Дина Гарипова: «Мой муж знал, с кем связался и на что подписывается»

Безымянный22Заслуженная артистка РТ о перспективах Манижи на «Евровидении», сохранении татарского языка и отношении к негативу в соцсетях

«Огромную работу мы провели еще до карантина: встречались с историками, искусствоведами, профессорами философии… Изучали стихи великих татарских поэтов», — рассказывает Дина Гарипова о создании своего татарского альбома, работе над которым помешала пандемия. Певица объясняет свое нечастое появление на ТВ тем, что в течение нескольких лет у нее не было полноценного репертуара, но теперь песен много, включая написанные самой Гариповой. О своих артистических буднях певица рассказала в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online».

«Я очень поддерживаю Манижу!»

— Дина, сегодня в финале «Евровидения-2021» Россию представит Манижа. Что думаете о ее перспективах?

— Я очень поддерживаю Манижу! Не так давно мне посчастливилось участвовать с ней в одном концерте, у нас была общая гримерная, и я лично с ней познакомилась. Я прониклась этим человеком, потому что она очень открытая, улыбчивая, переживающая за все. Мне нравятся такие люди. Манижа очень близко к сердцу все принимает, хотя она довольно сильный человек, и это видно. На нее обрушилось очень многое, но она это все достойно переживает.

Конечно, перед «Евровидением» по понятным причинам все переживают очень сильно, и много внимания уделяется каждому артисту, который едет на этот конкурс. Вокруг каждого возникает какая-то история: у кого-то плагиат, у кого-то еще что-то произошло. Всегда ждут каких-то скандалов. И Маниже очень сильно досталось. Я восхищена тем, что она стойко держится, старается на подобное с позитивом реагировать. Естественно, будут те, кому не нравится данная песня. Это нормально, это музыка.

— Энергетика у нее бешеная, конечно…

— Энергетика бешеная! Когда я была на отборе, который проходил на Первом канале, мы все это чувствовали. Все три участника отбора уже имеют свои имена на сцене. Честно говоря, я не знала, как люди будут голосовать, на что обращать при этом внимание. Не знаю, как через экран телевизора все подобное смотрится, но, когда ты видишь это живьем, думаешь: какой уровень, вот это да! Все круто выступали, но, когда вышла Манижа, зал просто подпрыгнул. У нее и песня заводная — как только чувствуешь этот бит, начинаешь качаться и подпевать. Все в зале вокруг меня говорили про номер Манижи: «Это круто, это круто!». Это очень хорошая реакция на нее.

— Какие прогнозы по песне?

— Я обычно стараюсь не делать никаких прогнозов, потому что «Евровидение» — абсолютно непредсказуемый конкурс. Вообще непонятно, что в этом году может «выстрелить». На «Евровидении-2007» победила «Молитва» Марии Шерифович, но кто бы мог подумать, что такая песня — глубокая, мелодичная — вызовет большой резонанс у людей и они будут так активно за нее голосовать? А когда-то победили финны из «Лорди», которые вышли в масках и всех шокировали. Вообще не угадаешь, кто победит. Не могу делать какие-то предположения, просто хочу пожелать Маниже удачи и буду ее поддерживать.

— «Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями об участии в Евровидении 2013 года. Какую роль это сыграло в вашей жизни? Возможно ли действительно талантливому человеку одержать там победу или же все это лишь политика и мы зря переживаем и отсылаем сообщения во время голосования?» (Олеся)

— Естественно, я не знаю всей кухни «Евровидения», как проходит там голосование. Я участник «Евровидения», знаю его как артист, который находится за кулисами, который выступает и видит только результаты голосования. Но там побеждают очень талантливые ребята. Я частенько соглашалась с результатом голосования. Например, победитель «Евровидения-2019» из Нидерландов Дункан Лоуренс был очень ярким. Он хорошо пел, его номер был без перегруза: он сидел за роялем, был красивый свет и красивая песня, и случилась победа. Или Лорин из Швеции на «Евровидении-2012»: она тоже находилась одна на сцене, но была настолько яркой, талантливой и поглощающей всю эту сцену, что такого было достаточно для победы. Она талантливая и победила заслуженно.

 

«Главный посыл татарского альбома — это рассказать историю Татарстана»

— Наши читатели спрашивают, когда же выйдут ваши новые альбомы — второй на русском языке и дебютный на татарском?

— Вообще, довольно сложно идет работа над альбомами, потому что мы, как и все, не ожидали, что случится коронавирус и нас всех закроют дома. Мы к этому готовы не были и долгое время не могли продолжить работу. Пытались частично что-то доделывать из дома, я организовала в подвале мини-студию, собрав все возможное — микрофоны, акустический экран, наушники от телефона. Но теперь уже вышли на финишную прямую.

— Дома в Москве или у родителей в Зеленодольске?

— В Зеленодольске. У меня оказалось несколько выходных, и я приехала к родителям. И буквально через пару дней сказали, что все границы закрыты, всем сидеть дома… И мы все оказались взаперти. Тут начались онлайн-интервью, а у меня вещей с собой практически не было, я в одной и той же футболке появлялась (смеется.). У меня все осталось в Москве, я не могла продолжить запись альбома, потому что даже мой домашний микрофон был не со мной. Мы очень ждали, когда же все наконец закончится и мы сможем выезжать. И как только сняли запрет выезда из города, поехали в Волгоград, на звукозаписывающую студию Jam Records, где мы записываем татарский альбом. Мы провели в этом городе неделю и каждый день с композитором Радиком Салимовым и музыкальными продюсерами прорабатывали альбом, успели сделать многое.

— «Расскажите об альбомах поподробнее: у кого зародилась идея, кто авторы слов и музыки, где и с кем записывали? Есть ли песни вашего авторства — слов и/или музыки? И каков основной посыл альбомов, что вы хотите донести до слушателя?» (С. Зуйков)

— Главный посыл татарского альбома — это рассказать историю Татарстана от зарождения до наших дней через музыку, в которую мы хотим привнести что-то новое. Идея, наверное, зародилась после выпуска нами песни «Кунел» («Душа»), первой моей авторской композиторской работы. Она была создана на стихи Габдуллы Тукая. Я просто была дома у мамы, читала его книгу, увидела это стихотворение, и мы решили: а давайте попробуем? Это великие стихи и наша история — будет здорово создать песню, которой можно поделиться с миром, тем более что меня слушают люди, не знакомые с татарской культурой, и есть возможность познакомить их с творчеством нашего легендарного поэта. Я придумала мелодию, мы сделали аранжировку, и песня вышла в свет в день рождения Габдуллы Тукая.

После опыта с песней «Кунел» мы с Радиком Салимовым пару лет назад совместно начали писать музыку к новым песням: он придумывал музыкальный скелет, а я на него — мелодии. К нам присоединилась Даниля Валиуллина (артистка хора ГАПиТ), которая пишет нам татарские тексты. Огромную работу мы провели еще до карантина: встречались с историками, искусствоведами, профессорами философии; штудировали книги в библиотеках, уточняли подробности в музеях, в союзе композиторов узнавали о старинных народных инструментах, записывали их на диктофон; изучали стихи великих татарских поэтов; советовались с огромным количеством представителей татарской культуры во всем мире, искали песни… Очень хотели найти что-то интересное для альбома.

— Наверное, вас обычно спрашивают, почему вы не в казанской студии записываете, а в Волгограде?

— Как я уже сказала, хотелось что-то свеженькое добавить, чтобы татарскую музыку услышали те, кто рос, не зная ее. Мы-то ее слышали с самого детства, она у нас в крови. Но мы хотели привнести в нее новое дыхание. Радик Салимов умеет привнести новое, но все равно он мыслит как татарин. И я мыслю как татарка. А нам нужен был кто-нибудь, кто помог бы нам раскрыть наши возможности и поэкспериментировать. У нас образовалась и постоянно расширялась команда — в ней ребята из Волгограда, Москвы, даже есть один человек из США.

 

«К каждой песне мы придумываем раскадровку, некое либретто»

— Работа с американским коллегой происходит онлайн?

— Нет, он периодически приезжает в Россию, он вообще отсюда родом. Его зовут Вадим Числов, он давно живет и работает в Майами на Hit Factory. Он тоже послушал несколько наших народных татарских песен, которые мы выбрали для альбома, и предложил свои варианты их аранжировки. И вот тут уже начинается самая интересная работа, когда нам предлагают очень неожиданное и необычное, а мы как хранители традиций стараемся что-то отвоевать, пройти по краю, но чтобы не было шока.  Мы понимаем, что есть песни, которые очень опасно делать слишком по-другому, например «Ай, былбылым». Хотелось бы, чтобы татарский колорит в песне сохранялся, но при этом что-то новое образовывалось. Поэтому мы аккуратно экспериментировали с гармонией, пытались как-то перестроить ритмику песни. Ведь изначально «Ай, былбылым» — это довольно подвижная песня, а я привыкла слышать ее в детстве от своей мамы иначе — она пела мне ее как колыбельную. И поэтому такую задачу мы и поставили для себя — сделать «Ай, былбылым» в виде колыбельной.

Мы долго и много над ней думали, у нас даже есть внутреннее ноу-хау: к каждой песне мы придумываем раскадровку, такое некое либретто, где мы для самих себя объясняем, что музыкально выражает этот куплет, что этот припев, почему проигрыш именно тут и такой и в какую историю с завязкой, кульминацией и кодой все части песни вместе вырастают. Поэтому, когда Радик Салимов нашел вот этот звук кыл-кубыза, после этого всё, вся история и картина сложились. Мы сразу придумали всю канву, всю нашу ноу-хау-раскадровку песни, создали демо и очень долго с помощью разных музыкантов и музыкальных продюсеров доделывали ее до того звучания, что все услышали в сериале «Зулейха открывает глаза». То есть вот так постепенно песня преобразовалась во что-то новое. Сегодня много людей слушают ее и, даже не зная татарского языка, подпевают. Мне кажется, это большая радость для каждого артиста, когда его песню услышали и оценили.

— Татарский альбом — это зов вашего сердца или некий политес: хотите от меня татарских песен — вот вам целый альбом?

— Конечно, это зов сердца, потому что я люблю татарскую музыку, и мне всегда было обидно, что она немного недооцененная. Очень хотелось, чтобы люди, не зная татарского языка, тоже услышали эту музыку и заинтересовались ею. Такая была идея еще со школы, потому что я часто пела татарские песни, но не помню какого-то бурного интереса со стороны одноклассников и ровесников. И я решила попробовать сделать так, чтобы стало интересно петь татарские песни. Для меня большим показателем стало то, что много детей стали перепевать песню «Ай, былбылым» в нашем варианте, интернет заполнен огромным количеством каверов. На фестивале «Созвездие Йолдызлык» в этом году, как мне сказали, очень много танцевальных постановок было именно под данную песню. Да даже ко мне недавно приезжали родственники в гости, и дети просили разучить ее с ними.

— За последний год что-то менялось в концепции альбома?

— Нет, концепция не изменилась, историческая хронология повествования сохраняется. Это так и будет история Татарстана. А в музыкальном плане, конечно, меняется. Мы стараемся основательно подойти к нашим песням. Это и различные изменения аранжировок, добавляются музыкальные продюсеры и их вклад, идет поиск подходящих нам звуков и инструментов по всему миру, мы ищем и древние музыкальные инструменты. Зачастую иной возможности, кроме как записывать их на диктофон, нет, поэтому так и используем их без какой-либо коррекции нот, сохраняя аутентичность. Мы все время ищем что-то лучшее. Поскольку работа над альбомом идет уже несколько лет, более ранние песни уже хочется переделать. Потому что уже натренировались, руку набили.

«Долгое время у меня не было своего репертуара»

— А что будет в русском альбоме?

— Для второго русского альбома мы пишем песни вместе: я не только музыку пишу, но и тексты в соавторстве. Какие-то тексты я целиком принесла, и мы их подкорректировали, какие-то слова придумываем вместе с музыкантами и продюсерами, обсуждая жизненные истории и делясь ими. Может быть, сейчас люди тоже переживают какие-то страдания или, наоборот, радуются чему-то. Они могут послушать нашу песню и понять, что они не одни, что все мы переживаем те же самые эмоции. И этим мы, может быть, сможем кому-то помочь или просто попасть под настроение.

— Хотя бы примерная дата выхода альбомов есть?

— Даже примерной даты пока нет, мы застряли на некоторых моментах. Есть свои сложности, но мы решили не торопить события, лучше пусть получится качественно, чтобы потом нам не было стыдно.

—  Вы сказали, что хотите привнести что-то новое. А новое — это более современное? Или просто по-другому?

— Музыка меняется со временем, как и мода на одежду.

— То есть вы хотите осовременить традиционную татарскую музыку?

— Да, но очень аккуратно. Мы не преследуем цель хайпануть на этом! Хотим, чтобы наша музыка и через годы звучала актуально.

— Разве на эстраде и в шоу-бизнесе можно без хайпа чего-нибудь добиться?

—  Но ведь я пока еще держусь на эстраде…

— Но наши читатели пишут, что хотели бы чаще вас видеть и слышать.

— Будем к этому стремиться. Загвоздка в том, что долгое время у меня не имелось своего репертуара. Артисту все-таки нужен свой крепкий репертуар, который его позиционирует. После проекта «Голос» я к этому вообще не была готова, у меня не существовало багажа песен, которые можно было бы сразу запускать на волне победы. Я довольно долго искала свою команду, пробовала себя в разных стилях. И сейчас передо мной стоит задача довести до ума те песни, над которыми работаем на данный момент, чтобы показать, к чему я шла все это время.

— О вас уже можно сказать, что вы не только певица, но и композитор?

— Думаю, да, потому что у меня уже выходили композиции. Однозначно, буду продолжать сочинять музыку.

 — Мнение нашего читателя: «Цель должна быть оцифрована и понятна. Что такое новый уровень творчества? Чем измерить? Количеством проданных дисков, скачиваний в интернете, заполняемостью в залах? А сейчас сколько?» Или цель — это нечто другое?

— У любого человека должна быть мечта, свое любимое дело, которое приносит ему удовольствие. Я нашла свое любимое дело — это музыка. И мне сейчас доставляет радость то, что я могу высказаться, поделиться чем-то с людьми, разделить с ними радость, подарить им позитив. Мне нравится создавать песни, которые близки по духу людям, которые могут вслушиваться в тексты и понимать: да, я переживал то же самое, я знаю подобные чувства. Хочется этим делиться, людей поддержать таким образом.

— «Какого уровня вы стремитесь достичь? Хания Фархи, Алла Пугачева, Мадонна? Оставаясь при этом, конечно же, Диной Гариповой». (Игорь)

— Да, очень важно оставаться самим собой в любой ситуации. Какого уровня достичь? Естественно, люди, которые занимаются творчеством, хотят, чтобы их услышали и оценили. Поэтому, конечно, мне хочется, чтобы меня могли услышать как можно больше людей и чтобы им нравилось то, что я делаю. И чтобы через годы мне не было стыдно за то, что я делаю, чтобы все мои песни оставались качественными — хорошо звучащими и смысловыми. Если мы сработаемся с моей командой и достигнем какого-то уровня, может быть, когда-нибудь дойдем и до «Грэмми». Надо перед собой ставить высокие цели и к ним постепенно идти. Если дойдем — здорово. С детства мечтала выйти на сцену, сегодня я достигла определенного уровня и понимаю, что надо двигаться дальше, нельзя же стоять на месте.

— Как вас принимает публика в городах России? Полные залы были?

— Где как. Организаторы концертов в некоторых городах нас сразу предупреждали, что у них своя специфика: нужно давать сразу два концерта, потому что на первом бывает ползала, а если зрители хорошо отреагировали, то на втором концерте зал будет полным, да еще и билетов не хватит. Есть города, где зал собирается с первого раза. Люди всегда хорошо принимают. Кстати, татар везде очень много, как оказалось, — ко мне после концерта подходят и говорят, что они из Альметьевска или другого татарстанского города.

— Были случаи, когда концерт отменялся, потому что не была продана бо́льшая часть билетов?

—  Нет, отмен у нас не было. А вообще, отмена концерта — это очень грустно.

 

«Материально нам никто не помогает, но поддерживают многие»

— «Вы из простой семьи, за счет трудолюбия и естественно таланта, старания ваших родителей, преподавателей „Золотого микрофона“, Александра Градского стали известной не только в РФ. Кто еще помог вам в становлении не только в творческом плане, но и в материальном? Желаю, чтобы долго радовали своими песнями». (Сергей)

— Что касается материального, то я всегда стараюсь справляться своими силами. У меня действительно абсолютно простая семья — родители оба медики. Кто мне помогал? Очень много людей. Даже те, с кем мы в какой-то момент разошлись не очень хорошо, тоже мне помогли, дали какой-то жизненный опыт — я поняла, как надо общаться с людьми, научилась отказывать. Александр Борисович Градский — это человек, который в нужный момент появился в моей жизни. Я очень рада, что он тогда повернулся ко мне, что пригласил в свой театр. И я знаю, что могу в любой момент ему позвонить, что-то рассказать, может быть, пожаловаться на что-то, попросить совета.

— «Как построена работа в театре „Градский Холл“? Что вам лично дает статус артиста этого театра, кроме зарплаты?» (Тимур Мусин). У артистов есть некие обязательства перед театром?

— Естественно, обязательства у нас есть. Ежегодно в рамках театра у каждого артиста проходят один-два обязательных сольных концерта. Мы постепенно обрастаем своим репертуаром. Плюс к тому Александр Борисович делает различные тематические концерты, в которых все мы принимаем участие. Например, концерт песен Владимира Высоцкого, группы The Beatles и другие. Людям очень нравится слушать эту музыку. Александр Борисович берет творчество своих любимых групп, интересуется у нас, что еще можно сделать интересного. В этом году, например, будет концерт песен Майкла Джексона.

— «Почему вас так мало? И с чем связан ваш выбор в пользу малоизвестной провинциальной продюсерской фирмы Bossa Music Inc? Может, стоит начать сотрудничество с более серьезными продюсерами?» (Сергей Николаевич)

— После победы в проекте «Голос» я сотрудничала с компанией Universal. Но я решила, что нужно попробовать что-то новое, совершить другой виток. Нельзя всю жизнь работать с одной компанией, я думаю. Мы разошлись очень хорошо, у нас не было никаких конфликтов. Они мне сказали, что в любой момент я могу вернуться к ним, они будут рады меня видеть. У меня с ними остались замечательные отношения. Я очень долго искала свою команду, поработала с разными людьми и сейчас понимаю, что с нынешней командой у меня есть общие интересы, что меня слушают, вдохновляют. Например, до этого я не писала сама песни, а люди из моей команды сказали: давай попробуем. И мне этого уже достаточно! И здорово, что меня не заставляют, не вгоняют в какие-то рамки, не пытаются сделать из меня кого-то другого. Пытаются раскрыть меня, и я считаю, что с такими людьми нужно держаться рядом. Думаю, что у нас получится сделать что-то очень интересное, свежее, новое. Просто, может быть, не так быстро, как с любой другой компанией.

— Не очень ли долго затянулась пауза? Читатель Лилия даже спрашивает: «Вы пропали со сцены. Или это временная пауза и вы еще вернетесь в творчество?»

— Нам пандемия помешала, отодвинула сроки выхода альбомов. Но, думаю, не надо панике поддаваться. Это твое дело, музыка, и всегда развитие идет волнообразно. Когда я только-только вышла с телепроекта «Голос» и до сих пор ко мне подходят очень известные личности и говорят: «Главное, ты не переживай, это не та работа, на которой проводят с 9 до 18 часов. Здесь может целый год ничего не происходить. Просто не теряй веру и продолжай что-то делать — экспериментировать, искать, прощупывать. Только так можно найти что-то свое, и начнется взлет. И привыкни к волне вверх-вниз, потому что в этой профессии по-другому не бывает».

Жизнь артиста циклична: выпустил альбом и поехал представлять его людям. Даже если бы мы успели до пандемии выпустить альбом, то не смогли бы никуда поехать. С русским альбомом, думаю, дела пойдут быстрее. А с татарским альбомом все сложнее, потому что мы стараемся сделать его максимально достойным. Помимо студийной аранжировочной работы, есть огромный пласт дополнительного продакшена — это и постоянный поиск решений, как сделать ту или иную песню: пробуем — не идет или не всем нравится, отказываемся, переделываем, ищем дальше; это и поиск новых звучаний, оригинальных фольклорных вставок, инструменталистов, создание партитур для них, запись, а они не все в России, и мы используем технологию дистанционной записи с помощью специальных программ; это и переговоры с авторами по приобретению прав, и многое другое. Также в записи альбома принимают участие несколько государственных коллективов, один из них — хор Государственного ансамбля песни и танца РТ. Это все довольно масштабно и сложно — придумать хоровую аранжировку, написать партитуру, попробовать с хором спеть, откорректировать, затем чтобы каждый выучил, чтобы потом все это записать и в студии свести до финального состояния. Это небыстрый процесс.

—  А ведь всем платить надо! Кто вам материально помогает?

— Нет, материально нам никто не помогает. Но поддерживают многие — всем, чем могут.

— «Есть ли в планах выпустить альбомы на виниле?» (Александр)

— Почему бы и нет? Мы можем и татарский альбом на виниле выпустить. Мне эта идея нравится.

«Песни, которые я пела в проекте «Голос», зрители всегда просят исполнить»

— «Дайте, пожалуйста, большой сольный концерт в Казани! И желательно в театре оперы и балета». (Ильгиз)

— Что касается концертов, то все зависит от того, когда мы подготовим новый репертуар.

— А со старым репертуаром нельзя?

— Со старым — это опять 60–70 процентов людей скажут: «Ну а новенького ничего нет?» У меня пока нет столько своих песен, чтобы их ждали люди, а просто перепевать чужие каверы  — зачем? Поэтому ждем выхода альбома и с новой программой поедем.

— Вы не пересекались с композиторами Крутым, Николаевым или Матвиенко? Может, они вам песни напишут?

— С Игорем Крутым мы часто работаем вместе, дружим с его детской академией после совместного исполнения одной из песен. Он часто привлекает нас на свои мероприятия.   

— «Когда будете с концертом в Челябинске или Челябинской области?» (Марат)

— Мне часто пишут, что очень хотят попасть на мой концерт, но то место, куда я приезжаю, — это очень далеко. Поэтому у нас есть задумка совершить тур, но включить в него не только крупные города, которые все артисты обязательно регулярно посещают, но и города и поселения, в которые не так часто приезжают с гастролями из-за их удаленности и труднодоступности. Если бы люди, прочитав это интервью, написали нам, в каких местах страны нас ждут, мы бы обязательно начали продумывать, как включить их в свой тур. Главное, чтобы в городе был концертный зал. Ведь везде живут люди, которые хотят ходить на концерты, слушать хорошую музыку, и мы с удовольствием исполним эту мечту.

— И когда планируете совершить тур?

— Как только выпустим новые альбомы. Конечно, на концерте будут исполняться не только новые песни, но и те, которые уже со мной ассоциируются, — и мои авторские, и каверы. Песни, которые я пела в проекте «Голос», зрители всегда просят исполнить.

— «Чтобы занять свое место на эстраде, надо найти и себя как певца и своего зрителя. Вы уже определились? Кто вы и что несете своим творчеством?» (Маршида)

— Я человек, который хочет делиться своими мыслями, чтобы это приносило какую-то пользу в плане моральном, эмоциональном, психологическом. Чтобы люди, слушая песни, могли вспоминать что-то, переживать какие-то моменты вместе, чувствовать поддержку.

«Мне нравится петь дуэтом, когда этот тандем помогает расти»

— «Есть ли какие-то продвижения с записью (или выступлением) дуэта — планируется ли эта работа по итогам конкурса „Дуэт вместе с Диной“ в „Инстаграме“?» (Александр)

— Да, работа идет, мы рассчитывали это сделать довольно быстро, но были некоторые жизненные ситуации, которые слегка сдвинули сроки. Мы уже продолжили работу: связались со всеми победителями нашего конкурса, который мы проводили в соцсетях, и записываем дуэты. Некоторые уже сделаны. Доведем все до ума и скоро сделаем эфир со всем тем, что получилось.

— Вам самой петь дуэтом нравится? У вас ведь их довольно много, есть дуэт даже со Львом Лещенко.

—  Да, я уже много дуэтов записала — и просто для концертов, и для выпуска новых песен. Мне нравится петь дуэтом, когда этот тандем помогает расти. Дуэт со Львом Валерьяновичем Лещенко был для меня необычным опытом. Он оказался открытым к экспериментам человеком. Честно говоря, я не знала, как он отреагирует на наше предложение, потому что песню «В душе молодой» написали мы сами со своей командой, с которой работаем над русским альбомом. У нас просто родилась идея: а давайте запишем дуэт с Лещенко, потому что он легенда и было бы круто поработать с таким человеком, чтобы сама песня раскрыла его с другой стороны — как жизнерадостного, позитивного, креативного человека с твердыми убеждениями в том, что никогда нельзя унывать, что каждое утро нужно начинать с мысли «А чем я сегодня буду удивлять?» и так далее.

В итоге мы придумали песню, стараясь, чтобы она по смыслу максимально подходила именно ему, была ему близка. До этого мы смотрели его интервью, обсуждали разные детали, выписывали из них некие веховые моменты, именно так в песне появилась вставка из «Облака в штанах», потому что в ряде интервью Лев Валерьянович говорил о том, что этот отрывок является его девизом по жизни. Песня была готова в виде демо, и на одном из концертов мы встретились со Львом Валерьяновичем за кулисами, рассказали ему всю идею и попросили разрешения прислать ему наше демо, чтобы он послушал, подумал. Он в этот же день ответил мне: «Давай, работаем!»

— В новых альбомах дуэты будут?

— Вообще планировали. Но не знаю, в итоге войдут ли эти дуэты в альбом или отдельными синглами останутся. Посмотрим.

— Каким тиражом вы планируете выпустить альбомы, на какие средства? Я опять и опять возвращаюсь к вопросу о деньгах, потому что без них ничего нельзя сделать…

— Я отвечаю исключительно за творческую сторону дела, поэтому мне сложно сказать о тираже и деньгах. Сначала надо песни доделать, а уж потом будем думать о тираже. А вообще, это же все сейчас цифровые источники, а альбом на диске (и возможно, на виниле) будет больше для поклонников такой сувенирной продукции, его можно будет приобрести на концертах и в онлайн-магазине.

— «На телевидении сегодня много всяких музыкальных шоу — „Маска“, „Точь-в-точь“, „Три аккорда“. Планируете принять участие в каком-нибудь подобном шоу? Приглашали ли вас? Как вообще вы относитесь к таким шоу?» (Сания Имамова)

— Да, некоторые приглашения были. В принципе, я не против принять участие, если результатом будет мой профессиональный рост. С одним проектом, где я очень хотела принять участие, мы не сошлись графиком, с другими не очень себя в них вижу. Но, думаю, все еще впереди.

 «Татарская народная песня оказалась в топ-100, соседствуя с современными!»

— «В последнее время много дискуссий о том, как сохранить татарский язык. Одни говорят, что просто на нем надо говорить дома, в семье, другие — что надо всех обязать говорить на татарском, ведь он государственный в РТ. А вы как считаете?» (Мурат)

— Мне кажется, когда человека к чему-то обязывают, это никогда не работает. Наверное, у нас это такой детский протест: если обязали, то хочется сделать наоборот. В данном случае скорее нужно заинтересовать, объяснить, почему нужно любить и не забывать свой язык. Я всеми силами стараюсь это делать через музыку: пишу песни, пытаюсь преобразовать их так, чтобы молодежь, увлекаясь совсем другим, могла прислушаться и к национальной музыке в том числе. С «Ай, былбылым» была именно такая история: люди со всей страны, из-за границы писали мне: «Не понимаем, о чем эта песня, но так красиво! Расскажите, о чем она». Вот интерес к татарскому языку и появился! Думаю, через это и надо показывать людям, каким наш язык может быть красивым и что в нем такого, чего, может быть, нет в других языках. Я через музыку это и стараюсь делать.

— На мой взгляд, вы делаете огромную работу для популяризации татарского языка. Властям Татарстана надо бы увидеть это и помочь вам хотя бы с татарским альбомом. А из-за границы вам кто писал?

— Когда мы сделали «Ай, былбылым», показали песню Чулпан Хаматовой, а она — режиссеру, и режиссерская группа сказала: «Классная песня!» И взяли ее для фильма «Зулейха открывает глаза». Абсолютно без денег, без протежирования взяли!

— Как «без денег»? Разве вы должны были платить, а не вам?!

— Бывает когда как… Мы в такие истории никогда не ввязываемся, но предложения подобного характера до сих пор случаются… Но я о том, что песню через сериал услышала вся страна и даже за ее пределами. В первые две недели с момента выпуска она взлетела в топы в чартах iTunes и YouTube не только в России, но и в других странах. Татарская народная песня оказалась в топ-100, соседствуя с современными! Это же здорово. А недавно с нами связались из Арабских Эмиратов и сказали, что закупили права на показ сериала «Зулейха открывает глаза» на территории ОАЭ, что им очень понравилась звучащая там песня, попросили ее перевод и историю создания, а также нас принять участие в интервью для местных СМИ для промоушена песни и сериала. Вот таким путем и идет популяризация татарского языка!

— Вы смотрели концерты фестиваля татарской песни «Yзгәреш Җиле» («Ветер перемен»)? Как к этому проекту относитесь?

— Я очень мало смотрела, чтобы у меня сложилось какое-то мнение. Просто какие-то выборочные номера, потому что там или участвуют мои друзья, или именно те песни, которые мне интересны по той или иной причине. Какую-то четкую позицию про весь проект сложно высказать. Это дело вкуса.

— Вас приглашали принять участие?

— Да, приглашения были, и мы пока находимся в стадии переговоров. Нам очень важно, чтобы эта творческая идея была интересна обеим сторонам и чтобы мы могли вместе поработать и в итоге получить результат, органичный и мне, и проекту одновременно. Мы должны понимать, что можем привнести в проект что-то свое.

— Когда приглашали, предлагали спеть определенную песню или выбор был за вами?

— Они предлагали свои песни, некоторые из которых у них в проекте уже звучали, но у нас свой альбом, и нам хотелось бы больше сконцентрироваться на нем. Если бы была возможность или представить там какую-то песню из этого альбома, или написать с ними вместе какую-то совсем новую, то это было бы здорово. Композиции, которые предлагали они, нам просто не совсем близки. Песня же должна быть понятна тебе и близка по духу.

— Вы предлагали свою песню из нового альбома?

— Да, предлагали. Но пока все в стадии переговоров, конкретных решений от них еще нет.

«У нас очень хорошая команда сложилась, просто мы стараемся не торопиться»

— «Ваше творчество схоже с советскими певцами, у которых были хорошие голоса и душевный репертуар. У каждой песни был смысл, мелодия! А сегодняшние так называемые песни — набор слов без музыки. Ладно бы еще набор, а то ведь два слова поют три минуты! Лично я не понимаю и не принимаю такое творчество». А вы?» (Лидия Павловна). По-моему, уже все блогеры заделались певцами…

— Когда все поют — это, по-моему, нормальная практика у нас. Сегодня есть открытые площадки, где любой может делать что угодно. Но ведь есть выбор — можно слушать или нет. У каждого поколения есть своя музыка, с этим ничего не поделать. Когда я была школьницей, мои родители говорили: «Что вы слушаете, что это за музыка такая?» А сегодня эта музыка стала классикой. Нынешнее молодое поколение слушает то, что, возможно, мы не будем принимать и понимать. Но все равно в музыке возникнут песни, которые будут иметь какой-то смысл и зацепятся за память. А остальное забудется очень быстро. Останутся только самые лучшие песни.

— Вот еще одно мнение нашего читателя: «Дина — одна из лучших представителей современной национальной интеллигенции; она достойна уважения прежде всего за то, что в ней органично сочетаются такие качества, как смелость, интеллигентность, ум, умение себя достойно вести, скромность и, конечно же, ее голос. Именно поэтому хотелось бы пожелать ей найти такого же достойного и эффективного менеджера, режиссера, который, понимая ее внутренний мир, бережно смог бы раскрыть все грани ее прекрасного дарования! И в этом ей смогли бы помочь наши власти».

— У нас очень хорошая команда сложилась, просто мы стараемся не торопиться. Я не знаю, плохо это или хорошо. Может быть, можно попытаться работать чуть побыстрее, но мы учимся, притираемся друг к другу. У нас получается своя компания, творческая семья, и мы ищем, кто и в чем себя лучше проявляет. Например, мы выяснили, что у меня неплохо получается писать тексты и мелодии куплетов. А есть у нас человек, который лучше пишет припевы. И мы все это собираем. У нас есть команда, которая отвечает за производство клипов, есть дизайнеры, стилисты и другие. И ребята всегда поддерживают наши идеи. Мы собираем единомышленников, и, думаю, у нас все получится хорошо.

— У вас много клипов сделано?

— Не сказать, что сильно много — с десяток, потому что мы снимаем клипы только на самые значимые песни. И сейчас есть идеи, на какие новые песни можно сделать красивое видео.

«На «Евровидении» были специальные люди, которые не подпускали ко мне никого»

— Подписчиков в соцсетях у вас много?

— Не сказать что очень много. После «Голоса» и «Евровидения» история с соцсетями потихоньку нарастала, но я была противником всего этого. Мне не нравится жить напоказ. Мне было некомфортно, я не понимала, что может быть интересного в том, что выложу, как я проснулась и попила чай. Не понимала этого наотрез! Когда поехала на «Евровидение», ко мне там был такой интерес, что мне просто хотелось уйти в свой гостиничный номер, чтобы меня никто не трогал. Слишком большое внимание было, тяжело перенести, когда отслеживают буквально каждый твой шаг. Я читала в газете, что «она на обед взяла лазанью с тем-то». Ну кому это может быть интересно?! Реально кому-то интересно?

Может быть, в это время я упустила момент, когда могла бы набрать большое количество подписчиков. Думаю, если бы тогда я сдалась и завела страничку в социальных сетях и активно ее вела, то, может быть, сейчас у меня было бы больше подписчиков. Но, с другой стороны, я понимаю, что этим себя так уберегла! Не знаю, что со мной было бы, если бы я читала все комментарии, которые мне туда приходили бы. А неведение меня защищало в какой-то степени, чтобы я просто наслаждалась моментом участия в «Евровидении» — пела, у меня была классная команда, отличная песня. И я любила все, что происходит со мной. Мне никого не хотелось пускать в личное пространство. Кстати, на «Евровидении» были специальные люди, которые не подпускали ко мне никого. А то подходили и спрашивали: «Переживаешь? Нет? Тебя не трясет?» И его трясет, и меня начинало! Думаю: зачем ты ко мне подошел? После такого случая меня начали ограждать.

— «У вас есть фан-клуб? Как вы общаетесь с его членами? Некоторые советские артисты вспоминают истории, когда фанаты машину с артистом поднимали. У вас были подобные истории или какие-то курьезные случаи, связанные с фанатами?» (Ирина Антонова)

— Фан-клуб у меня есть, его члены обычно общаются между собой в группе во «ВКонтакте».  И я там периодически появляюсь. До коронавируса мы проводили встречи, однажды вместе с самыми активными ребятами отметили мой день рождения в театре «Градский Холл». Они со мной всегда рядом, начиная с проекта «Голос», на всех гастролях я видела их в зале на первых рядах.

— Вместе с машиной вас не поднимали? Может быть, были какие-то курьезные или милые истории?

— Машину нам не поднимали, и слава богу. Сегодня слушатели очень аккуратны. Даже если узнают на улице, они очень стеснительно подходят и говорят приятные слова. Бывали, конечно, случаи, когда люди бежали с криками и пытались сразу обнять и поцеловать (смеется.). Есть ребята, которые приезжают в мой родной Зеленодольск как на экскурсию. Это мило. При этом они не навязываются, просто писали мне, что были в моем городе.

— А возраст какой у них?

— Очень разный. Наверное, это потому, что у меня песни разноплановые. На концерты приходят с детьми, и каждый находит что-то для себя.

— «Пригодилось ли вам полученное журналистское образование? Оно помогает вам терпеть журналистов и их дурацкие вопросы?» (Алсу) Кстати, какой вопрос вы считаете дурацким?

— Пожалуй, я не слышала дурацких вопросов. Либо их вычеркивали мои помощники. Считаю, вопросы должны быть тактичными и информативными, чтобы не было слишком много воды в интервью. Мне помогает журналистское образование, потому что я стараюсь правильно подобрать слова, понимаю, как это все происходит, например, смотреть в камеру или на интервьюера. Подобные детали, которые мы изучали в университете, мне помогают. Я знаю, как правильно написать интервью, и могу сама его откорректировать. Все интервью я сама вычитываю, чтобы не было двояких смыслов.

— Вы планируете вести блог?

— Чтобы вести блог, надо понимать, что там рассказывать. Как мой день прошел — это неинтересно. Я лучше промолчу, чем просто так что-то выкладывать. А так, мы, конечно, в соцсетях делимся какими-то нашими событиями.

— «Ваше творчество не мешает семейной жизни? Ревнует ли муж к сцене и гастролям? Когда планируете ребенка, ведь годы-то идут?» (Марина). В этом году вам исполнилось 30 лет…

— Да, мне исполнилось 30 лет. Меня все спрашивают: «И как оно?» Да прекрасно! Ничем не отличается от 20 лет, по-моему. Творчество абсолютно не мешает моей семейной жизни. Мой муж знал, с кем связался, понимал, на что подписывается. Он поддерживает меня во всем. Переживая за меня, периодически пытается тормозить, когда я планирую принять участие в новом проекте. Он меня оберегает. Даже Александр Борисович говорит, что муж уж очень за меня переживает. Он хочет, чтобы я не расстраивалась, потому что знает, что я тяжело реагирую на негатив в мою сторону. Я такой человек, копающийся в себе. Несмотря на то что у меня уже появился опыт закрываться от негатива. Нельзя всем нравиться, негативные высказывания всегда будут, а супруг из-за этого переживает. В остальном, если он видит, что я вдохновлена и хочу в чем-то участвовать, он меня всегда поддержит и просто скажет: «Я рядом!» Что касается детей, то это такая тема, которую, мне кажется, надо обсуждать только внутри семьи. 

— Дина, спасибо за интересный разговор. Успехов и удачи вам! И внимания меценатов!

Дина Гарипова родилась 25 марта 1991 года в Казани, но с детства живет в Зеленодольске. Окончила КФУ, специальность «журналистика» (2014), Институт современного искусства, специальность «эстрадно-джазовое пение» (2017). Заслуженная артистка Татарстана.

Более 10 лет занималась в детском музыкальном театре «Золотой микрофон». Несколько лет обучалась в музыкальной школе по классу фортепиано и гитары. Занималась в клубе юного журналиста «Подсолнух» при газете «Зеленодольская правда». Печаталась в нескольких городских и республиканских газетах.

В 2009 году участвовала в гастрольном туре по России народного артиста РТ Габдельфата Сафина.

Является победителем и призером ряда международных и республиканских вокальных конкурсов (1999–2011). В декабре 2012 года победила в проекте «Голос» на Первом канале.

business-gazeta.ru

Просмотров: 773

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>