«Городской татарин — обуржуазенный, он хорошо живёт и в мечеть ходит, когда ему плохо»

2XzpZSswvbenuhy6IPNi-1060x600В Российском исламском институте представили социологический портрет прихожанина казанских мечетей и представили пособие по психологической помощи мусульманам.

В стенах Российского исламского института собрались все эксперты, преподаватели и ученики мусульманских учебных заведений Татарстана. Здесь организовали конференцию, одна из важнейших тем которой стала психологическая помощь в кризисных ситуациях среди мусульман, среди верующих и священнослужителей. Предполагались также дискуссии относительно классических подходов к психологической помощи и нюансы, которые нужно иметь в виду мусульманам при оказании им такой помощи.

Мечетская социология

Директор Центра исламоведческих исследований Академии наук РТ Ринат Патеев рассказал о социологических исследованиях, которые сделаны среди прихожан Казанских мечетей. Чуть ранее подобное исследование провели среди учеников медресе и других мусульманских учебных заведений.

- В прошлом году провели в Казани исследование. На опыте прежнего исследования мы поняли, что без перевода анкет на узбекский и таджикский языки для понимая того, что происходит в мусульманской умме, не получится, — говорил спикер. 

Всего были опрошены прихожане 14 крупных казанских мечетей. 85% анкет были сделаны на русском языке и розданы, 9% — на узбекском и 6% — на таджикском языках. При этом национальный состав всех опрошенных в основном состоял из 65% татар, 13% узбеков и 12,5% таджиков.

Опросы показали, что таджикская диаспора заметно религиознее других среднеазиатских диаспор в Казани.

- Мы выявили, что в казанских мечетях молодёжи действительно много: 18-24 лет — 15%, 25-34 лет — 26,7%, 35-44 лет — 28,5%, 45-54 лет — 11,2%, старше 55 лет — 14,2%. Но в тоже время наши опросы показали, что лишь каждый 4-й прихожанин мечети является уроженцем города Казани. То есть 73,5% прихожан в мечетях — это приезжие. Здесь есть разные причины для этого. Мигранты приходят в мечеть не только чтобы помолиться, но чтобы и встретить своих, найти свою группу поддержки, — объяснял Патеев.

Средний возраст прихожан-казанцев в мечетях — 34-35 лет, таковых — 8,8%.

Далее спикер описал социологический образ прихожанина-татарина в казанской мечети.

- Мы говорим о том, что городской татарин, проживающий в Казани — обуржуазенный, он хорошо живёт и в мечеть приходит только тогда, когда ему становится плохо. Хазраты в мечетях об этом часто говорят. Около половины опрошенных среди прихожан казанских мечетей — татары, которые откуда-то приехали в Казань. Их доля достаточно большая, — говорил Патеев. 

В общем, молодёжи в казанских мечетях много, но она в основном приезжая, иногородняя.

- Религиозно-активный мусульманин-прихожанин мечети — это мужчина-татарин в возрасте 25-44 года, с высшим образованием, приехавший в Казань более 10 лет тому назад и работающий в профессиональной сфере, — добавляет эксперт. 

В тоже время он признал, что в Казани есть несколько мечетей, где доля прихожан из Средней Азии составляет 70-80%.

Далее спикер перешёл к результатам, по которым был сформулирован опрос о том, какие проблемы прихожане казанских мечетей считают наиболее значимыми.

- Проблема, которая всех объединяет — места продажи алкоголя. Все относятся к алкоголю отрицательно. Эта проблема больше всего тревожит людей возрастной группы 35-44 года. Высокие показатели в группе 25-34 лет и 18-24. То есть, в принципе молодёжь. Однако верующие возраста старше 55-57 лет проблему с алкоголем называют меньше всего. К алкоголю относятся более терпимо пожилые люди, в отличие от молодёжи. На втором месте — все недовольны медицинской помощью. Молодёжь эта проблема меньше всего волнует. Их больше всего беспокоит проблема недостатка учреждений спорта и физической культуры. На третьем месте — неудовлетворенность социальной защитой. Хотя молодёжь обращает внимание на замусоривание улиц, то есть более менее экологическая проблема, — говорил Ринат Патеев.

Среди прихожан больше всего довольны Казанью почему-то приезжие мигранты, особенны проживающие в городе первый год. По словам спикера, самые недовольные городом — это в основном коренные жители Казани или те, кто перебрался в город уже давно. Мусульманская молодёжь в ходе опросов подняла тему, на которой докладчик остановился детальнее и всё по ней рассказал.

- Молодым прихожанам меньше всего нравится организация досуга мусульман. То есть, мечети им нравятся, халяль-индустрия им нравится. Но им нужен досуг — какая-то новая форма социального общения. Это по крайней мере наблюдается у казанской мусульманской молодёжи. Исследование показало, что мусульмане стран СНГ в 60-80% случаев были приобщены к религии своими родители, родственниками. То есть, у них была традиционная религиозная среда. В тоже время как среди татар этот показатель составляет 58,6%. Они в основном говорят, что в ислам пошли они благодаря своим друзьям, за собственным поиском. Среди молодёжи 18-24 лет 88,6% приобщились к исламу благодаря родственникам. Это значительно отличается от людей, которые старше 55 лет. Мы видим покаленческое изменение. Сейчас мусульманская активная молодёжь — это дети религиозных родителей. Мы это и в медресе фиксировали, и в тюрьмах. Эта не молодёжь 70-80-ых годов, которая стала религиозной на волне религиозного возрождения. Нынешняя молодежь уже выросла в религиозной среде, в религиозной инфраструктуре и запрос у них сейчас уже другой. Мечеть у них есть, халяльные продукты есть, теперь они хотят общения, задумываются о вопросах экологии, — представил данные исследования учёный.

Мусульманская психологическая помощь

Ректор исламского института Рафик Мухаметшин презентовал книгу «Психологическая помощь в кризисных ситуациях» для имамов. Он разъяснил, чем отличается мусульманский подход в психологии от распространённого западноевропейского.

- Мы мусульмане довольно настороженно относимся иногда к психологии. Классическая западноевропейская психология — это попытка влезть к нам в душу и попытка подкорректировать нашу душу. Но мы этому сопротивляемся. Если сегодня послушать некоторых мусульманских психологов — то это попытка протащить в современную мусульманскую среду классические западноевропейские психологические учения. Это касается и семейных ценностей. Эти психологи говорят: «А что вы слушаете родителей своего мужа? Зачем тратите столько времени?», — рассуждал Мухаметшин.

Также он отметил, что сегодня психологическая помощь может быть остро востребована среди участников специальной военной операции на Украине, ведь среди солдат и служащих есть и мусульмане. Им также может пригодится эта книга.

Член правления Ассоциации психологической помощи мусульманам и кризисный психолог Наталья Бариева рассказала, как стоит работать имамам мечетей с этой книгой.

- Всё начинается со знакомства, всё начинается с беседы. Говорим, что когда приходит прихожанин, то уже можно делать первую диагностику, посмотреть, в каком эмоциональном состоянии пришёл верующий человек. Мы понимаем, что не все имамы, и может быть даже большая часть имамов, не имеют психологического образования. Мы этот момент тоже учитываем при описании методического пособия. Не нужно обладать глубокими знаниями, чтобы построить правильно беседу, чтобы правильно и эффективно поработать с верующим человеком, — объясняла специалист.

Также она отметила, что книга может помочь религиозным деятелям, если к ним в мечеть придёт человек, или ещё каким-то образом обратиться, с суицидальными предпосылками.

- Несмотря на то, что мы верующие, мы должны с вами понимать, что такое в мусульманской среде есть. И принимая звонки на телефоне горячей линии, я могу вам сказать, что в месяц 2-3 таких обращения бывают. Люди обращаются, они хотят покончить жизнь самоубийством. Мы в книге говорим, что может сделать имам в экстренной ситуации, — отмечает Бариева.

Эксперт рассказала, что книга может быть полезна тем имам мечетей, которые близки к состоянию выгорания, так как погружаются в различные конфликтные, тяжелые или патовые проблемы своих прихожан. В книге есть описания, как религиозный деятель может выйти из такого кризисного состояния.

kazanfirst.ru

Просмотров: 571

Комментирование запрещено