Рафаэль Давыдов: «Красота будет востребована всегда»

2erKMhVvkZw«Сынок, будь достойным и не посрами нашу фамилию» – такими словами благословила своего сына мама Рафаэля Давыдова, когда узнала, что он будет работать в Куйбышевском доме моделей. Сегодня уже можно сказать, что фамилию свою он не только не посрамил, но и стал одним из лучших в модельном деле и приобрел широкую известность, причем далеко за пределами нашего региона.

О том, что он когда-то с головой окунется в модельное движение, Рафаэль даже не подозревал. Выходец из татарской рабочей семьи, мальчишкой поступил в Куйбышевский речной техникум. Отучился на штурмана-механика. До армии ходил на нефтеналивных и пассажирских судах по рекам и морям. Побывал практически во всех прибалтийских капстранах. Ходил и по Каспийскому морю. Последний поход был на дизель-электроходе «Киргизия», который более известен самарцам, как «Петр Алабин». В начале 1980-х Рафаэль Давыдов был призван в армию, в службу спецконтроля, которая занималась регистрацией ядерных взрывов по всему миру. Армейские будни проходили под Одессой, на Украине.

Служба в армии

Для армейской службы Рафаэля слово «будни» не совсем уместно.

В армии все мои друзья были музыканты. Я тоже стал больше заниматься музыкой. Организовали свой ансамбль, с которым гастролировали практически по всей Украине, – вспоминает Рафаэль Давыдов. – Нас везде приглашали. Когда приезжали в какой-нибудь клуб, все поначалу воспринимали наш коллектив с юмором: Мол, солдатики, ну что они могут спеть, «Не плачь девчонка» и тому подобное?! Но так обычно было до первых перерывов, во время которых люди подходили и с удивлением спрашивали: «Ребята, вы откуда, что вы тут делаете»? Дело в том, что наш репертуар состоял из песен групп Deep Purple, Nazareth, «Воскресенье», «Машина времени» и других. И это исполняли мы – советские солдаты. Из-за «Машины времени» меня в армии однажды чуть не посадили на «губу». Пели мы в солдатском клубе, а у Макаревича в песнях есть слова «Кто может знать, может, здесь, а может, там…» или «А тут не выпито вино»… И вот поем мы эти песни, а в это время за кулисами битком набитого солдатами клуба стоял замполит части. Дядька очень строгий, полковник. Песня еще не успела закончиться, а он уже пальчиком зазывает меня за кулисы и начинает отчитывать за «неправильные песни». Мол, к чему вы солдат агитируете, к самоволкам и пьянству? Я попытался было привести ему в пример классиков, того же Пушкина: «Выпьем с горя; где же кружка? Сердцу будет веселей», но мои доводы не произвели на него должного впечатления. В ответ достаточно безапелляционно мне посоветовали не путать «какого-то там Маркевича» с Пушкиным и предупредили, что если еще раз услышат подобное – сидеть мне под арестом. Выступать мы не перестали, но с того времени приходилось постоянно оглядываться: нет ли где-то поблизости начальства. Достаточно быстро мы стали популярными, так как от советских солдат такого репертуара не ожидал никто. Повезло, что из части нас отпускали на концерты спокойно, благодаря подполковнику, который был, можно сказать, нашим негласным продюсером. Но случались и курьезы, когда приезжали с концерта в 5–6 утра, ложились спать, а тут объявляют тревогу. И в таком состоянии в полном боевом комплекте приходилось бежать двенадцатикилометровые марш-броски. Никуда не денешься: служба есть служба. В основном нас приглашали на разные культурные мероприятия и праздники. Это для нас была такая отдушина и ощущение свободы. Нас недолюбливали офицеры, солдаты нам завидовали, но возразить против никто не мог. Авторитета у нас было предостаточно, – вспоминает Рафаэль Давыдов.

Прощай, флот. Да здравствует музыка!

После демобилизации возвращаться на флот не хотелось. Приезжали друзья, коллеги, уговаривали вернуться, но как отрезало. Не хотелось Рафаэлю занимать чье-то место, понимал, что, несмотря на перспективность и хорошие возможности, связанные с посещением других стран, дело это не его. Хотелось заниматься музыкой. Начал работать на фабрике музыкальных инструментов, параллельно готовился к поступлению в музыкальное училище. И поступил, причем не имея за спиной базового музыкального образования. Поступить в училище в то времябыло делом не простым. Рафаэль только уже в училище узнал, что с той «волшебной» справкой, которую ему выдали после службы в армии, он мог вне конкурсапоступить в любой вуз страны. Хоть в Гнесинское училище.

После третьего курса училища Рафаэль Давыдов задумал продолжить образование в консерватории, но не сложилось. Поступило предложение поработать в саратовском Дворце творчества. Привлекло то, что при Дворце была своя музыкальная студия. Жил в съемной квартире, куда часто наведывались друзья из Самары. Пробовал себя в роли диджея на дискотеках. А еще в Саратове он с друзьями создал группу «Дядя Федор», которая играла в стиле «Дюны». Тогда такой стиль был в моде, и коллектив был всегда востребован. Не одно более или менее значимое городское мероприятия не обходилось без выступления группы Рафаэля Давыдова. Позже он начал придумывать и проводить всевозможные шоу-программы и мог всегда рассчитывать на поддержку городских властей.

– В одно время мы познакомились с человеком, который писал песни для тогда популярной группы «Комбинация». Однажды он пришел похвалиться новой песней, которая называлась «Твоя вишневая «девятка»… Кто бы мог подумать, что эта попсовая песня потом будет звучать из каждого утюга, – улыбается Рафаэль.

 В Саратове Рафаэль Давыдов сумел настолько себя зарекомендовать, что его пригласили преподавать на эстрадное отделение в местном училище культуры. И это человека, не имеющего классического консерваторского образования. Преподавал азы игры на бас-гитаре. Но недолго. В 90-е годы открылись границы. Начался челночный бум. Одной музыкой сыт не будешь, поэтому, когда друзья предложили ему попробовать новую сферу заработка, отказываться было бессмысленно. Ездил в основном в Польшу. Бывало, что жил там месяцами и даже подумывал навсегда остаться в Европе. Благо что все шансы и возможности для этого были. Но по семейным причинам пришлось отложить эту затею, а позже полностью от нее отказаться. Забросил преподавание, забросил челночный бизнес, пришлось возвращаться в Самару.

 Модельная жизнь начиналось более чем странно

Модно сказать, с провидения.

– Я сидел дома один, – вспоминает Рафаэль Давыдов. – Весна, ручьи, солнце, чудесное настроение. Дома нет никого. И вдруг из ниоткуда слышу баритональный мужской голос, который говорит мне, что я должен пойти работать в Куйбышевский дом моделей. Моему удивлению не было предела. С чего бы это вдруг? Подумал, что кто-то решил надо мной подшутить. Проверил дверь – она заперта. Выглянул в окно – никого. Обыскал всю квартиру. Тишина. Расскажешь кому, засмеют или, еще хуже, посоветуют идти лечиться. Лучше уж промолчать. Я никому ничего не сказал, но на следующее утро любопытство взяло верх, и я пошел в Дом моделей. Он тогда находился на пересечении улицы Галактионовской и переулка Специалистов. Подхожу к углу Дома моделей, там женщина торгует вещами. Спрашиваю: как можно увидеть директора? В ответ: «Да вот же, она только что отошла». Недалеко действительно стояла женщина. Подошел к ней, не зная, что сказать. Единственное, выдавил из себя: «А можно к вам?» Сказала, да, и предложила прийти завтра

На следующее утро Давыдов пришел в приемную, а еще через день он уже приступил к работе в должности режиссера-постановщика, определившую всю его дальнейшую жизнь.

  – В основном я занимался организацией показов. По тем временам мы ездили по многим мероприятиям и показывали модели одежды. Куйбышевский дом моделей был единственным в регионе и считался очень престижным. Были собственные цеха, свои модели, все было на высочайшем уровне, – говорит он о годах своей работы. – Я проводил мероприятия, имел честь общаться с такими легендами, как Слава Зайцев и Валентин Юдашкин.

Чуть позже Рафаэль Давыдов стал региональным представителем Российской ассоциации домов мод под руководством Славы Зайцева. Позже ее возглавила Наталья Виноградова, которая организовала первую в нашей стране Неделю российской моды.

Куйбышевский дом моделей вскоре, как и многие предприятия в 90-е годы, прекратил свое существование. На улице оказалось очень много людей с золотыми руками. Рафаэль решил организовать свое небольшое швейное предприятие. Зарегистрировался частным предпринимателем, начал шить свои коллекции одежды. В первое время арендовал помещение в здании бывшего Дома моделей. Здесь же, буквально за копейки, удалось купить необходимое оборудование. За опытом ездил в Москву, где помогал организаторам в проведении разных Недель мод. В одной из таких поездок познакомился с организаторами Недели моды в Париже, которые пригласили его во Францию.

– Сейчас у меня модельная студия «Аванте» в «Аврора Молле»и небольшое ателье, которым занимается моя сестра. Шьем под заказ. Это и форменная одежда собственной разработки, и сценическая одежда, и фольклорные костюмы разных народов. Можем шить любую одежду, – рассказывает Рафаэль Давыдов. – Модельной студией непосредственно занимаюсь я. Также я являюсь региональным представителем конкурса «Мисс Россия» и в мою задачу входит поиск достойных лиц, которые смогут представлять Самарский регион на уровне нашей страны.

Конкурсами красоты Давыдов заниматься не планировал. Опять получилось все как-то случайно. После очередной Недели моды в Москве, где Рафаэль показывал свою коллекцию, с ним захотел познакомиться Николай Костин – бывший президент конкурса «Мисс Россия». Он предложил Рафаэлю заняться конкурсом на региональном уровне.

– Я не согласился, мне хотелось заниматься своим делом. А, может, просто побоялся ответственности. Года полтора они меня обрабатывали, вызывали несколько раз в Москву, советовались, участвовал в проведении кастингов для «Мисс России». Со временем мне это стало нравиться. Единственное, конечно, хотелось, чтобы чествовали не только победительниц конкурсов, но помогали и другим участницам в продвижении. Они все замечательные и заслуживают этого, – делится он воспоминаниями.

В Самарской области региональный конкурс красоты Давыдов проводит с 2002 года. И Рафаэлю очень не нравится, когда люди говорят, что на таких конкурсах все предопределено заранее. При каждом удобном случае он старается развенчивать эти мифы. Будь то на телевидении или радио, куда его часто приглашают.

– Если человек ничего подобного не видел, как он может такое утверждать? Мне часто бывает жалко членов жюри, которым предстоит выбирать, а значит, нести колоссальную ответственность за свои голоса. Все девушки красивы, но побеждает одна. Как потом остальные конкурсантки объясняют свое поражение – это пусть остается на их совести. Эталона красоты не существует. На этом можно поставить точку. Все зависит от предпочтения члена жюри в данное время и в данном месте. Причем через час, через день или месяц мнение у каждого из них может поменяться. Многое зависит и от самих участниц – кто-то перед выходом подрезал волосы, кто-то переборщил с косметикой, кто-то что-то жует… Это, как правило, приводит к провалу. Изюминку в них жюри в этом случае вряд ли сумеет разглядеть, – делится профессиональными секретами Рафаэль Давыдов.

Агентство «Аванте» занимается не только взрослыми, но и юными моделями, и для них также существуют разные конкурсы и состязания. Впрочем, родители приводят своих детей в модельную студию не ради побед на подиуме. Рафаэль – прежде всего практик, он старается анализировать, как меняются его подопечные. Он убежден, что такие занятия помогают людям раскрепоститься, обрести уверенность, выявить скрытые внутренние ресурсы. А это уже победа. Личная для каждого.

Сегодня показы модельной студии «Аванте» проводятся не только на мероприятиях «Аврора Молла», но и на многочисленных городских мероприятиях. Модели Рафаэля Давыдова участвуют в различных всероссийских конкурсах, фотосессиях брендовой одежды, рекламных акциях.

Новый проект – «Невеста России»

Совсем недавно Рафаэль Давыдов получил авторские права на проведение всероссийского конкурса «Невеста России». Планируется, что проводиться он будет в Москве, после того как во всех городах страны состоятся отборочные туры. Пилотный выход конкурса в этом году состоялся в самарском ресторане Hadson и оставил у зрителей самые хорошие впечатления. Сейчас проведение отборочных туров рекомендовано регионам. По словам Давыдова, задача конкурса – наряду с женской красотой популяризировать семейные ценности. Конкурс предполагает дефиле девушек в свадебных нарядах, демонстрацию кулинарных навыков, самопрезентацию Lovestory, когда девушки делится секретом своего знакомства с избранником, и, конечно, эмоциями, которые она испытала, и многое другое.На предварительных конкурсах могут быть любые конкурсные задания, но в финале сюрпризов уже не будет. Все элементы заранее будут оговорены.

Конкурс «Татар кызы» можно возродить

В 2014 году в Самаре впервые прошел отборочный этап федерального конкурса красоты «Татар кызы». То, что этот национальный праздник красоты состоялся на высочайшем организационном уровне – заслуга не только его идейного вдохновителя и спонсора Ильяса Шакурова, но и главного его соорганизатора и режиссера – Рафаэля Давыдова.

   – У нас с Ильясом Шакуровым давно была идея сделать татарский конкурс красоты, – вспоминает Давыдов. – Начали писать положение, разрабатывать условия участия, но потом через какое-то время все это забылось. И у него было полно работы, и я был в постоянных разъездах. Как-то он позвонил мне с вопросом: не хочу ли я снова вернуться к этой теме? Я ответил согласием. Был миллиард идей, но их нужно было сопоставлять с возможностями. А делать всегда хочется на высшем уровне. Какими будут площадка, одежда, световое оборудование, программа и ее насыщение, антураж… Все нужно было продумывать до мелочей, необходимо было все учесть. А главное, нужна была команда, чтобы все это сделать. И она у нас была. Все задачи мы выполняли вместе. Наверное, поэтому конкурс получился очень красивым и в финале в Москве мы выступили очень достойно. Если будет команда, то я готов еще раз поучаствовать в проведении этого конкурса.

  Рафаэль Давыдов считает, что такого понятия, как «модельный бизнес», не существует. Есть модельное движение. В крупных городах, таких как Москва и Санкт-Петербург, в такие агентства вкладывают средства банки или какие-то иные финансовые структуры. Это как «Газпром», который вкладывается в спорт или еще куда-то.Понятно, что никаких дивидендов, кроме имиджа и собственного продвижения, они от этого не получают. Но такие вливания дают возможность для развития модельных агентств. В Самаре, к сожалению, это пока не практикуется. Но это пока. Рафаэль Давыдов уверен, что красота будет востребована всегда. И он для этого делает все от него зависящее, ежегодно открывая двери своей модельной студии для юных моделей.2erKMhVvkZwIuJspsKyQSs

 

Данияр САЙФИЕВ.

Журнал «Самарские татары», № 3 (24), июнь — сентябрь 2019 года.

Просмотров: 582

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>