Дискотека 90-х: песни мужчин за тридцать — первый альбом Салавата

СИПКРО (2)Опубликовав в течение зимы — весны материалы проекта «100 татарских песен XX века», мы погрузились в изучению эстрады 90-х, подбирая форматы. Вернемся к изучению конкретных альбомов исполнителей. После опыта с прослушиванием дисков Айдара Галимова, безусловно, нужно обратиться к творчеству Салавата Фатхутдинова и его кассете «Күңелеңә авыр алма».

Слава богу, что все хорошо

«Не бери в голову», «Не печалься» — примерно с таким месседжем выходит касссета, на которой один из ведуших артистов 90-х смотрит куда-то вниз и вбок. Явно грустит, так что послание он направляет самому себе. Более ранних записей Салавата в аудио мне найти не удалось, эта кассета бродит в торрентах, однако песни с нее можно послушать и на других релизах, выложенных в стриминге (последний был замечен 3 мая).

В целом, это очень хитовый альбом, который начинается программной «Аллага шөкер» с пафосным интро в духе 80-х, что потом переходит в фирменный салаватовский саунд с синтезированными духовыми: мол, слава богу, все у нас хорошо. Когда Салават отмечал 10-летний юбилей карьеры (а делает он это серией концертов в театре Камала, называя это «сезоном»), эта композиция была вступительной со слегка измененым текстом: слава богу, мы уже 10 лет вместе.

Конечно, популярность Фатхутдинова во многом связана с тем, что он поет не от лица лирического героя и даже не от себя, а от зрителя. Иногда, как и полагается в полноформатных записях, исполнитель отходит от темы и потворства зрителю, как случается на песне «Ак буре»: образ белого волка, безусловно, ближе исторической родине Салавата — Башкортостану. Здесь ярко проявляется еще одна фишка татарской эстрады — это синтезатор, который притворяется гитарой. В целом, кроме вокала, электронных барабанов с характерной россыпью на томах, клавишных тембров и баяна, здесь ничего нет. Порой песни начинают напоминать что-то классическое (к примеру, в припеве «Саф хисләр» так и хочется пропеть что-то из «Әйтмә син авыр сүз»). Голос Салавата утоплен в миксе и щедро удобрен эхом, это тоже характерно для 90-х и для 80-х. Чем дальше по времени, тем ближе вокалист в сведении треков к зрителю.

А мне — 35

Если учитывать, что альбом вышел в 1995 году, то перед нами выступает состоявшийся исполнитель. Фатхутдинову 35, он уже народный артист РТ (всего 4 года спустя заслуженный), у него свой театр песни, живет он в Набережных Челнах, но еще не участвует в автогонках. У него подрастают дочери, скоро появится и сын.

С Салаватом сотрудничают ведущие композиторы и поэты-песенники, люди, опять же, взрослые. Поэтому, несмотря на задорное начало, дальше идут песни достаточно печальные. К примеру, в «Күчмә кошлар» (слова к ней писала Нажиба Сафина) текст начинается с того, что описана осень, а потому грустно, да еще и птицы улетели на юг, в городе тесно, отец вспоминается… Здесь даже есть уникальная и редкая по своей тематике песня «Шәфкать туташына» с характерным для европоп-музыки клацающим пиано, в которой певец обращается к медсестре: не рановато ли ему улыбаться?

Также Салават поет, конечно же, о любви. В песне «Өметсез димә сөюне» он пытается убедить любимую в чувствах под любимой эстрадой рок-н-ролльный бит, а в «Ялгышу» уходит практически в итало-диско, благо и тема потерянной любви очень подходит такой резкой аранжировке. Диско 80-х опосредованно через русскую эстраду сильно повлияло на татарскую музыку 90-х: к примеру, в этой песни до какого-то момента нельзя уловить что-то татарское в мелодии.

Не печалься, Салават абый

Заглавная песня, самая медленная в альбоме — также признание взрослого мужчины под новолновую аранжировку, где он пропевает практически хокку, явно призывая наслаждаться тем, что есть, а не ловить в небе журавлей. Произведение сложное и не шлягерное, как будто готовящее к серии боевиков далее, потому что тема продолжается в позитивном ключе в хите «Уфтанма», а потом в ироничной «Салават абый», где артист признается, что ему-то в душе 18 лет, но ровесницы его души называют его «абый», от чего ему грустно…

Остановимся еще на двух песнях альбома. Во-первых, это «своеобразный ответ» «Любэ», песня «Катерина», то есть история о царице, которая отправляла татар по пути каторжан и это ей, мол, когда-то аукнется. Сама мелодика и ритмика вдохновлена русскими песнями, ну а тема зеркалит популярную в России того времени в целом историю обездоленных.

Ближе к концу этого альбома семейного и народного артиста скрывается песня длиной всего 140 секунд «Мин яратам сине, Татарстан». Логически к ней ничего не ведет, прятать такой хит в самом конце кассеты — решение странное. Возможно, правила шоу-бизнеса, вообще, не распространяются на артистов уровня Салавата, к тому же кассету, как правило, слушают полностью. Чтобы перевернуть и поставить по-новой. Песня о том, за что же Салават любит Татарстан (розовые рассветы, громы и дожди, гордый народ, язык матери, излучины рек, за Тукая, Сайдаша и Джалиля) выстроена очень грамотно — все в ней подчеркивает торжественность момента, здесь нет лишних проигрышей и тому подобного. С другой стороны, Салават — певец не политический и не общественный. И в целом его альбом похож на разговор по душам. Хорошо, что собрались, а что на личном фронте, как семья, а давайте поспорим про историю, но главное, ребята, что мы тут все вместе, в родной республике.

Надо бы повторить.

realnoevremya.ru

Просмотров: 453

Один комментарий

  1. Популярен! Сам себя сделал! Начинал с сельского клуба а закончил знаменитыми площадками Татарстана! Вся Россия знает его особенно мы татары! Молодец!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>