Умелый автоматчик — в депо, героический автоматчик — на фронте

Аипов

На площади Славы в Самаре расположен памятный знак «Куйбышевцы – Герои Советского Союза», где выбита строчка про нашего соплеменника  - М.И. Аипова.

В вагонном депо станции Батраки (ныне ст. Октябрьск Куйбышевской железной дороги, Самарская область) в 1938 году появился юноша, живший поблизости – в селе Костычи. Там стоял небольшой дом, где он провел часть детства и юность. В этом селе паренек и учился – в школе №30. Звали нового слесаря депо Махмут АИПОВ.

Его отец Илач Хаджиахметович перевез семью в Костычи, когда Махмут был в дошкольном возрасте. Трое сыновей Илача рано остались без скончавшейся от болезни мамы Мафтюхи Даутовны, и он  женился второй раз, взяв в супруги Зулейху Азизовну, которая имела от первого брака трех дочерей.
Так у трех братьев возникли три сводные сестры, а потом и родная, поскольку во втором браке Илач и Зулейха родили дочь Рабию.
А Махмут появился на свет 12 июля 1920 года в селе Кирюшкино Хвалынского уезда Саратовской губернии (позже Старокулаткинский район Ульяновской области). По словам сестры Рабии, он был добрым и отзывчивым. Любил бегать на Волгу, чтобы порыбачить или посидеть, вглядываясь вдаль и думая о чем-то заветном.
Со временем Махмут освоил профессию слесаря, работая старательно и умело. Его деповский коллега А. Тихонов впоследствии напишет, что и он, и Аипов трудились слесарями-автоматчиками. Махмут мечтал учиться дальше, полагая, что за железнодорожным транспортом большое будущее. А еще он ходил на занятия в кружок ОСОАВИАХИМа (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству – предшественник ДОСААФ).

Аипов2

Передовые рабочие вагонного депо ст. Батраки в 30-е гг. Кто-то из них мог работать с М. Аиповым

Когда началась Великая Отечественная война, двое старших сыновей из семьи Аиповых (Михаил и Алексей) ушли на фронт. Махмута в армию не брали – нужен в депо. Бывало, что он с коллегами сутками не выходил из него. «Работы, действительно, было много, – отмечал уже упоминавшийся А. Тихонов. – Беспрерывно шли составы с фронта и на фронт, их надо было обслуживать, а людей не хватало».
Так шли дни за днями: работа по 12-15 часов, короткий сон – и снова работа.
А в военкомате на заявлениях Аипова регулярно ставили слово «бронь». Но когда он пришел с похоронкой на брата Михаила, погибшего под Калинином, такую резолюцию военный комиссар ставить не стал. И в апреле 1942 года через Пролетарский райвоенкомат г. Куйбышева М. Аипова призвали служить в Красную Армию.
Уже в мае он участвовал в боях на Юго-Западном, а затем Сталинградском фронтах. В сентябре Махмут был ранен, но вскоре вернулся в строй. Год спустя он сражался на Южном, а затем 3-ем Украинском фронтах. А к весне 1944 года стал стрелком 8-й стрелковой роты 990-го стрелкового полка 230-й стрелковой дивизии 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта.
Рядовой Аипов воевал храбро и умело, громя вместе с боевыми товарищами немецких захватчиков. 17 апреля в боях на подступе к Севастополю он разведал расположение огневых средств противника. В схватке с группой гитлеровцев Махмут уничтожил двух вражеских солдат, был ранен, но сумел вернуться в часть и доставить ценные сведения. За это красноармейца Аипова наградили медалью «За отвагу».
В 1944 году он стал членом ВКП(б). В одном из боев того же года Махмут был тяжело ранен и попал в госпиталь. Здесь он встретил брата Алексея, тоже раненного, и поведал ему о кончине Михаила. (По словам Мафтуры Рафиковой, племянницы мачехи Аиповых, настоящее имя Михаила – Кашаф. Можно предположить, что и Алексей имел татарское имя). Алексея вскоре комиссовали, поскольку при выполнении приказа – разминировать мост – он попал под снаряд, выпущенный из замаскированного танка, и потерял руку.
А Махмут, как только стал выздоравливать, начал писать рапорты с просьбой послать его на фронт и добился желаемого. С октября он в составе своего полка участвовал в Варшаво-Познанской, Висло-Одерской операциях. Вскоре на гимнастерке красноармейца появилась вторая медаль «За отвагу».
Так вместе со своей дивизией он дошел до Берлина, где развернулись жесточайшие сражения с немцами. «В целом, бои за Берлин в памяти сливаются в один непрекращающийся ни днем, ни ночью бой: в домах, подвалах, на этажах, – писал впоследствии однополчанин Аипова Иван Аксинин. – Пятая стрелковая рота 2-го батальона 990-го полка к началу наступления на Берлин была укомплектована полностью, а к 8 мая вышли из боев всего семь человек».
В одном из боев по овладению пригородом Берлина Каульсдорфом, состоявшихся 22 апреля 1945
года, Махмут заменил выбывшего из строя наводчика пулемета и подавил вражескую огневую точку.
Будучи дважды раненым, он продолжал вести огонь до подхода подкрепления. Одно из ранений оказалось очень тяжелым, и от него в тот же день автоматчик Аипов скончался.
31 мая 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР рядовому Аипову Махмуту Ильячевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В наградном листе говорилось: «Своим героическим поступком Аипов содействовал успешному уничтожению врага и овладению столицей фашистской Германии…».
Махмут стал одним из десяти Героев Советского Союза 990-го стрелкового полка. Сам полк за успешное выполнение поставленных задач был награжден орденом Суворова 3-й степени. Такую же награду получила 230-я стрелковая дивизия, которой вместе с ее полками присвоили наименования «Берлинских».

Аипов3

Аипов (стоит) и фронтовой друг

Только в июле 1945 г. в село Костычи пришло письмо от командования части, из которого семья узнала, что Махмут погиб под Берлином и ему присвоено звание Героя Советского Союза. Вот выдержки из этого письма: «Уважаемая Зулейха Азизовна! …В составе нашей части красноармеец Аипов громил врагов на полях Украины, Молдавии, в Польше, в Берлине. В жесткой схватке на окраине Берлина он уничтожил 27 фашистских солдат и офицеров. Истекая кровью, он не допустил врагов, пытавшихся оттеснить наше подразделение…»
Вскоре Героя проводили в последний путь. Авторы некоторых публикаций пишут, что его похоронили в предместье Берлина. Это утверждение вызывает сомнения – ведь впереди еще были десять дней упорнейших городских боев.
По другим источникам, Махмута предали земле в германском городе Кюстрин (польское название – Костшин), который расположен в 60 км восточнее Берлина. (С 2003 года город называется по-другому – Костшин-на-Одре, ныне Любушское воеводство, Польша).
Второй вариант выглядит более убедительным, поскольку к концу марта 1945 года соединения 5-й ударной и 8-й гвардейской армий овладели Кюстрином и объединили занятую территорию в плацдарм шириной до 44 км и глубиной 7–10 км. Это было сделано несмотря на то, что, как писал генерал-полковник вермахта Гейнц Гудериан, немецкие части под Кюстрином «…с величайшей храбростью выполняли свой долг». В дальнейшем Кюстринский плацдарм сыграл важную роль в Берлинской наступательной операции. К 16 апреля для решающего движения на столицу Германии на плацдарме были сосредоточены главные силы 1-го Белорусского фронта. Понятно, что в конце апреля здесь можно было провести захоронение Аипова.
И копия донесения о безвозвратных потерях подтверждает это предположение. Документ гласит, что Махмут «похоронен в братской могиле на дивизионном кладбище в 500 метрах севернее г. Кюстрин на площади бывшего стадиона, в 150 метрах от шоссейной дороги, ведущей из Кюстрина в Мойдам (или Нойдам?) (Германия)».

Сестра Рабия

Сестра Рабия

Военное кладбище в г. Мендзыжеч

Военное кладбище в г. Мендзыжеч

Но на исходе войны этот город был уничтожен бомбардировками союзников. Видимо, поэтому в том же 1945 году Махмута перезахоронили в братской могиле на советском воинском кладбище, только что созданном в городе Мендзыжеч, на улице Вашкевича (ныне Любушское воеводство, Польша).
Но в августе 1947 года на заседании мендзыжецкого отдела Общества польско-советской дружбы
было принято решение об эксгумации останков погибших и создании нового военного кладбища. Место ему было выбрано в 1,5-2,0 км от г. Мендзыжеч, с левой стороны около шоссе, ведущего в Сквежину. Сюда до 17 марта 1948 года после завершения эксгумации был осуществлен перенос останков 451 советского воина из 36 населённых пунктов. Эти действия проводились и в последующие годы.
Так, 6 марта 1979 года на основании письма министерства государственного управления местной промышленностью и защиты окружающей среды ПНР были идентифицированы и преданы здесь земле останки Махмута Аипова. Сейчас на этом мемориале 2074 захороненных, из них известными числятся 1147 человек.
А всего в 648 захоронениях на территории Польши находятся останки 650 тысяч советских воинов. Путь к Победе отмечался могильными плитами, пирамидками со звездочкой, а то и просто безымянными бугорками земли.
Волжане не забывают своего Героя. К 50-летию Советской Армии в вагонном депо станции Октябрьск установили мемориальную доску, оформили стенды с материалами о его жизни и подвиге. Именем Аипова названы улица, на которой он жил, и школа № 11 в г. Октябрьске (в 1956 году поселки Батраки, Костычи, Первомайский и Правая Волга образовали самостоятельный населенный пункт – город Октябрьск). Также имя земляка три десятилетия носила пионерская дружина местной школы №30, и десять раз эта дружина признавалась правофланговой в городе. В школе № 11 есть свой музей с экспозицией о Махмуте. А на площади Славы в Самаре расположен памятный знак «Куйбышевцы – Герои Советского Союза», где выбита строчка про М.И. Аипова.
Биография и фотография героя размещены и в краеведческом музее Старокулаткинского района
Ульяновской области, куда часто приходят учащиеся, чтобы послушать рассказ экскурсовода об
Аипове. В поселке Старая Кулатка стоит обелиск 296 землякам, погибшим в Великой Отечественной войне. Имя Махмута высечено на нем.
А планом мероприятий по содействию Старокулаткинскому району в улучшении социально-экономической ситуации предусмотрена установка в райцентре бюста Героя Советского Союза Аипова Махмута Илачевича в рамках реализации мероприятий областной целевой программы.
В этом плане мероприятий использовано правильное отчество Махмута. Но встречаются еще три
варианта: Ильячевич, Ильячович и Ильясович. Официальный, видимо, такой – Ильячевич. По крайней мере, он использован в документе о присвоении ему звания Героя Советского Союза, и им следует руководствоваться, хотя он и странный для татарского глаза и уха. Видимо, в свое время «постаралась» паспортистка или армейский писарь.

Аипов7Аипов8Аипов9

Жительница симбирской земли Алия Мингачевна Зиновьева разместила в Интернете такие слова
про М.И. Аипова: «Это брат моей бабушки, и я очень им горжусь! Я собираю информацию для моих детей. Они должны знать свою историю». Да будет так!

Рашид ШАКИРОВ.

Журнал «Самарские татары».

Просмотров: 1329

2 комментариев

  1. Я внучка родной сестры Аипова Махмута-Зюгири Илачевны Шабуровой.И очень жаль,что так мало информации о нашей стороне,ведь бабушка фактически вырастила своего младшего брата,так как родная мама Махмута при его рождении умерла.Бабушки,к сожалению,уже как 10 лет нет,но она нам очень много рассказывала.А Алексея(брата Махмута) звали по-татарски Ахмет-абзи,его нет в живых уже 40 лет.Мама пытается добиться того,чтобы на его могиле был установлен достойный памятник.2 года назад она уже пыталась это сделать,но ей сказали,что он умер не в то время…

  2. О-о-оче-е-ень интересные публикации у Рашида Шакирова. Спасибо этому автору за такие увлекательные, познавательные очерки об интереснейших личностях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>