«Зулейха» – это лакмусовая бумажка, показывающая, в каком состоянии мы находимся»

6aIRHxEsXD4О сериале, в финале которого звучал голос Эльмиры Калимуллиной, рассказывают экранный супруг и театральный педагог Чулпан Хаматовой

Вчера завершился премьерный телевизионный показ 8-серийного фильма «Зулейха открывает глаза». Сериал продолжает приковывать к себе внимание, демонстрируя отличные рейтинги, но одновременно и новые проклятия в адрес его создателей. Корреспонденты «БИЗНЕС Online» посмотрели заключительные эпизоды «Зулейхи», найдя в них как и излишний мелодраматизм, так и по-настоящему пронзительные моменты, а наши эксперты оценили главное российское кино «эпохи коронавируса».

«МЫ УСТРОИМ ZOOM-КОНФЕРЕНЦИЮ, ВЫ ПЛЮНЕТЕ МНЕ В ЛИЦО, НО ПЕРЕВЕДЕТЕ ДЕНЬГИ В ФОНД»

Телеканал «Россия-1» накануне поздно вечером завершил показ сериала «Зулейха открывает глаза» по одноименному роману Гузель Яхиной. Страсти вокруг него не утихают — вчера ВТОЦ распространил заявление «татарских общественных организаций» о решительном протесте против «татарофобского» фильма и с требованием запретить его показ (его подписали писательница Фаузия Байрамова, председатель совета старейшин РТ Рауф Ибрагимов и глава ВТОЦ Фарит Закиев). Блогер Дмитрий Пучков (Гоблин) назвал сериал «идеологическими помоями», а в комментариях к постам телеканала в «Инстаграме» можно по-прежнему найти негативные отзывы и оскорбления.

На этом фоне сериал показывает очень хорошие телевизионные рейтинги, а в кинокомпании «Русское», которая и производила это кино, «БИЗНЕС Online» сообщили, что подведение всех итогов еще впереди. А пока здесь еще раз благодарят Татарстан за содействие в создании фильма. «Насколько мы довольны взаимодействием с Татарстаном? Слушайте, это вообще такая поддержка невероятная. Она постоянно чувствовалась. Как выделили площади, дали ресурсы, помогали людьми… Мне кажется, такого никогда в жизни не было при производстве сериала. Об этом мы подробнее, вспоминая все, расскажем, конечно», — поделилась с нашим корреспондентом пиар-директор кинокомпании Екатерина Воронцова.

Тем временем исполнительница главной роли Чулпан Хаматова в прямых эфирах фонда «Подари жизнь» в «Инстаграме» пытается отрефлексировать нынешнюю ситуацию. «Я боялась, что критика будет со стороны людей, которые читали Шаламова, Солженицына, что они скажут: „Вы развели какой-то пионерский лагерь, а не пересыльные лагеря и систему ГУЛАГ“. А вышло наоборот», — сказала она накануне в разговоре с коллегой по сериалу Юлией Пересильд (исполнительницей роли Настасьи).

Пересильд считает, что такая реакция связана с тем, что люди не хотят смотреть кино о том, как было плохо или как сейчас плохо, и пытаются найти виноватого. «Что бы мы ни говорили, все мы находимся в страхе — он может быть внутри или снаружи. Ощущение страха, тревожности, негатива присутствует в обществе. Даже тот, кто с этим борется, все равно его испытывает. Всегда кого-то хочется сделать виноватым в данной истории, это нормальная человеческая реакция: „Кто виноват?“», — сказала актриса. По ее мнению, сериал снят не для всех: «Его должны были посмотреть люди, которым в принципе интересна данная тема или которые знают про это, у кого есть мнение о подобном. Это не шутки, не фильм про любовь».

Хаматова, в свою очередь, поделилась своей шутливой идеей: «Я даже думала сделать фандрайзинговую акцию — мы устроим Zoom-конференцию, вы мне плюнете в лицо, скажете все эти гадости, но переведете деньги в фонд „Подари жизнь“». «Никто никогда в жизни не скажет тебе гадости в лицо», — ответила на это с улыбкой Пересильд. Тем не менее исполнительница роли Зулейхи осталась благодарна «хамоватым людям». «Если бы не они, я бы не получила такое количество прекрасных сообщений. Наталья Дмитриевна Солженицына прислала мне письмо», — призналась Хаматова.

«МЫЛЬНЫЙ» ХЕППИ-ЭНД И ГОЛОС КАЛИМУЛЛИНОЙ В ФИНАЛЕ

Какими же были финальные серии экранизации романа Яхиной? C 6-й по 8-ю серию в «Зулейхе» усилилась мелодраматическая линия — в Семрук вернулась Настасья, по-прежнему влюбленная в Игнатова, а сам он стал активнее проявлять чувства к Зулейхе. Однако персонаж актрисы Пересильд был быстро и бесстрастно «слит», оставляя впечатление, что его главной задачей стала драматичная фраза: «Может, ты его своим татарским зельем приворожила?» Она попала в трейлер сериала.

Тем временем Кузнец (Роман Мадянов) и Игнатов (Евгений Морозов) постоянно напиваются, а в конце 6-й серии еще и устраивают дебош. Таким образом, в сериале создается отрицательный образ советских чекистов, в чьих руках оказалась власть над народом, что и возмутило как «Коммунистов России», так и прочих сторонников советской власти. В заключительной серии Кузнец и вовсе предлагает коменданту устроить подставной мятеж в поселении и расстрелять «заговорщиков», чтобы продвинуться по службе. Кульминацией его речи становится реплика: «Ты людей не жалей, люди — это говно на блюде». Когда Иконников доказывает Кузнецу, что на его картинах изображен вовсе не Париж, а новые здания Москвы, тот верит, потому что сам не имеет понятия ни о достопримечательностях Москвы, ни Парижа, обнажая свое невежество.

Образ татарского народа по-прежнему не показан явно и подробно, а лишь деталями — Зулейха зовет сына «улымом» и продолжает рассказывать ему легенду о птице Семруг, татарский язык, как и религиозность, постепенно исчезает из речи жителей поселка. При этом в самом финале звучит песня «Өмет йолдызы» Эльмира Низамова на стихи Рената Хариса, исполненная Эльмирой Калимуллиной. Можно сказать, что именно на музыкальное оформление и сделали ставку создатели сериала — как раз оно должно было создать атмосферу «татарскости» в фильме.

Самой пронзительной сценой финала стала последняя встреча Зулейхи с Упырихой, когда первая поняла, что испытывает те же чувства к сыну, что и ее свекровь — к Муртазе. От взаимной ненависти не осталось и следа, словно встретились две родственные души. И хотя эта сцена немного видоизменилась в сериале по сравнению с романом (в книге Зулейха поняла, что обнимает дерево), создатели правильно поняли ее важность для истории героини. Конечно, нельзя не отметить выдающуюся игру Розы Хайруллиной (Упыриха), которая каждым своим появлением отпечатывалась в памяти и смогла целостно донести до финала образ одинокой женщины, которая нашла счастье в единственном сыне.

В финале сериала создатели придумывают хеппи-энд и расширяют истории персонажей — если в книге все завершается отъездом Юзуфа и встречей Игнатова с Зулейхой, то в сериале рассказывается о том, что произошло спустя 14 лет. Юзуф в Ленинграде становится известным художником, обзаводится семьей и переезжает в Казань, куда должна вернуться Зулейха после реабилитации, а затем и Игнатов, как понятно из контекста. В конце 8-й серии, по закону мыльных опер, Зулейха бежит по перрону к своему сыну, которого видит, как прежде, маленьким. Судя по всему, закадровый голос, который звучал на протяжении сериала, принадлежит Юзуфу, хотя прямо об этом не говорится. «Важно, что и в фильме тоже сохраняется многоточие, судьбы не доводятся до жирной точки», — сказала Яхина в прямом эфире «Инстаграма». Очевидно, что такой финал необходим формату сериала, а вот в контексте художественности вызывает вопросы.

РАМИЛЬ САБИТОВ: «МОЖНО ПРЕДСТАВИТЬ МЕНЯ, РОЗУ, ЧУЛПАН, МЫ ТАТАРЫ»

О широком резонансе и неоднозначных оценках, которые получил сериал «Зулейха открывает глаза», мы поговорили с исполнителем роли Муртазы (мужа Зулейхи), актером Рамилем Сабитовым.

— Рамиль, ваше объяснение: почему так много шума вокруг фильма?

— Я могу сказать, что есть несколько причин такого «взрыва» вокруг сериала. Во-первых, мне кажется, что после 1917 года трещина, которая возникла в обществе, так и не зарастает. В свое время от нас откололись Прибалтика, Закавказье, Узбекистан и все прочие, осталась Россия. Но эта трещина так и пролегает: между красными и белыми, либералами и патриотами, сталинистами и антисталинистами. Поэтому любой повод, «Зулейха» или что-то еще, дает возможность людям начать «стрельбу» друг в друга. То есть общество разделено.

Не буду высказываться о сериале, поскольку я в нем участвую. Это будет неэтично. Меня так учили: когда я работаю, то свое мнение личное оставляю при себе и не должен его вслух пропагандировать. Даже если получился шедевр или, наоборот, что-то плохое, моя работа — исполнить роль, не более того. Поэтому я говорю не о сериале.

Во-вторых, когда я приезжал в Казань в 2018 году, один имам про книгу Гузель Яхиной сказал, что «это не наш путь». Для меня это было большим удивлением. А какой же тогда наш? Я тогда понял, что в нашем татарском мире существует два мнения: одно — на стороне Яхиной, а второе — на стороне людей, которые во главу угла ставят национальную идею. Татарский мир — глубинный, но и он тоже раскололся. Так же было и во время сериала «Золотая Орда». Помню, что его критиковали в вашей газете. В комментариях один человек даже написал, мол, Рамиль Сабитов плюнул в лицо татарам, еще и хочет у нас сняться. Сначала — у русских, а теперь хочет татарские деньги. Это после того как я сказал: «Ну не нравится татарам „Золотая Орда“, сделайте сами. Я бесплатно снимусь».

В-третьих, реклама. Была очень большая рекламная кампания. А проект в итоге вышел тогда, когда началась пандемия. И некоторые спрашивали, зачем показывать его в те времена, когда и так плохо, про плохую жизнь. Но ведь никто не рассчитывал, что зерно упадет в данный момент. И я это связываю еще с тем, что люди, находясь дома, на псевдосамоизоляции, куда нас всех затолкали …  У меня тихие соседи, а сейчас нет-нет да слышу разборки. Видимо, накал страстей внутри семей растет. Поэтому, конечно, когда вышел сериал, у многих возникла такая взрывная ситуация.

— Вам самому нравится роман «Зулейха открывает глаза»?

— Я думаю, что роман Гузель Яхиной прекрасен. Это поэтический роман, чистая поэзия. А сценаристы сериала его несколько переиначили, сделали любовный треугольник с Юлией Пересильд — прекрасная актриса, которую я люблю.

— Как авторам сериала надо реагировать на ту критику, которая обрушилась с разных сторон?

— Я думаю, что все мы, кто принимал участие в проекте, должны говорить спасибо всем: и тем, кто высказывался за, и тем, кто был против. Потому что любая критика развивает человека. А человек умный из любой критики почерпнет для себя какой-то смысл. Наверное, мне легче, потому что я играл маленькую роль, но прочитал критику и в свой адрес. Например, что татарин не может рубить топором корову. Он режет ее ножом или, перед тем как ее убить, помолится. Но люди смотрят, видимо, на кино как на реальную жизнь.

Я поддерживаю весь проект, всю съемочную группу именно потому, что никто из нас не собирался никого оскорбить. Можно представить меня, Розу, Чулпан, мы татары. Хотя, наверное, не такие святые татары, как другие. Повторю, на самом деле лично я, Рамиль Сабитов, играющий небольшую роль Муртазы, очень благодарен всем критикам. Это говорит о том, что у них души болеющие. Это же хорошо, что у нас страна состоит из людей, которые сильно переживают! Это живой проект.

Но еще хотел бы сказать, что скандал вокруг «Зулейхи» — это показатель того, до чего мы дожили. Дело не в сериале. Мы сейчас не можем ни по поводу чего договориться. «Зулейха» — это лакмусовая бумажка, показывающая, в каком состоянии мы находимся.

«В ЧЬЕМ-ТО ПРЕДСТАВЛЕНИИ ТАТАРКА НЕ МОЖЕТ ЦЕЛОВАТЬСЯ С РУССКИМ. НО ЭТО ЖЕ ЖУТКИЙ ПРИМИТИВ ВОСПРИЯТИЯ!»

Среди споров вокруг телевизионной «Зулейхи» были и различные мнения относительно актерской игры. На эту тему мы поговорили с признанным педагогом (преподавателем Хаматовой в Казанском театральном училище), народным артистом России Вадимом Кешнером.

«Сериал неровный по актерской игре, — рассказал „БИЗНЕС Online“ Кешнер. — Очень убедительно в отдельных сценах выглядит Евгений Морозов (в роли Игнатова — прим. ред.) — в серии первой зимы в Сибири, например. Есть и менее интересные сцены, в которых присутствует внутреннее актерское „недосуществование“ — все равно проявляется элемент внешней окраски». При этом наш собеседник доволен работой Хаматовой: «Чулпан сыграла великолепно, замечательно. Это абсолютно объективно, потому что та глубина и „настоящность“ данной глубины у современных актрис и актеров встречаются редко. Это огромная актерская величина. Что бы ни говорили злопыхатели. Я позавчера разговаривал с Чулпан, она удивлена и не понимает их позиции по этому фильму, а в целом держится замечательно. Это актриса мирового звучания — маленькая хрупкая женщина выросла в такую махину!»

Кешнер также считает, что разные мнения о фильме — это хорошо, но напоминает, что мы должны разбираться в своем прошлом: «Я прожил огромную жизнь, все стадии становления нашего государства, поскольку родился в 1937 году. Просто надо знать историю, а не злопыхать. Раз был такой факт в нашей истории, пусть люди знают, что вынесли и через что прошли наши бабушки, дедушки, мамы и папы. Это обязательно, и в подобном и состоит значимость и романа, и фильма, как бы люди ни пытались выискивать отрицательные моменты». Также народному артисту России не нравится, что в связи с ролью его ученицы поднимается национальный вопрос. «В чьем-то представлении татарка не может быть такой, так поступить, не может целоваться с русским. Но это же жуткий примитив восприятия! Времена изменились, прошли, стыдно об этом говорить, о таком восприятии и подобных оценках», — резюмирует Кешнер.

Напомним, что татарская общественность — творческая, научная, религиозная — «выкатила» авторам сериала целый ряд претензий, порой и вполне обоснованных. Здесь и искаженное представление о национальной культуре и быте, пресловутое перечисление имен реальных мусульманских деятелей прошлого и настоящего среди заключенных и также разговор о том, что в «Зулейхе» татарская история говорит не своим голосом.

А вот именитому татарскому поэту, автору оперных и балетных либретто Ренату Харису фильм, где прозвучала песня на его стихи, понравился. «Этот сериал меня ничем не оскорбил, я с удовольствием смотрел. В нем показаны действительно случившиеся события, которые происходили не только у нас, но и во всем Советском Союзе, — рассказал Харис „БИЗНЕС Online“. — Я знаю произведения, в которых время коллективизации, раскулачивания показывалось еще жестче. Так что сериал на меня такого отрицательного влияния не оказал. Я смотрел как будто правде в глаза, и ничего там предосудительного нет. Коммунисты говорят, что это оскорбление Коммунистической партии. Ничего подобного. Коммунистическая партия сделала и много хороших дел, и очень много отрицательных». По его словам, любое произведение искусства, касающееся реальных масштабных событий, не может быть отражением всего и вся. Поэтому сериал  «Зулейха открывает глаза» — «ограниченный взгляд авторов на эти события».

«Резонанс среди татарской общественности? Я задам вопрос: какое произведение татарского автора за последние 50 лет вызвало такой большой интерес не только в России, СССР, но и в Европе, других странах? — говорит наш собеседник. — В свое время роман Абдурахмана Абсалямова „Белые цветы“ был самым читаем произведением 1972 года, по-моему. Вот после этого татарские авторы для большого количества читателей какое произведение создали? А какое произведение переведено на более чем 30 языков? Никакое. Возможно, у татарских авторов, писателей к этому произведению неоднозначное отношение еще и поэтому».

Известный поэт считает, что больших писателей при желании легко можно обвинить в отсутствии патриотизма. «Если читать произведения Шаламова, Солженицына или Распутина, можно говорить, что они порочат русский народ? Можно сделать вывод, что русский народ такой бессердечный? Невозможно. Поэтому, глядя только на судьбу Зулейхи, нельзя сделать вывод, что татарской народ был вот такой и вот такой. А смотря на ее свекровь, можно заключить, что татарские женщины были такими? Тогда надо критиковать и не воспринимать произведения Галимджана Ибрагимова, Мазита Гафури. Там тоже такие вещи описаны. Надо смотреть на это спокойно», — уверен Харис.

business-gazeta.ru

Просмотров: 1015

Один комментарий