Они работали на космос и культуру своего народа

img20312 АПРЕЛЯ — ДЕНЬ РОССИЙСКОЙ КОСМОНАВТИКИ

Праздник под названием «День космонавтики» имеет особое значение для Самар­ской области, поскольку она более полувека считается важнейшим центром ракет­но-космической промышлен­ности страны и кузницей кадров для отечественной космонавтики. Такое ее по­ложение обеспечили своей самоотверженной и каче­ственной работой несколько поколений тружеников реги­она. Известно, что в их рядах достойно трудились и тыся­чи наших соплеменников, ко­торых в рамках статьи даже перечислить нереально. Но рассказать о тех из них, кто, помимо обеспечения устрем­ленности человечества за границы атмосферы Зем­ли, находил в себе желание и силы продвигать татарскую культуру на земле Самарской, просто необходимо. Редакция журнала попросила сделать это А.К.Надирова, всю жизнь проработавшего в авиацион­ной промышленности и сто­явшего у истоков оживления татарской общественной жизни в регионе. За прошед­шее с тех пор время Азат Камилович не выключился из деятельности по развитию родной культуры и сохраняет деловые отношения с татар­скими «космическими» акти­вистами.

Я, как и, наверняка, все со­ветские люди, с радостью и во­одушевлением воспринимал наши космические запуски. После поле­та первого спутника в 1957 году, успешного возвращения на Землю первых космических путешествен­ников — собак Белки и Стрелки, стали много писать и говорить о возможном полете в космос чело­века. Этого события ждали. Я тог­да не мог предположить, что оно произойдет так быстро. Но вдруг в ясный апрельский день 1961 года в наше конструкторское помещение Государственного конструктор­ского бюро спортивной авиации вбегает сотрудница и от волнения тихо-тихо говорит: «Человек в кос­мосе». Все вначале как бы онемели, но затем, включив радио, узнали о полете Юрия Гагарина и долго не могли прийти в себя.

Не забываются многие замеча­тельные космические достижения страны: выход в открытый космос Алексея Леонова, изумительно точная, мягкая, в автоматическом режиме посадка корабля многора­зового использования «Буран» по­сле его космического путешествия и др.

И вот судьба позволила мне познакомиться и подружиться с создателями этих чудесных кос­мических  кораблей  и ракетных двигателей — с соплеменниками: Ахметом Нафигиным, Магарифом Раяновым, Равилем Насыровым, Маратом Гибадуллиным, Кешафом Амировым, Мансуром Ямалетдиновым, Минахметом Сагировым, Ильгизом Колючевым, Асфандияром Валитовым, Рауфом Хусаиновым и Тахиром Байбековым. На заводе «Прогресс» (ныне АО «РКЦ «Прогресс»), где создавались мно­гие космические изделия, работал и Шамиль Галимов — журналистом многотиражки. С их участием за последние 26 лет проведено мно­жество мероприятий для татар Са­марской области.

Начну, пожалуй, с А. М Нафигина, активного помощника нашего замечательного ансамбля «Ялкын-лы яшьлек» («Пламенная моло­дость»). Вместе с Ахметом и штур­маном самолета Ту-154 аэропорта Курумоч Фаиком Фарукшиным осе­нью 1988 года мы начали деятель­ность по созданию общественной организации «Туган тел».

В 1963 г. пятикурсником Куй­бышевского авиационного ин­ститута Ахмет прибыл на завод «Прогресс» на практику. Там же он писал диплом, не прося освобож­дения от работы в цехе. До выхода на пенсию в 2011 году Ахмет Мухаметович ответственно трудился в испытательном цехе космических объектов. Процесс испытаний, всегда тщательно прописанный, нередко подвергался влиянию нео­жиданных внешних обстоятельств, с которыми приходилось справ­ляться при подключении всех лич­ных знаний и опыта, мобильности и умения держать удар. Обстановка высочайшей исполнительности по качеству и срокам учила умению уплотнять время, сплачивать тру­довой коллектив, не разменивать­ся по мелочам.

В те годы «прогрессовцы», как рассказал мне Ахмет, вместе с тру­жениками огромного количества других предприятий СССР присту­пили к реализации выдающейся космической программы — лунный комплекс Н1-ЛЗ. Академик СП. Ко­ролев взялся за создание более мощной ракеты Н-1. В скором вре­мени она, предназначенная для советской программы полета на Луну, была готова. Однако ей было уготовано всего четыре пробных старта: с 21 февраля 1969 года по 23 ноября 1974 года. Первый по­лет длился 69 секунд, последний — 107. Четвертая ракета уже прак­тически вышла в космическое про­странство. Но опять сбой, и пятый старт «королевской красавицы», как называли Н-1 ее создатели, не состоялся. В том же году советская программа высадки космонавтов на Луну была закрыта, хотя многие считали, что Н-1 близка к оконча­тельной доводке.

Ко всем этим пускам Ахмет имел отношение в рамках своих обязан­ностей. Он и по сей день вспоми­нает, как впечатлял этот лунный комплекс, стоявший на старте, — высотой более 105 метров, почти 17-метрового диаметра внизу.

Со временем в подчинении у Ахмета работало 18 человек, кото­рые были представителями шести национальностей. Но это никоим образом не влияло ни на друже­ские отношения между ними, ни на процесс ответственного труда. Ча­стенько испытателям приходилось трудиться по 12 часов, выезжать в разные города страны для реше­ния испытательных задач, прово­дить по 3-5 месяцев на Байконуре.

А. М. Нафигин с женой и сестрой,

А. М. Нафигин с женой и сестрой, 1970 г.

В начале 90-х годов на заводе работало около тысячи татар, а в его цехе — 20 человек. На «Про­грессе» сформировалась и дина­стия Нафигиных: здесь по многу лет трудились мать и отец Ахмета, он сам и его теща, кандидатура ко­торой за ударный труд однажды номинировалась на звание Героя Социалистического Труда. В общую сумму «прогрессовских» лет Нафи-гиных-Сираевых следует добавить и один год, проведенный после школы на заводе будущей женой Ахмета — Данией.

Активистка по натуре, бывшая своим человеком в Кировском райкоме комсомола, Дания вме­сте с супругом принимала самое энергичное участие в разворачи­вающейся деятельности общества «Туган тел». Ахмет занимался ма­териально-техническим и финан­совым обеспечением готовящихся мероприятий: находил деньги у спонсоров и в завкоме, вместе с Ш. X. Галимовым и М. А. Сагировым был организатором праздника «Играй, гармонь», проведенного обществом «Туган тел» в завод­ском Дворце культуры, делал уси­лительные колонки для ансамбля, необходимые атрибуты для фо­кусника и другую невидную, но очень важную работу. Он и сегодня продолжает благородную деятель­ность, хотя здоровье не позволяет ему, как раньше, целыми сутка­ми готовить всё необходимое для проведения национальных празд­ников. Да и жены-помощницы, скончавшейся в одночасье, уже нет рядом.

Первые шесть лет жизни Ахмет провел в селе Большие Тарханы ТАССР, с детства впитав благодаря обстановке и родителям любовь к родной культуре, к духовно-нрав­ственным ценностям татарского народа. В Куйбышеве он посте­пенно познакомился с татарскими парнями, ходил с ними на спектак­ли и концерты.

Вряд ли кто-то еще в Самаре сможет сказать, что он несколько раз принимал у себя дома известно­го певца Ильгама Шакирова. А у Ах­мета, к собственному изумлению, это получилось. Причем инициа­тором выступила его мама — Амина Идрисовна, сказавшая как-то: «А почему бы нам не пригласить это­го человека на чашку чая?». Так и началось многолетнее знакомство с замечательным исполнителем, впоследствии ставшим народным артистом Республики Татарстан и Российской Федерации, лауреатом Государственной премии Респуб­лики Татарстан имени Габдуллы Тукая и обладателем награды «Золотой Аполлон». Ахмет до сих пор вспоминает, как было просто и интересно общаться со звездой татарской сцены. Однажды он дал гостю послушать запись речи Иль-гиза Колючева на одном из концер­тов ансамбля «Ялкынлы яшьлек». «Как хорошо говорит!» — порадо­вался Ильгам.

Потеряв супругу, ветеран труда Нафигин не остался в одиночестве: у него два сына Данис и Рамиз, три внука и любимая теща, которую он называет мамой. По-прежнему его можно встретить на концертах профессиональных и самодеятель­ных артистов, причем пение по­следних глубже приникает в душу Ахмета Мухаметовича.

Много радости мне доставляло и продолжает доставлять обще­ние с Магарифом Раяновым. Узнал я его, когда он был инженером за­вода «Прогресс», участником под­готовки к запуску космических кораблей, в том числе знаменитого «Бурана». Ему тоже довелось много времени находиться в казахстан­ской степи. В середине 80-х годов прошлого столетия на местном космическом полигоне реализовы-вался самый амбициозный проект Советского Союза — «Энергия-Бу­ран». На различных объектах, по словам М. Раянова, трудилось бо­лее 80 тысяч человек, и среди них было много татар.

«Мы, — вспоминает Магариф, -  семьями собирались после ра­боты: пели наши народные песни, рассказывали стихи, баянисты и мастера игры на курае исполняли татарские мелодии, плясали мы -   было радостно и весело. На но­вогодних праздниках на главной площади Байконура мы приглаша­ли петь и плясать людей и других национальностей. Однажды мне пришла мысль: а почему бы не пригласить из Казани татарских артистов?!. И вот почти фантасти­ческая мечта исполняется. В самом крупном Дворце культуры татары, башкиры, казахи, люди других на­циональностей и приглашенные руководители предприятия с ин­тересом слушают выступления го­стей: Гульзады Сафиуллиной, Рифа Гатауллина, Резеды Сафиуллиной, Фарита Баширова и баяниста Фа-ила Исхакова… Перед посадкой на поезд для возвращения в Казань Гульзада ханум говорит: «Как это вы до сих пор не организовали татаро-башкирский культурный центр?.. Неужели в наших душах со сталинских времен сохраняется страх, опасение быть обвиненным в национализме при высказыва­нии тревоги о судьбе родного язы­ка и культуры?.. Уже демократи­ческие ветры подули, а мы ждем, когда яблоко созреет и само упадет в наш рот?»

Идею   создания культурного центра  на  Байконуре соплемен­ники поддержали, и Раянов стал организатором татарско-баш­кирской обще­ственной орга­низации «Туган тел». Магариф специально тог­да   прилетел в Куйбышев, что­бы посовето­ваться со мной по созданию об­щества. Я пере­дал ему копию нашего Устава в качестве приме­ра, который они у себя дорабо­тали с учетом местных особенно­стей. Руководимый Раяновым бай­конурский «Туган тел» проводил национальные праздники, члены общества смогли создать детский татарский хореографический ан­самбль,   обеспечить проведение уроков родного языка в школе.

А в куйбышевский период своей жизни он и его супруга Розалина принимали активное участие в де­ятельности нашего «Туган тел». На организуемых обществом народ­ных праздниках они замечательно пели, в т. ч. на «Зимнем сабантуе», прошедшем в феврале 1989 года во Дворце спорта авиационного заво­да.

Магариф Шайхмуллович — от­личный знаток татарского языка, журналист, поэт, автор несколь­ких сборников стихов и очерков. С конца 90-х годов он с женой, двумя дочками и внучками проживает в Казани, но поддерживает связи с активистами самарского «Туган тел». В конце 2012 года он прислал мне, А. М. Нафигину и еще ряду со­племенников свой очередной сбор­ник под названием «Мэрхэмэт» («Милосердие»).

Выдержки из его очерка «Бай­конур хатирэлэре»(«Байконурские воспоминания») о работе М. Рая­нова на космос и татарский народ приводятся в виде отдельного ма­териала в этом же номере журнала. В них он с гордостью отмечает, что в большом многонациональном коллективе татарские выпускни­ки Казанского и Куйбышевского авиаинститутов на самых ответ­ственных и трудных участках тру­дились, не зная устали. Читатели смогут оценить высокий уровень владения автором родным языком, его душевный, красивый стиль из­ложения. В 2001 году он стал пен­сионером. А в позапрошлом году «засветился» среди участников второго республиканского фести­валя самодеятельных исполните­лей среди ветеранов «Балкыш» («Сияние»).

Перед отправкой корабля «Буран» в Ле Бурже.

Перед отправкой корабля «Буран» в Ле Бурже. Насыров Р.Х. – четвертый справа, Раянов М.Ш. – четвертый слева

Активистами байконурского, а затем самарского общества «Туган тел» стали Равиль Насыров и его супруга Рашида. Он трудился на за­воде «Прогресс» с 1970 по 1990 год: сначала инженером-испытателем, а потом старшим инженером-ис­пытателем первой категории. В подчинении у Равиля было 30 че­ловек — инженеры и техники. Ситу­ации возникали самые разные, но нужного результата его команда добивалась.

Так, однажды бак для горючего надо было поэтапно, строго выдер­живая режим времени и нагрузки, испытать на предельную нагрузку на берегу Самарки и затем на бар­же отправить по Волге в Москву для дальнейшей работы. В Чебок­сарах ждали прохода баржи, чтобы потом наполнить бассейн перед ГЭС. Из Москвы и Чебоксар торо­пят, выражаются жестко и порой недипломатично, но Равиль твердо стоял на необходимости строго вы­держивать график нагрузки. Толь­ко после доведения испытания до необходимых 4 атмосфер он отпра­вил долгожданный груз.

А с другим баком история была похуже — по вине крановщицы он оказался пробитым. Сказать, что  случилось «ЧП районного мас­штаба» — нельзя, потому что этого маловато будет для оценки накала страстей, словесных тирад и воз­можных последствий. Главная беда — как закрыть дыру, не подлежа­щую пайке. Спасли специалисты из института сварки им. Патона. При­ехали, подготовились и мгновен­ным локальным взрывом залатали злополучное отверстие.

Равиль Хасянович участвовал в двух запусках ракетоносителя Н1 и первом запуске ракетного ком­плекса «Энергия-Буран», состояв­шегося 15 мая 1987 года в 21 час 30 минут. С кораблем многоразового использования всё получилось с первого раза, и это вызвало оби­лие положительных эмоций у за-водчан и в верхах. У Равиля эфенди есть выпущенный по этому поводу памятный адрес и побывавшие на орбите значок с удостоверением. В другие годы он награждался благо­дарственным письмом заместите­ля министра общего машиностро­ения СССР и значком отличника социалистического соревнования этого министерства, почетной гра­мотой руководства сборочно-испытательного комплекса завода и другими наградами. Фамилия Насырова упоминается в книге «Незабываемые космические про­граммы», вышедшей в Самаре к 25-летию успешного полета раке­тоносителя «Энерия» с орбиталь­ным кораблем «Буран». Имел отно­шение он и к двум стартам лунного комплекса.

Тягу Равиля к национальной культуре также сформировало его сельское детство. Он родился в феврале 1941 года в с. Старый Мостяк Ульяновской области. Там же окончил 10 классов, потом служил в армии с 1960 по 1963 г. (в Куйбы­шеве). О полете Гагарина услышал на плацу при подготовке к прохож­дению на майских праздниках. А после окончания Казанского ави­аинститута по специальности «си­стемы управления летательными аппаратами» прибыл по распре­делению на «Прогресс» и оконча­тельно стал куйбышевцем. По его примеру аэрокосмический универ­ситет окончил сын Ильдар, а внук Камиль учится в 4-м классе лицея авиационного профиля № 135. С небом связан и зять, работающий летчиком гражданской авиации.

И. И. Колючев, 2014 г.

И. И. Колючев, 2014 г.

Космические устремления сде­лали куйбышевцем и И.И. Колючева, родившегося в июне 1939 года в городе Сорочинск Оренбургской области, а детство проведшего в небольшой татарской деревне Ново-Белогорка. Завершив с серебря­ной медалью Сорочинскую школу №1, он поступил в Куйбышевский индустриальный институт и окон­чил его с отличием в 1963 году.

Трудовую деятельность Иль-гиз начал в 1963 году на Куйбы­шевском моторном заводе, где работал ведущим конструктором по системам автоматической за­щиты и контроля авиационных и ракетных двигателей до 2010 года. Тоже пришлось много поездить по стране для выполнения служебных обязанностей. В 1984 году он без отрыва от производства защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата технических наук. Автор 7 изобретений, вне­дренных в практику испытаний двигателей.

Рассказывать подробно о его участии в татарской общественной жизни губернии не имеет смысла, потому что он всё время на виду. Обозначу только некоторые вехи. В 1970 году при куйбышевском ДК металлургов Ильгиз вместе с друзьями организовал татарский самодеятельный ансамбль песни, танца и поэзии «Ялкынлы яшь-лек», которым руководит по насто­ящее время. С 1977 года ансамбль носит звание народного, с 1985 года — звание лауреата Всесоюзно­го смотра. Он с успехом гастролиро­вал в Москве и Санкт-Петербурге, Пензе и Уфе, Ульяновске и Казани, в Татарстане и Башкортостане, в Западно-Казахстанской области и других местах страны. А в Самар­ской области он посетил все, даже самые отдалённые, уголки. В на­стоящее время коллектив готовит­ся очередной концертной програм­мой встретить 45-летие своего существования.

За эти годы его руководитель стал заслуженным работником культуры РСФСР и Республики Та­тарстан. В 2003 году награжден дипломом лауреата губернской премии в области культуры и ис­кусства, почетной грамотой Ми­нистерства культуры Республики Татарстан. В 2004 году за большой вклад в дело национально-куль­турного возрождения татарского народа ему была присуждена пре­мия международного Союза обще­ственных объединений «Всемир­ный конгресс татар».

Также Ильгиз Исмаилович на­гражден орденом Дружбы, меда­лями «Ветеран труда» и «в память 1000-летия Казани», Почетной грамотой Самарской Губернской Думы и нагрудным знаком Губер­натора «За труд во благо земли Самарской», медалью имени Н.Д. Кузнецова. В конце прошлого года он в числе первых получил звание «Народный артист Самарской об­ласти». «Наука и искусство — это мои два крыла, — говорит Ильгиз эфенди. — Из науки я на пенсию ушёл, а в искусстве я живу и жить буду». Кроме того, он являлся пре­зидентом Самарского областного татарского общества «Туган тел», а также был его вице-президентом.

На эту ответственную обще­ственную должность ранее изби­рался и Асфандияр Валитов. После окончания КуАИ он сначала рабо­тал на заводе «Экран», а потом 28 лет — на заводе имени Фрунзе (25 лет — инженером, 3 года — начальни­ком участка по производству и ис­пытаниям двигателей для космиче­ских кораблей «Восток» и «Союз»).

В одном цехе с Ахметом Нафи-гиным трудился Марат Гибадуллин — инженер-испытатель первой категории. Испытывать на заводе «Прогресс» ему довелось блок «Энергия-Буран». В те годы над этой программой особой государ­ственной важности работало бо­лее тысячи предприятий страны. Как уже отмечалось выше, полет «Бурана» прошел успешно. Но, по словам очевидцев, при посадке многим встречавшим его специ­алистам стало не по себе, когда он плавно отвернул от посадочной полосы и ушел в сторону. Пред­ложения зазвучали самые разные, вплоть до подрыва корабля. К сча­стью возобладала точка зрения -«не горячиться, ждем». И, действи­тельно, «Буран», почти долетев до Аральского моря, сделал разво­рот и сел в положенном месте, но против ветра. То есть автоматика корабля получила данные, что попутный ветер в месте посадки выше нормы, и посадила «Буран» с другой стороны. Вот что делала техника благодаря усилиям мно­гих людей.

Несмотря на большую заня­тость по работе и обилие команди­ровок Марат Хакимович, который и поныне в заводском строю, смог стать активистом «Туган тел», при­дя в это общество весной 1989 года. Он был организатором многих про­водимых нами национальных ме­роприятий. У Марата и его супруги Гульсини растут внук и внучка, ко­торая учится в школе «Яктылык».

А другой активист «Туган тел» — Мансур Ямалетдинов работал инженером-конструктором ави­ационного завода, затем в ЦСКБ-Прогресс до 1994 года — на-чальником группы по аэро­динамике, а поз­же — ведущим инженером по общим харак­теристикам ра­кетоносителей. Он участвовал в разработке проекта «Союз-Аполлон», во многих пусках на Байконуре и Плесецке, где контролировал основные характе­ристики заправки ракетоносите­лей, подписывал полетные задания грузовых и пилотируемых спусков. Подготовленные им методические пособия по аэродинамике и по во­просам заправки компонентов ра­кетоносителей используются до сих пор.

По инициативе Мансура осенью 1989 года в Куйбышеве была про­ведена научно-практическая кон­ференция, посвященная 1000-ле­тию принятия Ислама волжскими булгарами. На нее прибыли ученые и татарские активисты из разных городов страны. А в начале 90-х годов Мансур Садретдинович стал инициатором и организатором фе­стивалей татарской музыки, про­пагандировавших национальную классику.

В них участвовали не только преподаватели и учащиеся самар­ских музыкальных школ и учили­ща, но и профессиональные арти­сты из Казани.

Работавший в отделе подго­товки производства завода «Про­гресс» Минахмет Сагиров прини­мал активное участие в создании и деятельности общества «Туган тел», а также в работе мусульман­ской организации области. Он был инициатором возвращения здания Исторической мечети мусульман­ской общине.

Мои товарищи, активисты об­щественной организации «Туган тел», рассказывали и о других за­мечательных татарах, работавших и продолжающих трудиться в ра­кетно-космической промышленно­сти. Однако я повествую только о тех из них, кто является или являл­ся активистом «Туган тел».

Хочу обратить внимание чита­телей и на то, что упомянутые в статье Раянов, Насыров, Валитов, Колючев, Гибадуллин, Ямалетди­нов до 7-8 класса учились в татар­ских школах, где все предметы пре­подавались на татарском языке, изучался также и русский язык. Это не закрыло им дорогу в инсти­туты. Они стали настоящими спе­циалистами своего дела. Я думаю, что знание родного языка, связь с родной землей, со своим ответ­ственным, трудолюбивым татар­ским народом только вдохновляли их, помогали преодолевать труд­ности, способствуя раскрытию их творческих способностей.

А. З. Валитов – крайний справа в верхнем ряду, с коллегами по работе на заводе им. Фрунзе, 1985 г.

А. З. Валитов – крайний справа в верхнем ряду, с коллегами по работе на заводе им. Фрунзе, 1985 г.

Вот такое подвижничество на­званных выше инженеров, соеди­ненное с инициативой и желанием представителей других профессий помочь развитию татарской куль­туры, позволило Индусу Тагирову, первому председателю исполкома Всемирного конгресса татар, ака­демику Академии наук Республи­ки Татарстан сказать следующие слова: «Самарские татары — это самые лучшие представители на­шей нации. Именно здесь, в Самаре, возникли общество «Туган тел», школа «Яктылык» и, конечно, ан­самбль «Ялкынлы яшьлек».

Не каждый человек может гор­диться тем, что его труд весьма важен для будущих поколений. Но герои этой статьи — могут. Ведь мать-Земля — только колыбель человечества, и освоение других планет со временем станет его важнейшей задачей с точки зрения выживания. Поэтому нужны новые поколения специалистов, «боле­ющих» космосом. Пусть среди них будут и татары, которые продол­жат дело своих предшественников в полном, научно-культурном, объ­еме. Побольше бы таких татар…

Азат НАДИРОВ.

Журнал «Самарские татары», №1(10), 2015 год.


КОНТЕКСТ:

Байконур хатирәләре

Просмотров: 1692

Комментирование запрещено