Первый почетный гражданин Шаранского района

Салахутдинова З.М., 2012 годЭто звание Салахутдиновой З.М. присвоили весной 1997 года – за день до ее 70-летия. Кавалера орденов Ленина и Октябрьской революции по праву сочли самым достойным кандидатом на открытие списка суперуважаемых жителей района. А как же иначе?! Ведь Зайнаб Минахметовна почти двадцать лет руководила колхозом «Правда», выведя достаточно быстро это хозяйство Башкирской АССР из отстающих в число районных передовиков и там закрепив его. Во многом этому способствовали личные качества и умения председателя: запредельные трудолюбие и ответственность, основательное знание дела и готовность принимать смелые решения, неподдельные интерес к нуждам сельчан и курс на превращение их в соратников не посредством командного голоса и крика, а благодаря таланту «достучаться до души».

Весь названный букет достоинств Зайнаб ханум начал проявляться уже в начале ее трудовой деятельности, прошедшей на территории родного Камышлинского района.

Да, родилась она 10 апреля 1927 года в деревне Старое Ермаково Бугурусланского уезда Самарской губернии. Когда год спустя жители 50 дворов отделились от этой деревни и обосновали невдалеке поселок Чулпан, среди них были и родители Зайнаб – супруги Шигабутдиновы. Ее отец Минниахмет Миназетдинович работал кузнецом, а мама Ракия Габделгазизовна занималась ликбезом (ликвидацией безграмотности) среди сельчан. «Те из них, кто вернулся с Великой Отечественной войны, – вспоминала десятилетия спустя героиня нашей статьи, – говорили мне слова благодарности в адрес мамы за то, что ее занятия позволили им посылать весточки домой с фронта».

Самой учительнице они высказать признательность не могли, так как она умерла в конце 30-х годов. А ранее скончался ее муж, и школьница Зайнаб вместе с малолетними братьями Асгатом и Рифгатом осталась сиротой, но не без внимания близких людей. На воспитание к себе их взял дедушка (по линии мамы) Габделгазиз Габбасович, участник первой мировой войны и глава большой семьи. По словам родственников, жена деда в свое время ушла в мир иной при родах шестого ребенка, успев при этом дать жизнь не одному новорожденному, а двойне. Так Габделгазиз абый превратился во вдовца и отца семерых детей. Через некоторое время он женился во второй раз, и новая супруга Шамсеруй ханум стала добрейшей мамой, а также заботливейшей бабушкой для многочисленных внуков.

Мудрым воспитателем был и сам дед, который после потери дочери остался со временем без сына и шести зятьев, не вернувшихся домой с фронта. Как и детей, он приучил внуков к труду, задействовав, в основном, личный пример. А работал глава дома ежедневно, вплоть до последних дней своей жизни, остановившейся в 96 лет. И даже слепота, погрузившая его в темноту за два года до кончины, не смогла прервать трудовой процесс.

А еще Габделгазиз эфенди привил своим преемникам стремление к образованию. Все его дети были грамотными. Сильную тягу к знаниям ощущала и внучка Зайнаб Минахметова (в свидетельстве о рождении ее записали под этой фамилией – по имени отца). В школе она получала только отличные и хорошие отметки, при этом была участницей художественной самодеятельности, а еще подрабатывала почтальоном.

Такая активная 11-летняя девчонка приглянулась, видимо, одному 17-летнему однокласснику (тогда в их классе наряду с 10-11-летними школьниками за партами сидели и 16-17-летние подростки). Проявление симпатии, как это часто бывает на заре юности, выражалось через всякие придирки, подвохи и насмешки. Терпела-терпела этот прессинг Зайнаб, да не выдержала и однажды посадила придиру на перышко от ученической ручки, расположенное перпендикулярно по отношению к скамье и острием вверх. Но, боясь мести, она перестала ходить на уроки и скрывала это от домашних. Однако через пару дней в доме деда появилась учительница, пришедшая проведать «пропавшую» школьницу. Узнав в чем дело, Габделгазиз бабай на следующий день сам отвел внучку в класс и, предположительно, что-то там произнес. После этого приставания ушли в небытие.

Окончив семилетку, Зайнаб в первые месяцы войны поступила в Камышлинский сельхозтехникум. Обучение в нем запомнилась постоянным чувством голода, с которым каждый боролся в меру своих возможностей или фантазии. Как-то учащаяся Минахметова подбила одногруппниц на посещение опытного участка техникума с целью оказания, якобы, помощи работавшим там женщинам. На самом же деле выдернули девчонки по две-три морковки, выковыряли несколько хлипких еще картофелин и помчались в общежитие. Но по дороге им встретился директор учебного заведения, который попросил показать содержимое карманов и мешочков. На этом учеба для «расхитителей социалистической собственности» могла и закончиться, но руководитель техникума оказался гуманным человеком. «Что же вы не дали картошке вырасти», – только и сказал он.

А у входа в общежитие произошла еще одна встреча – с учащимся Валерием из Ульяновска, вид которого девчонок удивил. На их вопрос – что с тобой? – худой, пожелтевший, с поникшей головой парень еле слышно ответил, что пять дней ничего не ел. Тогда Зайнаб пробежала по комнатам и, присовокупив к принесенным с поля овощам только что добытые продукты, сварила для парня еду и попросила отнести ее ему. Отнесли, но опоздали – Валерий уже умер час назад. «Я до сих пор переживаю и не могу забыть тот эпизод», – делилась своей грустью с журналистом почетный гражданин района. После этого случая она стала энергично помогать голодающим, и в техникуме ее прозвали «скорой помощью».

Диплом агронома наша героиня получила в октябре 1945 года и сразу приступила к деятельности по специальности в колхозе «Юлдуз» («Звезда») Камышлинского района. Затем осваивала труд участкового агронома на семь хозяйств, будучи членом трудового коллектива сначала Балыклинской МТС, а с января 1949 года – Новоусмановской МТС.

После рождения первенца она летом 1950 года устроилась на работу участковым агролесомелиоратором в Камышлинскую лесозащитную станцию (ЛЗС) и старательно трудилась не один сезон по планированию и выращиванию полезащитных лесных полос. Но некоторые решения руководства Советского Союза привели к перемещениям молодого специалиста. Так, в соответствии с постановлением Совмина СССР от 06.06.1953 N 1409 «Об использовании лесозащитных станций в сельском хозяйстве» 202 ЛЗС страны преобразовали в машинно-тракторные станции, в том числе и Камышлинскую ЛЗС.

Поэтому Зайнаб начала трудиться агрономом в Камышлинской МТС, однако через пару лет вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему улучшению агрономического и зоотехнического обслуживания колхозов», которое в связи с упразднением участковой сети МТС признало необходимым, чтобы агрономы и зоотехники машинно-тракторных станций были переведены в коллективные хозяйства.

Молодого, но знающего и требовательного, горящего на работе и умеющего общаться с людьми специалиста пригласили агрономом в крупнейший районный колхоз имени Молотова и со временем там же избрали секретарем парткома.

А потом тридцатилетнюю Зайнаб ждала дальняя дорога. Сначала она на восемь месяцев стала зоотехником-агрономом в одном из колхозов Лениногорского района ТАССР. А затем следом за мужем, офицером запаса, которого призвали на действительную службу, отправилась с двумя детьми в Приморский край. Роль офицерской жены, сидящей в доме, ей не понравилась, и Зайнаб, побыв до рождения третьего ребенка воспитателем в детском саду, устроилась бригадиром-овощеводом одного из отделений крупнейшего хозяйства Октябрьского района – овоще-молочного совхоза «Синиловский», который в 1960 году вобрал в себя несколько местных колхозов.

Любимое дело героини нашей статьи и здесь давало отдачу в виде неплохих урожаев. Вскоре по ее инициативе в хозяйстве открыли цех по переработке овощей, и население с удовольствием стало покупать овощные консервы,

А вот семейная жизнь не заладилась, и, исчерпав запасы терпения, Зайнаб ханум решила расстаться с мужем. Взяв только чемодан с детскими вещами, она с сыном, двумя дочками и беременная четвертым ребенком направилась в конце лета 1960 года в Уфу, к своим близким людям. Почему наша землячка не вернулась с Дальнего Востока на малую родину, доподлинно неизвестно. Можно только предполагать. Скорей всего это связано с тем, что родня встретила в штыки ее решение о разрыве семейных уз. Понял внучку только Габделгазиз бабай.

Стартовала в новую жизнь на новой территории Зайнаб Минахметовна решительно. Пришла в министерство сельского хозяйства Башкирской АССР и попросилась на работу по специальности. Послужной список «человека с улицы» вызывал уважение, и она получила назначение в Шаранской район. Сначала ее в августе приняли агрономом в Мещеревское отделение совхоза «Мичуринский», но уже через два года назначили управляющим этим отделением. В привычном для себя режиме Зайнаб ханум много и упорно трудилась, стремясь сплотить коллектив и направить его усилия на поднятие культуры земледелия и животноводства. За сравнительно небольшой срок отстающее отделение вышло в число передовых в совхозе.

Для решения производственных проблем управляющая использовала разные «рычаги», в том числе и трибуну пленума райкома КПСС. Так, 18 апреля 1965 года в Бакалинской районной газете «Знамя коммунизма» (Шаранский район входил тогда в состав Бакалинского района) появляется небольшой материал «Добрые перспективы» – о выступлении З.Салахутдиновой на пленуме, в котором она говорит о подготовке механизаторов к севу, поднимает вопрос нехватки тракторов ДТ-54 для посадки семенника сахарной свеклы и ее возделывания, а также просит партийный штаб помочь в выделении дополнительных тракторов промышленных предприятий.

Энергичного и умелого управляющего выбирают депутатом сельского и районного Советов. Есть и партийное поручение – пропагандист, о котором появляется другая заметка в местном СМИ. То есть Зайнаб успевала везде, и даже знавшие ее люди не понимали, как она управляется еще и с домашними делами, и с воспитанием четверых детей.

Конечно, детки ее дружили с самостоятельностью, но не были предоставлены сами себе. Маму они помнят любящей, справедливой и требовательной. «Мы просыпались от вкусного запаха пирогов и свежего хлеба, – написали мне в минувшем апреле сын и три дочери Зайнаб Минахметовны. – А мама уже ушла на работу».

Дела в «Мичуринском» у нее шли успешно, и в середине 60-х в райкоме КПСС с управляющей отделением завели разговор о новом участке трудовой деятельности. Прозвучало и конкретное предложение – возглавить ей колхоз «Правда». Поначалу Салахутдинова отказалась, объяснив это тем, что выход на совершенно иной уровень хозяйственной деятельности ей может быть не по плечу, да и детей своих тогда, по сути, перестанет видеть. Ее выслушали, дали время подумать в спокойной обстановке, а спустя некоторое время вновь вернулись к кадровому вопросу.

В общем, кончилась эта дипломатия тем, что в начале 1966 года Зайнаб ханум привезли на отчетно-выборное собрание членов колхоза «Правда». Перед тем, как занять место в президиуме, она всплакнула в глубине сцены, но отступать было некуда. Колхозники поняли ее состояние, встает один дед и говорит: «Не бойся, дочка». Его поддержал молодой тракторист: «Апа, вместе будем работать. Мы на Вас с надеждой смотрим, ведь райком не зря же направил».

С тех пор и стар, и млад в «Правде» называли ее «апа». А с надеждой они смотрели на свою апа потому, что середина 60-х была тяжелым временем не только для этого колхоза, но и всех хозяйств Шаранского района. Их земли передали сначала в Туймазинский район, потом в упомянутый Бакалинский, руководители которых, предполагая недолговременность таких решений, осторожничали с вкладыванием средств в развитие «новоселов». Жизнь потвердила правильность их предположений, поскольку в 1967 году Шаранский район был восстановлен.

А Зайнаб ханум, засучив рукава, взялась за работу. Она с раннего утра до поздней ночи была на ногах: на тарантасе объезжала поля и объекты животноводства, решала различные проблемы колхозников, знала положение каждой семьи. Бывшая доярка Габдрахманова А.С. вспоминала, что председатель почти каждое утро вместе с доярками приходила на утреннюю дойку: «Мы не переставали удивляться ее энергичности и силе духа».

Салахутдинова смело шла на внедрение научно обоснованных севооборотов, высокоурожайных сортов сельскохозяйственных культур, локальное внесение минеральных удобрений, безотвальную обработку почвы и другие новшества. Все это привело к планомерному повышению урожайности зерновых, технических и кормовых культур. Руководимый ею колхоз по всем социально-экономическим показателям вышел в число районных лидеров. Он первым ежегодно перевыполнял планы поставки государству зерна и других сельхозпродуктов. «Правда» стала славиться и успехами в сфере животноводства, превратив эту отрасль из убыточной в высокодоходную и застолбив за собой первое место по поголовью скота и производству животноводческой продукции на 100 гектаров сельхозугодий. Рентабельность производства доходила до 38-42%. Именно при Салахутдиновой хозяйство освоило производство сахарной свеклы. Посевы этой высокорентабельной культуры увеличились с 50 до 280 га.

Для трудового коллектива колхоза с подлинной хозяйкой во главе восьмая (1966-70) и девятая (1971-75) пятилетки были годами взлета, ступенями роста и укрепления экономики хозяйства. Приведем еще несколько цифр по этому периоду. 6-го августа 1966 года «правдинцы» выполнили годовой план продажи зерна государству, засыпав в закрома Родины 9200 центнеров хлеба и продолжая сверхплановую продажу зерна. Его урожайность за десять лет поднялась с шести до 21 центнера с гектара. В марте 1975 года выполнен пятилетний план продажи мяса государству, а план по продаже молока и яиц – в июне, июле.

Отметим при этом и такой факт. Получив в первой половине 70-х два высших ордена СССР и медаль «За трудовое отличие», Зайнаб Минахметовна не расслабилась, не сбавила обороты, не собиралась почивать на лаврах. В 1980 году колхоз намолотит 44000 центнера зерна, из них 22 тысячи – продаст государству. Большое, как говорят. видится лучше со стороны. Вот в связи с этим мнение шофера из Московской области Н.Краснова: «Не первый год помогаем другим областям в уборке урожая, видели и женщин-председателей. Но такого руководителя, как Зайнаб Минахметовна, встречаем первый раз. Видно природа и судьба наградили ее умом, волей, характером и гуманностью».

Много усилий предприняла Зайнаб апа и для улучшения условий труда и быта колхозников. Благодаря ее стараниям заметно изменился облик населенных пунктов, заменивших все соломенные крыши жителей на железо и шифер. Несмотря на дефицит стройматериалов и строительных кадров, председатель развернула строительство невиданных эдесь ранее масштабов. Были возведены магазины, три сельских клуба, административное здание, столовая, гаражи, мастерская для техники, средняя и начальная школы, много жилых домов, около 10 км водопроводной сети, множество объектов производственного назначения. Удалось поднять и загравировать внутрихозяйственные дороги.

Люди были благодарны ей за такую социальную политику. Сельчане, ранее уехавшие в город и влившиеся там в производственные коллективы, стали возвращаться домой – здесь есть работа, есть зарплата и радующие глаз перемены быта.

Перемены эти давались главе колхоза ох как непросто. И дело не только в дефиците стройматериалов. Например, за «несанкционированное» строительство административно-социального комплекса, в котором разместились сельский совет, почта, правление колхоза и другие учреждения (а позже – участковая больница), она получила выговор по партийной линии. Со скрипом возводился и колхозный Дом культуры. Проект был везде согласован, началась кладка стен, но поступила команда – остановить стройку, поскольку в актовом зале оказалось лишних 20 мест. По многим кабинетам пришлось побегать героине этой статьи, чтобы разрешили строить сей объект и дальше.

Когда возникали напряженнейшие ситуации в хозяйстве, она умела найти приемлемый выход. При этом взяток не брала и не давала, хотя в трудные годы объездила чуть ли не всю Россию в поисках строительных материалов, соломы, сена. И не думайте, уважаемый читатель, что при виде просительницы-женщины ей все шли навстречу. Отнюдь, многие двери не открывались, но Зайнаб ханум имела навыки науки убеждать и не боялась ни трудностей, ни авторитетов.

Навыки эти апа постоянно шлифовала в ставшем родным хозяйстве. Не будем идеализировать ее отношения с колхозниками, поскольку не всегда и не все из них охотно брались за исполнение поручений председателя. И были бессонные ночи и боли в сердце, приведшие к инфаркту. Тем не менее, своему кредо она не изменяла: командовать разъяснением и убеждением, а не криком и высокомерием. Именно поэтому бывший секретарь парткома колхоза Мияссаров М.М. отзывался о ней не только как о волевом организаторе, но и мудром человеке с хозяйственной жилкой.

Уважали главу хозяйства еще за то, что она не бросала слов на ветер и свои обещания выполняла. А также за то, что была скромной, не пользовалась льготами за счет колхоза и никогда не гонялась за славой. В этом плане депутатство Салахутдиновой в Верховном Совете Башкирской АССР 7-го созыва, кандидатство в члены Башкирского обкома КПСС и членство в Шаранском райкоме партии ее не портили. Наоборот, она использовала указанные общественные нагрузки не для своей популярности, а во имя решения проблем «Правды», хотя это нравилось не всем в коридорах власти.

Три раза Зайнаб ханум довелось побывать в Москве и принимать участие в работе профессиональных форумов: XI съезда потребкооперации СССР (декабрь 1984 года) и Всероссийского собрания представителей областных, краевых, республиканских (АССР) советов колхозов (1970 и 1980 гг.). Один представитель тогда в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР выбирался от 20 колхозов.

В 1982 году председатель «Правды» достигла пенсионного возраста, и правление хозяйства подарило ей телевизор стоимостью 714 рублей. Именинница поблагодарила коллег, а в ближайший понедельник вернула в колхозную кассу 700 рублей, потому что в хозяйстве было принято делать подарки членам коллектива при их выходе на пенсию в размере 15-20 рублей. В следующем месяце пришли другие награды – медаль «Ветеран труда» и Почетная грамота Президиума Верховного Совета Башкирской АССР, но на пенсию их обладательницу не отпустили. Еще около трех лет она руководила хозяйством и лишь в марте 1985-го передала бразды правления агроному А.Маннурову.

Тем не менее к апа по-прежнему шли односельчане: кто за советом, а кто – за помощью, поскольку Салахутдинова не отошла от общественной жизни, действуя в составе совета ветеранов и женсовета. По-прежнему она старалась всеми доступными способами помочь каждому из обратившихся.

Покуда позволяли силы «молодая» пенсионерка держала в личном подворье корову, кур, гусей и уток, а также занималась большим садом, в котором яблони, вишни и сливы плодоносят до сих пор. Ей всегда удавались традиционные татарские блюда, о чем знали не только дети и внуки. Поэтому с выходом Зайнаб апа на пенсию ее караваи и пироги, а также чак-чак стали заказывать на свадьбы.

Кроме дел «выпечных» она любила вязать и очень много читать – преимущественно исторические книги и жизнеописания известных людей. Отдельная тема – цветы, которыми Зайнаб Минахметовна начинала заниматься в первую очередь, придя домой. Через тягу к ним она даже схлопотала замечание лечащего врача. Дело было в больнице г. Октябрьского, куда пенсионерку с жалобами на боли в сердце положили на полтора месяца. Через несколько дней пациентка почувствовала себя получше и стала в 5 утра выходить во двор, где ухаживала за неизбалованными вниманием цветами до прихода врачей. Однажды увлеклась и не успела вовремя вернуться в палату. Но зато цветы зацвели.

Из-за проблем со здоровьем ей полагалась инвалидность, однако Зайнаб ханум и не подумала заниматься оформлением необходимых документов, так как не считала себя инвалидом. На сей раз промашку допустил врач, решивший, что таким образом Салахутдинова «выбивает» первую группу. А она не выбивала даже назначенную персональную пенсию, которая почему-то перестала начисляться в 1999 году. Ситуация «персональный пенсионер без пенсии» длилась четыре года, но никаких вопросов от апа никуда не поступило. Она молча выращивала на своем участке морковь и свеклу, передавая их в больницу. Да и дети помогали.

Кстати дети – ее особенная гордость. Все они получили высшее образование, создали свои семьи и достойно живут на территории Башкортостана. Сын Ринат после защиты кандидатской диссертации по техническим наукам работает доцентом в Уфимском государственном авиационном техническом университете. У него имеются более 60 публикаций (в том числе 25 патентов на изобретения) и серебряная медаль ВДНХ. Дочь Дания уже на заслуженном отдыхе, дочь Гузель трудится на государственной службе в столице республики, а младшая дочь, уроженка башкирской земли Гульназ – заведующей отделением Нефтекамского машиностроительного колледжа. Она – почетный работник среднего профессионального образования Российской Федерации и отличник образования Республики Башкортостан.

Дети порадовали маму пятью внуками, также окончившими ВУЗы. Среди них есть врач Чингиз, ведущие инженеры Руслан и Ляйсан, доктор социологических наук Риля, тема диссертации которой «накрыла» сферу деятельности бабушки – «Трансформация социально-трудовых отношений в аграрной сфере» (на материалах Республики Башкортостан).

Большие преемственные надежды Зайнаб апа связывала с внучкой Александрой, осваивавшей специальность «Агрономия» вБашкирском государственном аграрном университете (БГАУ), и стажировавшейся в Германии. Обучалась студентка старательно, была стипендиатом президента Республики Башкортостан, овладела английским и немецким языками (в бабушкиных устах это звучало колоритно: «Инглиз телен су кебек эчә, немец телен дә уңышлы үзләштерә»). Ныне Александра является аспиранткой БГАУ. Конечно, председательскую эстафету ей подхватить уже не удастся, но свое слово в агробизнесе она сказать должна. Может быть, со временем ее назовут «внучкой дочери Земли», потому что о Зайнаб Минахметовне говорили как о «дочери Земли».

Внуки, правда, именовали ее по-другому – нәнәй – и любили за ласковый прием с отменной выпечкой, ненавязчивое просвещение и обилие рассказываемых им сказок. «Она умела быть другом и советчиком, – вспоминает старшая внучка Риля. – …Со всеми детьми говорила как с взрослыми. Не ругала. Просто все мы знали, как должно быть. …Каждый день брала нас собой и показывала, как оставаться человеком, отвечая за людей и дело, которым ты живешь». (По просьбе автора статьи Риля Ринатовна изложила свое впечатление о бабушке, оформив его в виде трогательной заметки, которую можно прочитать на одной из ближайших страниц этого номера журнала).

Прививала нәнәй новому поколению родственников и грамотную татарскую речь, интерес к национальным песням и праздникам, соблюдению традиций. Общение с детьми велось только на родном языке, а уважение к вере, взращенное в ней Габделгазиз бабаем и Шамсеруй әби, Зайнаб ханум не насаждала, но транслировала. Успела она пообщаться и с детьми внуков.

Руководство республики не забывало своего славного председателя. К ее 70-летию ЗайнабМинахметовнунаградили Почетной грамотой РеспубликиБашкортостан за многолетнюю добросовестную работу в области сельского хозяйства. Откликнулась на событие и Шаранская районная газета «Октябрь байрагы» («Знамя Октября») – фотографией юбилярши на первой странице, опубликованием Указа президента РБ о награждении только что названной грамотой и поздравлением, которое подписал глава администрации района. «Ваши славные дела, личная жизнь и сейчас являются для нас примером и маяком», – сказано в том поздравлении.

Сказано, надеюсь, от души, но перемены в стране постперестроечного периода эти маяки начали гасить, да и примеры пошли в ход совершенно другие. Развал дел в сельском хозяйстве очень огорчал Зайнаб апа, о чем она не раз говорила напрямую башкирским журналистам, которые любили брать у нее интервью, поскольку она не только многое знала и охотно с этим знанием делилась, но и имела свое мнение по любому вопросу.

Через год после своего юбилея она приехала на другое 70-летие – поселка Чулпан, где прошла часть ее юности на камышлинской земле. По словам очевидцев, держалась скромно, общалась приветливо, всем профессионально интересовалась и переживала за заброшенные колхозные поля. Земляк А.Шарафиев, ставший писателем, предложил тогда же своей старой знакомой написать о ней большую статью в готовившуюся им книгу о славных чулпанских жителях. Но Салахутдинова ответила отказом и на сей встрече, и в последующем обмене письмами. «Асхат, про меня ничего не пиши, – выводит строчки ее рука, – моя жизнь была тяжелей, вырастила четырех детей, вершила трудные дела. Я была для Чулпана ненужным человеком. Кто я в Чулпане? Я – никто».

Столько подтекста и переливов в этой цитате, что без консультаций с ее автором можно придти к разным выводам. Но автора уже нет на белом свете – с 4 мая 2016 года. Земля с. Зириклы Шаранского района приняла «дочь Земли». Так что 90-летие председателя зириклинцы отмечали без своей апа – целеустремленной и трудолюбивой, справедливой и честной, грамотной и смелой, доброй и заботливой. Об этих ее качествах говорили и в Шаранском историко-краеведческом музее, где 13 апреля 2017 года прошел час истории, посвященный 90-летию со дня рождения Зайнаб Салахутдиновой.

У нее определенно был дар общения с людьми, умение их притягивать и объединять для достижения общественно-значимых целей, которое подкреплялось стремлением служить землякам и ценить их трудовое подвижничество. «Один в поле не воин без поддержки людей, – частенько говорила героиня сей статьи, имея в виду поле не ратное, а сельскохозяйственное, но на котором тоже разворачивались битвы. – И я могу назвать себя счастливым человеком, ведь мне повезло с людьми, которые меня окружали и поддерживали во всех начинаниях, которые, не жалея сил, замерзая от холода или изнывая от жары, пахали землю, сеяли, убирали урожай».

Такого рода счастливость улавливается окружающими и долго не забывается. Будем надеяться на это и на бесперебойную работу «сервера» народной памяти.

Рашид ШАКИРОВ.

Родители Салахутдиновой З.А.

Родители Салахутдиновой З.А.

В годы учебы в Камышлинском сельхозтехникуме, первая половина 40-х годов. Зайнаб - слева

В годы учебы в Камышлинском сельхозтехникуме, первая половина 40-х годов. Зайнаб — слева.

Агроном Мещеревского отделения совхоза «Мичуринский» Шаранского района БАССР, 1960 год

Агроном Мещеревского отделения совхоза «Мичуринский» Шаранского района БАССР, 1960 год.

Члены республиканского совета колхозов, 1975 год

Члены республиканского совета колхозов, 1975 год.

После совещания с агрономами, 70-е годы

После совещания с агрономами, 70-е годы.

Председатель колхоза «Правда», 70-е годы

Председатель колхоза «Правда», 70-е годы.

Председатель колхоза «Правда», Шаранский район БАССР, 70-е годы

Председатель колхоза «Правда», Шаранский район БАССР, 70-е годы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Председатель колхоза «Правда».

Встреча со школьниками на ферме колхоза «Правда», 70-е годы

Встреча со школьниками на ферме колхоза «Правда», 70-е годы.

С молодежью д. Куртутель Шаранского района, середина 70-х годов

С молодежью д. Куртутель Шаранского района, середина 70-х годов.

С тружениками колхоза им. Молотова, Камышлинский район, первая половина 50-х годов. Зайнаб - сидит третья справа

С тружениками колхоза им. Молотова, Камышлинский район, первая половина 50-х годов. Зайнаб — сидит третья справа.

С тружениками совхоза «Мичуринский», Шаранский район БАССР, 1963 год. Салахутдинова - сидит справа

С тружениками совхоза «Мичуринский», Шаранский район БАССР, 1963 год. Салахутдинова — сидит справа.

Среди делегатов республиканской отчетно-выборной партийной конференции, Уфа, 1969 год. Салахутдинова - сидит вторая справа

Среди делегатов республиканской отчетно-выборной партийной конференции, Уфа, 1969 год. Салахутдинова — сидит вторая справа.

С дочерьми Гузель и Гульназ, Нефтекамск, 2010 год

С дочерьми Гузель и Гульназ, Нефтекамск, 2010 год.

Салахутдинова З.М., 2009 год

Салахутдинова З.М., 2009 год.

Салахутдинова З.М., 2012 год

Салахутдинова З.М., 2012 год.

На юбилейном вечере по случаю собственного 70-летия, ДК села Зириклы

На юбилейном вечере по случаю собственного 70-летия, ДК села Зириклы.

Зайнаб апа с дочкой Гульназ, двоюродными племянниками Салаватом, Ильдусом и их мамой Салимой апа, пос. Чулпан, 1998 год

Зайнаб апа с дочкой Гульназ, двоюродными племянниками Салаватом, Ильдусом и их мамой Салимой апа, пос. Чулпан, 1998 год.

Зайнаб апа (справа) с родственницами по отцовской линии, май 2015 года

Зайнаб апа (справа) с родственницами по отцовской линии, май 2015 года.

Малая родина Зайнаб апа - пос. Чулпан - отмечает свое 90 летие. Но уже без нее, 2018 год

Малая родина Зайнаб апа — пос. Чулпан — отмечает свое 90 летие. Но уже без нее, 2018 год.

В саду своего дома с внучатыми двоюродными племянниками и правнучкой, Зириклы, 2008 год

В саду своего дома с внучатыми двоюродными племянниками и правнучкой, Зириклы, 2008 год.

Риля Салахутдинова, внучка

Риля Салахутдинова, внучка.

Час истории в Шаранском историко-краеведческом музее, посвященный 90-летию Салахутдиновой, 2017 год

Час истории в Шаранском историко-краеведческом музее, посвященный 90-летию Салахутдиновой, 2017 год.


О моей бабушке

О своей бабушке, вернее «нәнәй», могу говорить бесконечно. Первое воспоминание о ней связано с такой чертой характера – трудолюбие. Летним вечером она делает пастилу из яблок (на татарском языке – «алма кагы») в «промышленных» масштабах. Все, кто сталкивался с этим процессом, знают как это непросто. Сначала нужно собрать яблоки… Помыть, порезать, сварить в огромной кастрюле (литров 25-30), протереть через сито и разложить на громадные деревянные листы подсыхать, разместив их на проветриваемом месте. Это сейчас появились сушилки, и процесс выглядит несколько иначе. И так в течение всего периода сбора урожая.

Да! Трудолюбие, наряду с такими чертами как требовательность к себе и к любому делу, которое она начинала, ответственность за людей – это то, что ее отличало. Именно эти черты в моем понимании отражают слова «Хозяин», «Хозяйка». Полагаю, такими качествами должен обладать современный руководитель. Думаю, что все, кто был с ней рядом, понимали, что если за дело берется Зайнаб Минахметовна, то все будет хорошо. Легко не будет! Результат будет! Основательный! Надежный!

Со стороны она казалась достаточно суровой, улыбалась редко, по делу. Думаю, это было связано с тем грузом ответственности, который в таком юном возрасте и так надолго лег на ее плечи. Ведь это не город. Деревня. Где каждое движение на виду. За любой промах следует расплата в виде недобрых слов. Она как образец. Пример. А как по-другому можно требовать от людей того, что сам не делаешь?

Перед глазами картина: каждый вечер, после того как скот вернулся домой, она брала вилы и убирала. И не только во дворе, но и за воротами. Приезжаю в современную деревню и сразу обращаю внимание на эту особенность. Чисто должно быть везде! Сможем ли мы соответствовать тем стандартам, которые были сформированы нашими дедушками и бабушками?

Лишь изредка помню ее отдыхающей. Учитывая тот факт, что работала она председателем колхоза «Правда», дома бывала редко. Она всегда куда то ехала. С кем-то разговаривала. Не останавливалась ни на минуту. Тогда в процессе организации жизни в колхозе было все продумано. Начиная с доставки колхозников к месту работы и заканчивая организацией питания. До сих пор помню вкус обеда в поле. Алюминиевые тарелки, наполненные чем-то очень вкусным. Обычно привозили и первое, и второе. Горячий белый хлеб. Чай из больших баков. Да! Тогда все готовилось в колхозе именно в таких масштабах. Можно было накормить взвод, а то и роту солдат.

Это было действительно особенное время. Время человеческого подвига и преодоления. За годы ее руководства для сельчан были построены школа, детский садик, сельский клуб, значительное число производственных объектов. К сожалению, в период реформ потенциал был несколько растрачен. Однакоотмечу, что, несмотря на некоторое запустение, села в этом районе остались жизнеспособными. Вопреки! И главное здесь остались люди. Дети ходят в садик. Работает общеобразовательная школа. А значит деревня жива! Сохранились прекрасные дороги, что не характерно для большинства российских сел.

Все, что ни делала моя бабушка, было как-то очень правильно. Продумано. До сих пор удивляюсь, как она держалась на ногах. Уезжала часов в пять, возвращалась после восьми. А ведь еще домашние дела. Как она не сломалась? Как выдержала этот бешеный ритм? Как успевала учиться в течение всей жизни? Ее библиотека! Библиотека сельского человека даст фору всем нашим. Телевизор не особенно любила. Смотрела в основном новости. Даже не помню, чтобы она интересовалась сериалами. Не до этого было. А написанные ее рукой поздравительные открытки. Письма. Просматривала я их однажды и была удивлена. В каждом послании чувствуются тепло, искренность, забота и доброта.

Особенно запомнилось ее отношение к односельчанам, их близким. Знала она каждую семью, чем живут, какие проблемы есть. Она постоянно думала, как сделать жизнь лучше. Как помочь? Когда в ее дом приходили люди, маска сурового руководителя сменялась на усталую улыбку друга и советчика. Она верила в каждого. Очень расстраивалась, когда они делали ошибки. Принимала их неудачи за свои. Не досмотрела. Не увидела. Не остановила.

Странно, но в этой круговерти она успевала быть домохозяйкой. Теплый и светлый дом. Запах горячих пирогов. Какой-то особенно вкусный чай. Волшебный погреб, наполненный разными вкусностями. Только она делала такой вишневый компот и необычный, громадный чак-чак. В районе, конечно, сохранились умелицы, но тот вкус, наверное, уже найти не смогу.

Она умела быть другом и советчиком. Ей – пятьдесят два, мне – пять. Она со всеми детьми говорила как с взрослыми. Не ругала. Просто все мы, внуки, знали, как должно быть. Она каждый день брала нас собой и показывала, как оставаться человеком, отвечая за людей и дело, которым ты живешь.

Очень часто ценность людей особенно остро чувствуешь, когда они уходят. Точно знаю, в Башкортостане и за его пределами до сих пор живут люди, которым она помогла с дорогой в жизнь и защитила от житейских неурядиц. Думаю, они помнят о ней.

Риля САЛАХУТДИНОВА, доктор социологических наук, доцент (Уфа)

 

Риля Салахутдинова, внучкаСалахутдинова Риля Ринатовна.

Родилась в 1975 году. Окончила юрфак БашГУ в 1997 году. Защитила кандидатскую диссертацию 22 декабря 2000 года. Защитила докторскую диссертацию 30 июня 2011 года. Была деканом факультета государственного и муниципального управления Башкирской академии государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан. Сфера научных интересов: экономическая социология, социология управления.Имеет 70 научных публикаций. (Ее фотография имеется среди присланных мной к статье о Салахутдиновой З.М.)

Журнал «Самарские татары», № 2 (23), апрель — июнь 2019 года.

Просмотров: 579

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>