного их анализа богослов заключает: «Его установка заключалась в том, что он не сражается против какого-либо неверного, если сам тот не воюет против него. Об этом говорят книги по житию Пророка, Сунне, тафсиру, праву и военным походам. Да, это единогласно (мутаватир) передано о его нраве — никогда первым он не начинал войну против кого-либо». Интересно знать, с кого же берут пример те псевдоисламские эмиссары войны, которые призывают сегодня мусульман нападать на иноверцев?

«ВОЙНЫ НЕ МОГУТ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ НИКАКИМИ РЕЛИГИОЗНЫМИ МОТИВАМИ»

Ибн-Таймия приводит и другие богословские аргументы, которые раскрывают позицию большинства богословов в раннем, т. е. классическом, исламе, по поводу ведения войн: они не могут быть оправданы никакими религиозными мотивами. Да, мусульмане с оружием в руках всегда будут защищать свою Родину, семьи и земли, но никогда истинный ислам не одобрит ведение религиозной войны, в духе которой сегодня часто пытаются представить понятие джихада.

Важно понимать и другое: когда Ибн-Таймия говорит о мнении большинства исламских богослов, он имеет в виду крупных авторитетов ислама, среди которых помимо прочих был и великий имам Абу-Ханифа. Однако в Средневековье произошло нечто ужасное — вероломная подмена подлинного ислама, когда на место учения Абу-Ханифы пришел ханафитский мазхаб, а вместо Корана — его интерпретация. Эта великая историческая афера, породившая средневековую версию нашей религии, и есть источник той угрозы, от которой страдают сами мусульмане, а вместе с ними и остальной мир.

К сожалению, ни в Болгарской исламской академии, ни в Российском исламском институте, ни в руководстве ДУМ РТ этого не понимают. Там по-прежнему призывают учащихся ориентироваться на средневековые тафсиры Корана, проповедуют концепцию отмены аятов и многие другие богословские приемы, конечная цель которых на самом деле, если проследить всю цепочку последствий их применения до конца, заключается в том, чтобы выпустить из подземелья забвения демона средневековья, как это случилось в Сирии и постоянно происходит во многих исламских странах. Когда этот демон, вырвавшись наружу, наберется сил, вот тогда мы будем судорожно хвататься за идеи Ибн-Таймии, которого сегодня принято считать идейным вдохновителем свирепых исламских радикалов.

Просмотров: 727

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>